Rss

Я не нахожусь в сознании Кришны, я лишь на пути к нему

Вирья прабху – один из самых любимых наших проповедников, издавна приезжающих в Псков. Его приезды стали приятной традицией. Мы все восхищены этой удивительной личностью и его особыми, очень возвышенными качествами. Одними из свойств характера Вирьи прабху являются необыкновенная аккуратность, чистоплотность, уравновешенность и стремление все сделать самым совершенным образом. Чем бы он ни занимался, он все делает очень качественно и красиво. Можно получить большое удовольствие, наблюдая, как он поклоняется своим Божествам в форме шалаграма и говардхана-шил, с каким усердием и тщательностью он расписывает их каждое утро и проводит пуджу. Не менее интересно наблюдать, как Вирья прабху готовит. Он делает это также совершенно и искусно. Однажды мне довелось наблюдать, как во время пикника Вирья прабху готовил чапати. Из маленьких кусочков теста, замешанного тут же, в его руках рождались красивые лепешки правильной круглой формы. До сих пор я не могу понять, почему у него все получается таким красивым. Точно также он дает лекции – серьезно, вдумчиво, последовательно излагая свои мысли, и в этом есть какой-то особый вкус, особое настроение…

10 5

Вирья прабху

– Не могли бы Вы подробнее рассказать о том, как Вы столкнулись с учением Шрилы Прабхупады?

– В самом начале своей жизни я не имел никакой склонности к религии, мне это казалось чем-то очень далеким и неинтересным. В то время большинство из нас, к сожалению, получили атеистическое воспитание. В нашей семье тоже никто не интересовался вопросами веры, кроме моей бабушки, которая была очень набожной. Сначала она приняла православие, а потом перешла в баптистскую церковь. Я часто видел, как она молилась, какой у нее был сильный интерес к Богу и к Личности Иисуса Христа.

Однажды, вернувшись домой после долгого отсутствия (я учился в художественном училище), я увидел, что у нас появилось много книг на религиозные и философские темы с уклоном в христианство. Я начал просматривать эти книги, некоторые из них пытался читать, и сразу почувствовал, что идеи этих книг очень близки мне. Религиозные вопросы вдруг стали притягивать мой ум.

Через некоторое время из Питера на каникулы приехал мой самый лучший друг и привез с собой Бхагават-гиту. Это был самый первый человек, который рассказал мне о Кришне и философии Вед. Между нами разгорались жаркие споры, потому что я долго не мог принять то, что он говорил мне, так как к тому времени был уже стойким приверженцем христианской доктрины. Во многих спорах я даже лидировал, приводя больше аргументов в пользу того или иного утверждения.

В то время он очень привлекся сознанием Кришны и даже очень тесно дружил с Чайтаньей Чандрой Чараном прабху, с которым они вместе служили в пожарной части. Сейчас, к сожалению, мой друг отошел от Движения, надеюсь, что ненадолго…

Но тогда под его влиянием я прочитал полностью Бхагават-гиту, с каждой страницей делая для себя все новые и новые открытия.

В то время книг по восточным религиозным практикам было очень мало, и поэтому я жадно впитывал все прочитанное. Мне было интересно, и в общем я понимал изложенную в книге философию, хотя некоторые термины меня смущали, я так и не смог их понять. Например, текст маха-мантры вызывал у меня непонимание, также такие слова как «прана», «имперсональный», «трансцендентальный» вызывали некоторое недоумение.

Потом друг уехал, и я на три года забыл про Бхагават-гиту. И лишь когда я переехал жить в Питер и снова начал общаться с ним, эти забытые темы снова стали всплывать в наших разговорах…

Я помню свою первую встречу с преданными. Мы с друзьями как-то приехали в вегетарианское кафе «Говинда», и на меня все в этом кафе произвело большое впечатление. По крайней мере, меня снова и снова тянуло туда приезжать. В то время в кафе проводились утренняя и вечерняя программы, которые состояли из киртана, лекции и ответов на вопросы прихожан. Кафе было чем-то вроде храма для нас.

Я начал изучать вайшнавскую литературу и постепенно проникался ее идеями. Мне очень нравилось слушать лекции, хотя многое из того, что там говорили, я не мог до конца понять. Также мне трудно было связать все услышанное в одну стройную и логическую систему.

В то время события моей жизни сложились таким образом, что мне нужно было сделать выбор – либо искусство и общение с моими друзьями, связанными с искусством, либо сознание Кришны. Это выбор потребовал от меня больших сил, мужества и, конечно, отречения. Я выбрал сознание Кришны. В тот момент я понял, что видимо, это моя судьба. Все больше я чувствовал себя близким к этой философии и к этому образу жизни.

И следующим моим шагом к сознанию Кришны стала возможность жизнь в ашраме, куда меня пригласили преданные. Это уже было больше, чем простое любопытство и посещение лекций в кафе. Это была уже настоящая, серьезная жизнь монаха, практикующего бхакти-йогу.

– И Вы решили жить в ашраме?

– Это был первый ашрам в черте города, потому что храм в то время находился за городом. В то время ашрам назывался «Ананда-ашрам». Преданные, жившие на этой квартире, каждое утро приезжали за город, в храм, и занимались там преданным служением. Впоследствии эта квартира стала ашрамом санкиртаны.

Как только я поселился в ашраме, я начал повторять 16 кругов мантры и соблюдать регулирующие принципы. И продолжаю это делать до сих пор.

– Неужели у Вас не было никаких сомнений или метаний?

– Единственной трудностью было принять ту концепцию Бога, которую дает вайшнавская философия, потому что до знакомства с сознанием Кришны у меня уже сложилось свое представление о Боге, которое не так легко было изменить. Но постепенно и эта проблема как-то легко решилась…

В течение всего моего пребывания в движении я постоянно искал ответ на вопрос, как примирить эти две разные философии – христианство и учение Шрилы Прабхупады, я постоянно пытался найти точки соприкосновения этих культур. Не знаю, почему, но это было очень важным для меня. Я очень хотел понять, кем является Иисус Христос, и с течением времени этот вопрос также для меня разъяснился.

– Вы знаете, я тоже пыталась понять в свое время эти проблемы. Не могли бы Вы сказать, кто же все-таки такой – Иисус Христос?

– Я исследовал это вопрос и пришел к выводу, что Иисус – шакти-авеша-аватара Господа Нарайаны, Он явился к нам из духовного мира с определенной миссией, о которой говорится в священных писаниях. После того, как я нашел информацию о Христе в Ведах, мое внутреннее состояние стало более гармоничным, я устранил все кажущиеся философские противоречия и успокоился.

— Сколько лет Вы находитесь в сознании Кришны?

– Я еще пока не нахожусь в сознании Кришны, я лишь на пути к нему, потому что сознание Кришны – это когда человек достигает духовного совершенства. Это наша цель, к которой мы стремимся.

Но если говорить о том, когда я пришел в движение сознания Кришны, то это случилось 13 лет назад. Вы знаете, это время пролетело как одна минута…

Помню, я когда-то читал воспоминания о жизни одного монаха, который 50 лет прожил в монастыре, так вот, он писал, что эти 50 лет пролетели как 50 дней. И я понял, что время – это очень удивительная вещь, которую не так-то легко понять и познать…

– Расскажите о становлении Псковской ятры. Говорят, Вы приняли в этом очень активное участие.

– Я впервые приехал в Псков в середине или конце 90-х годов, точно не помню. Меня сопровождала большая машина с книгами, которые мы собирались здесь распространить. В Пскове была квартира Врикодары прабху, где собирались преданные, и в этой квартире мы жили. Помню, мы проснулись утром, привели себя в порядок и решили открыть алтарь, чтобы провести службу. Открываем и чуть не падаем в обморок от удивления – на алтаре стоят Божества Шри-Шри Гаура-Нитай.

В те времена отношение к Божествам было особенным. Домашних Божеств почти не было, были только храмовые, доступ к которым тоже был несколько ограничен, потому что в храме существует строгий распорядок на этот счет. Какую-то часть дня Божества обычно закрыты, и лицезреть Их можно лишь в специально отведенное время. А тут Божества прямо перед нами на алтаре стоят! Было чему удивиться… Нам даже никто не сказал, что в Пскове есть Божества. Видимо, кто-то из путешествующих преданных оставил Их, или правильно говоря, «уложил спать».

Мы распространяли в Пскове книги и поклонялись Божествам: пели для них утреннее арати, предлагали бхогу, а потом шли на санкиртану. Так прошел месяц. Поскольку именно мне приходилось готовить для Божеств, я привязался к Ним и перед отъездом молился, прося Их о том, что если Они хотят, то могут когда-нибудь снова пригласить меня в Псков служить Им.

Через год в Санкт-Петербурге преданные стали разрабатывать проповедническую программу, которая была одобрена Чайтаньей Чандрой Чараном прабху, и одним из перспективных направлений этой программы стал Псков. В то время здесь уже были преданные, которые довольно-таки давно занимались духовной практикой, мы с ними познакомились, и впоследствии я стал приезжать в этот город примерно раз в два месяца.

Мы проводили программы, изучали священные писания, разбирали тонкости различных моментов духовной практики. Лекции длились очень долго. Для меня было обычным делом дать лекцию на 5 часов! Чуть позже мы организовали приезд в Псков старших преданных, первым из которых стал Чайтанья Чандра Чаран прабху

Я помню, что мне очень нравилось приезжать в Псков, общаться с преданными, помогать им в решении каких-то проблем, изучать с ними философию… Это давало мне особый вкус к преданному служению, помогало мне лично духовно прогрессировать.

– Как Вы встретились со своим духовным учителем?

– Помню, когда к нам в Питер приехал Гопал Кришна Госвами, я бывал на его лекциях и очень внимательно слушал все, что он говорит. Когда гуру уезжал, и мы все провожали его, в какой-то момент я ощутил острое чувство разлуки. Это чувство я помню до сих пор. Думаю, что Параматма каждому подсказывает, кто является его духовным учителем, нужно просто прислушиваться к себе и доверять подобным ощущениям.

Когда Гопал Кришна Госвами приехал во второй раз, я уже общался с его учениками. Как правило, если преданный начинает общаться с учениками какого-либо духовного учителя, он впоследствии становится тоже его учеником. Это происходит потому, что преданный начинает много слушать о духовном учителе и постепенно в его сердце пробуждается любовь к нему.

– Я слышала, что Вы готовите Махараджам, которые приезжают в Санкт-Петербург.

– Да, так случилось, что я стал по воле судьбы этим заниматься. Когда мы жили в ашраме, нам приходилось самим готовить себе пищу, поэтому я приобрел некоторый опыт в этом деле.

Первый Махарадж, для которого я готовил, был Джаяпатака Свами. Я не должен был для него готовить, но ситуация сложилась таким образом, что готовить было некому, поэтому попросили меня. Я даже не мог отказаться…

У меня были считанные часы, чтобы все успеть. Я купил продуктов и приехал на квартиру, куда должны были привезти Махараджа. Я напряг все свои способности и приготовил, на мой взгляд, неплохой прасад. Это было все, на что я был способен в данный момент. Я не знаю мнение самого Махараджа о моей работе, но в то время он был один из таких духовных учителей, который обладал особым вкусом в отношении прасада, и этот вкус могли удовлетворить только немногие слуги.

Для меня этот опыт стал особым благословением и особой милостью. Впоследствии возникла необходимость в том, чтобы кто-то в нашем городе выполнял такое служение, и так уж получилось, что это поручили мне.

– Многие питерские преданные очень хвалят хлеб, который Вы печете.

– Обязанность преданных – кормить людей прасадом. Также в священных писаниях сказано, что злаки –основная пища для всех живых существ. Поэтому я стал печь хлеб. Сначала я пек хлеб на дрожжах, а потом узнал, что дрожжи – не очень благоприятный продукт. Через некоторое время один преданный поделился со мной рецептом бездрожжевого хлеба, по которому готовит его жена. Этот хлеб нам очень понравился, и вот уже два года я использую его. Секрет особого вкуса этого хлеба заключается в том, что муку для него я смалываю сам на небольшой мельнице. Хлеб, испеченный из свежей муки, очень сильно отличается от обычного хлеба. Он приятнее на вкус, к тому же такой хлеб дает человеку силу и здоровье.

– Расскажите о том, как Вы поклоняетесь своим шилам.

– У меня индивидуальное, не очень строгое поклонение, которое отличается от того, что мы можем видеть в храмах. Тем не менее, у меня есть свой стандарт, который не привязан к определенному времени – все зависит от обстоятельств. Также я стараюсь придерживаться высоких правил чистоты при поклонении.

Каждое утро я провожу абхишеку и пуджу, во время которой предлагаю Божествам 16 предметов. Это занимает около полутора часов.

Поклонение Божествам мне очень многое дает. Если каждый день совершать одни и те же действия, связанные с поклонением Богу, действия, которые требуют определенного внутреннего настроя, чистоты, внимательности и пунктуальности, то это очень помогает нам глубже соприкоснуться с традицией. Поклонение Божествам в соответствии с традиционными правилами очищает наше сердце и позволяет нам осознать свои отношения Богом.

– Почему Вы выбрали именно такую форму Божества?

– Первые Божества, в которых я почему-то увидел проявленную форму Бога, были Канай и Балай – говардхана-шилы Мадана Мохана прабху Я увидел в этих Божествах особое настроение и необыкновенную красоту. Я видел, что это живые Личности. Я очень внимательно рассматривал эти Божества и замечал, что у Них меняется выражение лица и каждый день Они совершенно разные.

Странно, что до этого я каждый день видел на алтаре Шри-Шри Гаура-Нитай, но почему-то Кришна не проявился для меня через Них…

И вообще я никогда не мечтал иметь свои Божества и поклоняться Им. Тем не менее, уезжая из Джаганнатха-Пури, я увозил с собой Радху и Кришну – очень изящные и очень хрупкие, сделанные из известняка, формы Божеств. Правда, у Них был недостаток – Они были выполнены по-разному: Кришна был объемным, а Радха была сделана в виде рельефа. Позже я оставил эти Божества во Вриндаване.

В Майапуре, на даршане у своего духовного учителя я попросил у него разрешения поклоняться Божествам. Он спросил, каким Божествам я хотел бы поклоняться. Я подумал и ответил, что хотел бы поклоняться шилам, имея ввиду говархана-шилы. Гопал Кришна Госвами сам поклоняется шилам, и его Божества меня очень привлекали.

Чуть позже, во Вриндаване мне подарили говардхана-шилу, но это было не так уж легко, мне пришлось много усилий приложить, расспрашивая преданных, кто бы мог дать мне такую шилу.

Сейчас у меня 13 форм Божеств в форме шил, из них 11 – шалаграма-шилы. Когда у меня появилась самая первая шалаграма-шила, я пришел с ней к Аиндре прабху, попросив его дать имя этому Божеству. Аиндра прабху назвал шилу Мадана Гопал. Строго говоря, это даже не шила, это определенное проявленное Божество Гопала в форме шалаграма. Я помню, Аиндра прабху с большим интересом рассматривал эту шилу, а потом сказал, что у него тоже есть такое Божество Гопала. Он раскрыл мешочек, который висел у него на груди, и показал мне шилу. Он сказал, что невозможно упасть в майю, имея такую шилу. В священных писаниях сказано, что Божество Гопала в форме шилы дает благословение обрести любовь к Богу, и если человек будет поклоняться этой шиле и заниматься серьезно духовной практикой в течение всей жизни, эта жизнь станет для него последней…

Записала Говинда Нандини деви даси

История о смирении

Однажды зимой Святой Франциск Аcизский шел с Братом Львом из Перузы к Порционкюлю, было так холодно, что они дрожали от стужи. Франциск позвал Льва, который шел впереди и сказал ему:

– О, Брат Лев, дай Бог, чтобы наши братья подавали по всей земле пример святой жизни: запиши, однако, что ни в этом радость совершенная.

Пройдя немного далее, Франциск опять позвал Льва и сказал:

– И запиши еще, Брат Лев, что если наши братья будут исцелять больных, изгонять бесов, будут делать слепых зрячими или будут воскрешать умерших – запиши, что и в этом не будет радости совершенной.

И пройдя еще далее, Франциск опять сказал Льву:
— Запиши еще, Брат Лев, что если бы наши братья знали все языки, все науки и все писания, если бы они пророчествовали не только про будущее, но знали бы все тайны совести души – запиши, что и в этом нет радости совершенной.

28 12

Пройдя еще далее, Франциск опят позвал Льва и сказал:

– И еще запиши, Брат Лев, овечка Божья, что если бы мы научились говорить на языках ангельских, если бы узнали течение звезд и если бы нам открылись все клады земли и мы познали бы все тайны жизни птиц, рыб, всех животных, людей, деревьев, камней, вод – запиши, что и это не было бы радостью совершенной.

И пройдя еще немного, Франциск опять позвал Брата Льва и сказал ему:

– Запиши еще, что если бы мы были такими проповедниками, что обратили бы всех язычников в веру Христа – запиши, что и в этом не было бы радости совершенной.

Тогда Брат Лев спросил Франциска.

– В чем же, Брат Франциск, радость совершенная?

И Франциск отвечал:

– А вот в чем. В том, что если когда мы прибудем в Порционкюль, грязные, мокрые, окоченелые от холода и голодные, попросимся пустить нас, а привратник скажет нам: «Что вы, бродяги, шатаетесь по свету, соблазняете народ, крадете милостыню бедных людей, убирайтесь отсюда!» – и не отворит нам. И если мы тогда не обидимся и со смирением и любовью подумаем, что привратник прав, и мокрые, холодные и голодные пробудем в снегу и в воде до утра без ропота на привратника – тогда, Брат Лев, только тогда будет радость совершенная.

История о могуществе преданного служения

На одной из лекций Е.С. Бхакти Чайтанья Свами говорил о том, что Кришна ценит даже самое мельчайшее служение. Махарадж рассказал интересную историю.

На свете жил один очень богатый, влиятельный человек. Он был довольно большим негодяем, с материалистичным складом ума и большим багажом грехов в своей жизни. Но, несмотря на греховные привычки, каким-то образом ему удалось услышать и сохранить в памяти, что необходимо в момент смерти повторять Харе Кришна. Это нисколько не повлияло на его привычки при жизни, но когда, наконец, пришло время смерти, он позвал своего слугу и попросил: «Немедленно беги в храм Харе Кришна в таком-то районе и принеси мне четки, я буду повторять Харе Кришна! Да поторапливайся!» Слуга побежал так быстро, как мог, в этот храм и купил там четки. Без задержки он отправился обратно к своему хозяину и вбежал в его комнату со словами: «Вот ваши четки, повторяйте Харе Кришна»… Но увы – босс был мертв уже целую минуту!

А в это время на Ямалоке спорили Ямарадж со своим секретарем. Секретарь был настроен очень решительно, – настолько грешен был умерший, что не возникало никаких сомнений о его «загробном» будущем. Безусловно, его ждал ад – так считал секретарь, он так и сказал: «Ага, вот еще один негодяй – пускай идет в ад!» Но Ямарадж ответил: «Ничего подобного. Этот человек получает освобождение.» Секретарь даже не поверил: «Как же так? Ведь он столько совершил грехов в этой жизни, о каком освобождении тут можно говорить?» Но Ямарадж настаивал: «Может быть, но в момент смерти-то он повторил Харе Кришна». Тут секретарь не мог согласиться: «Так-то оно так, да вот только он не произнес, а почти произнес! А это не считается!» Однако, Ямарадж стоял на своем: «Ну, может, он и не произнес, а почти произнес, какая разница, ведь он так хотел воспевать в момент смерти!» Так и получил освобождение этот человек. Даже такое маленькое служение, как желание воспевать в момент смерти, тоже учитывается при подведении итогов нашей жизни.

Деваршират дас, г. Великий Новгород

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No28, март 2007

Якутск захлестнуло чистой волной сознания Кришны

Проповедь понемногу набирала ход. И в один из февральских дней 1995 года у меня взяла интервью известная и «матерая» журналистка. Интервью получилось очень теплым. Его успешно опубликовали, и она предложила мне стать главным героем в ее телепрограмме – прямой эфир на час, очень хорошее время в воскресенье. А если еще учесть, что была зима, жуткий мороз и люди сидели дома, то это была большая удача.
Итак, я отправился в условленное время в студию. Зашел в гримерку, мне принесли утюг, и я стал гладить курту.
Вдруг слышу за дверью гул, который приближается и оказывается на деле какой то достаточно скандальной перепалкой. Я стою к двери спиной – дверь с грохотом распахивается, и в гримерку врываются две решительно настроенные тетушки (это я краем глаза наблюдаю), за ними вбегает растерянная ведущая и еще кто-то – хотят их схватить.

Оборачиваюсь. В меня впиваются две пары горящих аки угли глаз – пауза, молчание, и одна женщина разочарованно выдыхает: «Нет. Не он». В очередной раз я почувствовал себя дваждырожденным.

«Харе Кришна! – говорю. – Что происходит»?

Оказалось, что тети – родственницы жертвы Ашутоши, которая от его «проповедей» в Якутске спятила и начала чудить со своим ребенком. Из-за этого было много шума. Этим женщинам кто-то сказал, что будет передача, они прошли через знакомых, думая, что снова приехал Ашутоша, и замыслили расправу.

Через пять минут начинался эфир, и я увидел сомнения в глазах журналистки (еще и начальство подошло – советуются, думают) и предложил открыто обсудить тему в студии. Они согласились. Это был удачный ход, как показало развитие событий. В результате получилось шикарное шоу: вопросы, ответы, я показывал книги, повторяя: «Не ищите дешевых самодеятельных «гуру» типа упомянутого персонажа, которые создают проблемы людям, вместо того чтобы их решать». Все так погрузились, что эфир затянулся на 20 минут дольше отведенного времени. Жаль только, что по техническим причинам телезрителям не удалось звонить в студию и задавать вопросы. Мне потом работники телевидения говорили, что люди звонили и хорошо отзывались о программе. По их оценкам, этот прямой эфир смотрели как минимум полмиллиона человек по всей Якутии. В то время в Якутии было всего четыре канала, а в районах республики – два канала.

После эфира меня дожидалась одна из врывавшихся женщин. Она извинилась, мы хорошо с ней поговорили и расстались почти друзьями. Спустя годы она приходила несколько раз к нам на программы. Это было хорошим уроком – непонимание и проблемы с людьми должны обсуждаться. Я сел в автобус и обнаружил, что пассажиры – женщины разного возраста – ведут бурный разговор о программе в целом и моей персоне в частности. Обсуждение крутилось вокруг фразы «молодой, красивый умный парень – че ударился в это?» Я подумал, что лучшей наградой за усилия будет когда-нибудь через много лет услышать о себе: «Старый уже, ноги еле таскает, а все этой кришнаитской дурью мается».

Особое место занимала борьба с так называемыми антикультистами. Все началось с того, что у нас появилась возможность регулярно печатать в газетах откровенно проповеднические материалы.

28 11

Моя жена работала в редакции одной из популярнейших республиканских газет. Дело было еще до дефолта – газеты были толстые, типа альманахов, и при этом доступные. С редактором были чудесные отношения, это был достаточно известный в Якутии человек, настоящий профессионал и суперпиарщик. Поскольку газета толстая – нужно много материалов. Материалы пишут авторы, авторы любят гонорары, это бьет по бюджету, а бюджет любит ходить не битый.

Это комплекс внешних причин (о настоящей причине всех причин все уже догадались) привел к предложению регулярно печатать материалы о сознании Кришны и сопутствующих темах. Что мы и стали совершенно бескорыстно практиковать. Естественно, мы не забывали и другие издания – благо все основные и даже не основные редакции находились в одном здании – Доме Печати. То есть под боком.

Личное обаяние делало свое дело, росла и крепла профессиональная солидарность – это была такая тусовка, где все друг друга знали и дружили между собой.

Город и республику захлестнуло этой чистой волной. Началось противодействие. Первым был некий приправославный персонаж, создавший патриотический молодежный клуб. Он начал деятельность с публикации статей в третьеразрядных городских газетах, в одной из которых он опрометчиво задел ИСККОН. Постепенно при поддержке местных иерархов РПЦ он стал буквально ломиться в главные газеты республики, но тут у него возникла проблема. Он договорился с правительственной газетой о публикации своего пасквиля. Однако то, что он счел своим успехом, было началом его конца.

До сих пор я его игнорировал, ибо отвечать на заметки в боевых листках, которые при тираже в тысячу экземпляров читают от силы 100 человек – это себя не уважать. Дальше события разворачивались стремительно. Я написал открытое письмо от имени читателей газеты с аргументированной просьбой оградить просвещенное население от сомнительных дельцов, сеющих раздор в нашем строящемся демократическом обществе. Вместе с друзьями из протестантской церкви «Слово жизни» мы собрали достаточное количество подписей, и документ был доставлен редактору. Текст его так вдохновил, что он сам готов был подписаться и очень сожалел о своей неразборчивости при публикации «патриота».
Письмо опубликовали. Вдогонку я написал статью о сущности людей, скрывающихся под масками борцов с сектами.

Эффект был мощный. Следует учитывать специфику остаточного советского менталитета – все написанное в Главной Газете не может быть неправильным. И это сработало. Этот человек побежал по редакциям, и везде его ждало одно разочарование. Параллельно он был жестоко бит в теледебатах Юрой Вдовенко – пастором «Слова Жизни». Я там тоже высказывался – в роли этакого эксперта.

Агонией стал вызов «этих кришнаитов» на дуэль на страницах одной из недружественных газет, но мы решили не принимать в дуэли участия. Просто сходили с Юрой к редактору, и при помощи наглядных пособий – Конституции, Закона о печати, решения суда по иску к одной иркутской газете – объяснили ему, что если еще такое повторится, его газета будет иметь большие проблемы. Только через 7 лет после этого издание осмелилось робко и с оговорками затронуть тему пресловутых «сект».

Через несколько месяцев незадачливый карьерист – «антикультист» уехал из Якутии. Это была большая, но не окончательная победа.
Вскоре был брошен новый вызов от нового деятеля…
(Продолжение следует)

http://nilacala.ru

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No28, март 2007

Немного о вайшнавском этикете

Дорогие преданные, недавно я начала слушать семинар Шри Джишну прабху «Основы вайшнавской культуры». Этот семинар просто потряс меня и перевернул все мои представления о духовной жизни. Я будто начала жить заново, открывая для себя новые истины и новые цели. Мне бы хотелось немного поделиться с Вами реализациями, которые я получила в процессе слушания семинара. Я начну в этом номере и продолжу в следующих. Все написанное ниже – это не семинар в том виде, в каком его дает Шри Джишну прабху, а, скорее, пересказ отдельных, не всегда логически последовательных моментов в моей интерпретации. Надеюсь, Вы получите удовольствие – такое же, какой получила я.

Вайшнавский этикет – украшение преданного. Господь Чайтанья любил, когда преданные следуют вайшнавскому этикету. Вайшнавский этикет состоит из множества различных правил, но сутью всех правил является третья шлока из «Шикшаштаки»: Тринад апи суничена… Стать смиреннее травы, валяющейся на дороге и терпеливее дерева, оказывать почтение всем живым существам и не требовать почтения к себе. Только в таком состоянии можно все время повторять святые имена Бога. Итак, сутью всех правил вайшнавского этикета является смирение. Смирение – корень всех вайшнавских качеств. Без смирения нам не обрести любви к Богу и не вернуться домой, в духовный мир. Но в чем суть смирения и как обрести его? Как распознать человека, обладающего этим качеством? Смиренный человек начисто лишен гордости. Он считает других преданных выше себя и сознательно занимает по отношению к ним более низкое положение. И это не поза, он искренне считает себя самым падшим.

В первое время прихода в движение сознания Кришны большинство преданных видят себя очень возвышенными личностями, почти садху. Это ложный энтузиазм неофита. Это нормально, многие проходят через это. Проходит время, Кришна показывает, кто мы такие на самом деле, могут пройти годы и десятки лет, и наконец, наступает момент, когда преданный с ужасом осознает, что он вовсе не чистый преданный. Он смиряется с этой мыслью и думает: «Я пока не уттама адхикари, я просто продвинутый преданный, находящийся на уровне мадхьямы». Может еще много времени пройти, в течение которого Кришна разбивает и эту ложную уверенность.

И тогда преданный понимает, что он обычный каништха, что до мадхьямы ему как до Луны. Это делает его еще более смиренным. Но проходит еще время, и преданный с ужасом осознает, что он даже не достиг уровня каништхи, потому что каништха – очень высокая ступень. Одним из качеств каништхи является то, что он видит в Божестве Самого Бога. Можем ли мы сказать, что мы именно так относимся к Божествам? Итак, преданный понимает, что он на самом деле – никто, он обычная падшая джива, которая просто хочет вернуться домой к Богу, но не может в силу своей обусловленной природы.

Именно с этого момента начинается духовная жизнь преданного. Когда с него спадают все тонкие материальные самоотождествления, тогда начинается его духовный прогресс. Смирение – это когда мы других считаем лучше и достойнее себя. Когда мы занимаем положение слуги по отношению к другим духовным людям и по отношению ко всем дживам. Соответственно меняется поведение такого человека. Смиренный преданный никогда никого не критикует и вообще не обсуждает поведение и поступки других, если у него нет на это особый полномочий (например, он не является гуру или президентом храма). Крититка, обсуждение других, так называемый анализ их поступков и слов – замаскированная агрессия. Мы недовольны тем или иным человеком – это следствие зависти и гордости, то есть материальной обусловленности. Смиренный человек не считает себя господином материальной природы. Он считает себя слугой. Он не обижается на замечания других, а воспринимает их как милость Господа, благодаря которой он может увидеть свои недостатки и исправить их.

Агрессия – это природа наслаждающегося в материальном мире. Тот, кто считает себя господином – всегда агрессор, и никакого отношения к духовной жизни такой человек не имеет.

Смиренный человек всегда всем доволен. А чего ему не быть довольным? Он слуга, а не господин. Слуге легче живется – служи все. Сложнее приходится господину, которому нужно много чего контролировать, слуга же освобожден от этих обязанностей. Освобожден… Он уже освобожденная личность.

Смиренный человек всегда служит всем остальным. Это уже сознание духовного мира. В духовном мире идет соревнование – кто сможет послужить другим больше всех, кто займет самое низкое положение по отношению к другим и продвинет других ближе к Кришне.

С менталитетом наслаждающегося в духовный мир не войти… Смиренный человек знает, что наслаждающийся – Кришна. Смиренный человек знает, что он сам по себе ничего не значит, все зависит от Кришны, и результаты всех действий принадлежат Ему.

Как стать смиренным? Это трудно, но возможно. Первый шаг к смирению – нужно очень хотеть обрести его. Второй шаг – начать искренне служить преданным и всем живым существам. В искреннем служении растворяются зависть и гордость.

Третий шаг – работать над собой, очень усиленно работать, в поте лица своего. Изучить вайшнавский этикет и начать исполнять его, помня о его главном правиле. Даже если человеку не хочется следовать этикету, он может это делать из чувства долга, даже такое следование очистит его и в конце – концов, даст вкус к этому занятию. Следование вайшнавскому этикету можно назвать одной из форм преданного служения. Кришна очень доволен таким преданным.

Даже формальное следование этикету поможет нам в том, что мы очистим свое сердце. Этикет на уровне вайдхи очень хорош, и постепенно придет вкус к следованию правилам вайшнавского этикета. Это сейчас этикет нам кажется невкусным, потому что мы все больны в этом мире. Больны желтухой гордости. На нашем языке желчь которая не мешает нам ощутить нектар Кришны. Нам дают лекарства – повторение святого имени и служение преданным, и эти лекарства, сладчайшие от природы, кажутся нам хуже горькой редьки. Это еще раз доказывает всю серьезность и запущенность нашей болезни. Но мы можем выкарабкаться, можем. Мы просто должны принимать эти лекарства, какими горькими бы они ни казались. Повторять святое имя без оскорблений, в смиренном состоянии ума. А смиренное состояние ума культивировать служением вайшнавам. Да, будет горько, временами захочется выплюнуть это лекарство, но с течением времени мы начнем понемногу ощущать капельки нектара на своем языке, а потом наш рот заполнит сладкая волна, и мы не сможем оторваться от святого имени, мы будем любить преданных и служить им всем сердцем. Вот тогда мы обретем Кришну. По-настоящему разумные люди не стремятся ни к чему помимо этого…

Работа над качеством смирения предполагает также отказ от критики, оценки и обсуждения качеств других духовных людей. Если мы считаем себя хуже всех, то как мы можем кого-то обсуждать? Мы можем только прославлять качества других личностей и не видеть их недостатков. Также смиренный человек никогда не спорит и не выясняет отношения. Потому что когда мы спорим, тем самым мы считаем другого неправым, а значит, мы считаем себя выше. Это опять-таки гордость. Можно остаться при своем мнении, не задевая эго другого человека.

Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур попросил инициацию у Гауракишоры даса Бабаджи, которой никому не давал инициации. А ему дал. И прошептал ему на ухо секретную мантру, которая поможет ему понять свою духовную сварупу и войти в вечные игры Радхи и Кришы во Вриндаване. Он прошептал следующее:

тринад апи суничена
тарор апи сахишнуна
аманена манадена
киртаниях сада харих

«Святые имена Господа следует повторять в смиренном состоянии ума, считая себя ниже соломы, валяющейся на дороге. Нужно стать терпеливее дерева, полностью освободиться от чувства ложного престижа и всегда быть готовым оказать почтение другим. Только в таком состоянии ума можно повторять святое имя Господа постоянно».

Этот стих нужно понимать буквально. Считать себя ниже соломы – это высшая ступень духовности. Это уже уровень освобождения от обусловленности, состояние освобождения. Это наша цель и наш метод.

Гауракишора даса Бабаджи дал своему ученику наставление медитировать на эту мантру и стремиться достичь состояния, которое в ней описано. Эта мантра открывает двери в духовную реальность.

Мы часто говорим: вот, как тяжко в материальном мире, здесь столько проблем, скорее бы в духовный мир, там будет здорово и т. д. Но духовный мир – это не просто какое-то географическое место во Вселенной, духовный мир – это состояние сознания. Человек, который считает себя слугой всех джив, который ощущает себя ниже всех, уже находится в духовном мире. Для него это уже реальность.

Единственная преграда, которая отделяет духовный мир от материального – это наша гордыня. Смирение же – это мост между материальным и духовным миром.

Работа над собой по семинару Шри Джишну прабху – увлекательное занятие! Можете мне поверить.

Говинда Нандини деви даси

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No10, август 2005

Сознание Кришны – огромный бриллиант, переливающийся разными цветами

Махадев прабху – частый гость в нашем городе. Он очень любит распространять книги Шрилы Прабхупады, и его можно частенько встретить где-нибудь в центре города с большой тяжелой сумкой, наполненной книгами. Он также с большим удовольствием дает лекции по философии сознания Кришны для наших преданных. Он очень добрый, простой и искренний человек, с которым легко общаться и у которого очень многому можно поучиться. Давно мы хотели взять интервью у Махадева прабху, и, наконец, нам представилась такая возможность…

13 4

– Как Вы пришли в Сознание Кришны?

– С сознанием Кришны я познакомился в 1991 году. В то время я был студентом ветеринарной академии в Витебске. После успешной сдачи первой сессии отправился в Санкт-Петербург, потому что этот город мне всегда нравился, и я решил провести там каникулы. Мне было сделано предсказание, что через полгода я откажусь от всего, к чему так стремился. Я был очень удивлен, потому что пределом моих мечтаний было учиться, закончить академию, заниматься научной работой. Поэтому это предсказание казалось неправдоподобным…

13 5

Когда я приехал в Санкт-Петербург, меня поразило, что на Невском проспекте было много столиков, на которых продавали книги Шрилы Прабхупады. Первая книга, которую я увидел, была «Шри Ишопанишад». Я не купил ее, просто долго топтался возле столиков. Через день приехал мой друг, который интересовался йогой, и я рассказал ему о книгах. Мы подошли к столикам, долго разговаривали с продавцами, нам было очень интересно. Потом мы узнали, что есть кафе «Говинда», пошли туда и нас накормили там бесплатно прасадом. Меня это тогда больше всего поразило. Я подумал, что за этим стоит что-то очень серьезное, раз люди так бескорыстно поступают. Мы провели три или четыре дня в Санкт-Петербурге. Перед отъездом купили Бхагавад-гиту. Оставшиеся каникулы я читал эту книгу и решил отдать деньги за нее другу, чтобы она была только моей. Она мне очень нравилась. Через два месяца мы опять поехали в Санкт-Петербург и попали на лекцию Прабхавишну Махараджа. Чем больше я общался с преданными, тем больше понимал, что это мое, родное, близкое. Потом мы вернулись в Витебск, пригласили минских преданных и провели большой фестиваль 6 мая. С тех пор я стал распространять книги. После института я шел каждый вечер на улицу, и мы со столиков распространяли книги Шрилы Прабхупады. Была сессия, но, несмотря на то, что я не готовился, все экзамены сдавал на «отлично». Сокурсники были удивлены, а я объяснял им, что эти книги приносят счастье, и они покупали их.

– Вы 14 лет распространяли книги?

– Нет, по большей части я был занят административной деятельностью, но первые пять лет я распространял книги. Я не постоянно распространял книги. Я жил в ашраме и больше занимался тем, что вдохновлял других распространять книги, больше занимался обучением, вдохновением, воспитанием.

– Как Вы ушли жить в ашрам?

– Месяцев через девять я сказал своей матери, что хочу жить отдельно, с другими преданными, и мать очень позитивно отнеслась к этому. У нас была однокомнатная квартира, мы жили там. Мы были первыми преданными в Витебске. Какое-то время я продолжал учиться в институте, но потом оставил его. Так сбылось предсказание – я оставил все научные изыскания и полностью посвятил себя сознанию Кришны. Мы проводили какие-то программы, распространяли книги, в общем, жили очень насыщенной жизнью в сознании Кришны.

– Как Вы выбрали своего гуру?

– Это длинная история. До 1998 года я был учеником Харикеши прабху. Я получил инициацию в 1993 году, и после того как Харикеша прабху оставил ИСККОН, я очень долго думал, к кому же мне обратиться за прибежищем. Все происходит только по милости Кришны. Именно Кришна все устраивает. Так получилось, что еще по дороге на Дивноморский фестиваль мы познакомились со слугой Шиварамы Свами из Венгрии. В то время Шиварама Махарадж исследовал вопрос гуру-таттвы, и у меня было сильное желание задать ему некоторые вопросы. Встречи были удивительные. Мы встречались с Гуру Махараджем в течение четырех дней по три-четыре раза в день. Задавали ему вопросы, пытались разобраться, нужно ли нам принять только шикша-гуру или нужен еще и дикша-гуру. Махарадж ответил: «Лучше делать так, как вы хотите». А мы утром одно хотели, вечером совсем другое, и, в конце концов, мы на четвертый день определились и решили принять дикшу у Шиварамы Свами. У Махараджа тогда не было учеников в России, и вечером он сказал: «Хорошо, завтра вы получите инициацию». Ниранджана Свами дал нам рекомендацию, больше некому было. Затем рано утром Гуру Махарадж пригласил нас к себе и в близкой, личной обстановке дал нам посвящение, четки и имена.

– Вы долгое время были президентом Витебской ятры…

– В 1992 году мы зарегистрировали общину, и с 1992 года до недавнего времени я был президентом витебской общины. Недавно я отказался от административной деятельности и занимаюсь немного другими делами, например, санкиртаной.

– Вы ездите по разным городам, распространяете книги. Почему вы делаете это?

– Я получаю огромное наслаждение от этого. Не могу сказать, что у меня есть сострадание к людям, просто мне это нравится. Но главное – это желание удовлетворить духовного учителя. Я знаю, как счастлив он, получая информацию о санкиртане. Я сам был свидетелем, передавая сводки марафонов. И я всегда думал о том, что бесполезен в том плане, что долгое время не распространял книги. Сейчас я делаю это и получаю большое наслаждение. Когда мы в Витебске проводили фестивали, в течение всего дня Божества путешествовали из дома в дом, и киртан не прекращался в течение 12 часов. К вечеру мы настолько насыщались духовной энергией, что становились совершенно счастливыми. То же самое я чувствую от санкиртаны. То есть 12 часов воспевания и всего лишь 2 часа санкиртаны дают тот же вкус.

– Вы выходите на санкиртану каждый день?

– Нет, не каждый день, по возможности.

– Вам нравится наш город?

– Мне всегда нравится приезжать в Псков, это особое место. Я давал несколько семинаров, за это время мы подружились с преданными, атмосфера была очень располагающая к общению…

– Что Вам больше всего нравится в сознании Кришны?

– Сознание Кришны очень многогранно. Это как огромный бриллиант, переливающийся разными цветами. Даже если мы приблизимся к какой-то его грани, все равно она окажется подобной бриллианту, и будет также переливаться разными цветами. Сознание Кришны подобно леденцу – с какой стороны не попробуешь, он одинаково сладок. Что-то выделить трудно, но все же общение с преданными – это наиболее важная часть нашей духовной практики. Преданные – это те, кто нам помогает прогрессировать, кто нас вдохновляет, кто нас наставляет, это те, кому мы можем служить.

Что касается тех вещей, которые могли бы нас действительно вдохновить, то кое-что было в моей жизни. Я видел во сне Прабхупаду. Когда я проснулся, осталось яркое впечатление. Прабхупада сидел за столом, потом поднял голову, улыбнулся, а у меня потекли слезы. Я стал благодарить Прабхупаду, бросился к его стопам и прижал его стопы к своей голове. Проснувшись, я чувствовал на своей голове прикосновение стоп Прабхупады. Потом было много таких интересных снов, когда я получал общение со своим духовным учителем. Я просыпался, и было явное чувство присутствия духовного учителя и непосредственного общения с ним.

– Можете ли вы представить себе свою жизнь без сознания Кришны? Некоторым страшно даже представить, как сложилась бы жизнь без этого.

– Страшно не страшно, но видно, таков был план Кришны. Кришна устраивал все именно таким образом, чтобы я пришел в сознание Кришны и никогда не покидал ИСККОН…

Вопросы задавала Говинда Нандини д.д.

Записала Мяконькина Елена

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No13, ноябрь 2005

Катя: «За год я рассталась со всеми вредными привычками…»

4 6

Ваша история знакомства с Сознанием Кришны тоже, наверно, по-своему необычна…

– Раньше я жила в г. Йошкар-Ола, и меня это не очень устраивало. Мне казалось, что если я перееду жить в большой город, то стану гораздо счастливее. Поэтому, не раздумывая, я отправилась в Москву…

Да, в столице, действительно, жизнь моя была очень насыщенной, я за два года сменила много рабочих мест, пыталась найти свое счастье, но… так его и не нашла. Я понимала, что карьера не может стать смыслом моего существования, потому что есть еще что-то более важное и значительное, а что – пока не знала. Более того, я чувствовала, что жизнь пролетит быстро и незаметно, и все удовольствия, которые нам дороги в настоящий момент, на самом деле быстротечны и преходящи. Так прошло два года…

Однажды в поезде я познакомилась с одним человеком, которого тоже интересовали духовные темы. Мы с ним очень долго беседовали, потом в Москве я пригласила его в католический и православный храмы и предложила сходить в буддийский храм.

Почему-то мне казалось, что этот храм находится где-то на Баррикадной, мы долго плутали, не могли его найти, а потом кто-то из прохожих нам посоветовал ехать на Беговую – дескать, там точно такой храм есть. Думаю, в этот момент сам Кришна руководил действиями людей, чтобы привести нас в свой храм. Мой знакомый отправился туда. А я поехала домой…

Потом он мне рассказывал, как побывал в храме, в кафе «Ганга», а однажды принес «Бхагавад-гиту» в переводе Каменской. Я за вечер прочитала 11 глав этой книги (в ней не было комментариев), и она меня потрясла. В тот же вечер я прослушала кассету «Культура неподвластная времени» Лакшми-Нарайаны пр., а также лекцию Аударьи Дхамы пр. о карме и реинкарнации. Честно говоря, я была шокирована всем услышанным…

А в ноябре 2003 года я оказалась в храме. Так что в сознании Кришны я уже чуть больше года из своих 22 лет.

За этот год моя жизнь изменилась кардинальным образом. Я бросила все свои вредные привычки, просто повторяя мантру Харе Кришна.

– Чем Вы сейчас занимаетесь?

– Я сейчас ищу работу для поддержания своего тела. Несмотря на то, что работа – не главное в жизни, в разумных дозах она все же необходима для преданных. Мой куратор Юга-Прия сказала, что пока еще не появился настоящий вкус к преданному служению, отказ от работы может привести к ложному отречению, а впоследствии – к разочарованию и оскорблениям.

Пытаюсь понемногу заниматься санкиртаной – уже удалось дважды в метро проповедовать (пока ехала на эскалаторе) и продать две книги и одну газету.

Также я отвечаю на письма заключенных, которые задают вопросы по теории и практике Сознания Кришны. Меня очень вдохновляет проповедовать людям, хотя большинство моих знаний еще не до конца реализованы. Еще я заметила, что после проповеди улучшается качество джапы, начинаешь еще больше думать о Кришне, и сосредоточение на святом имени происходит гораздо легче.

– Как Вы познакомились с Юга-Прией?

– Летом я была в Курджиново, и поняла, что когда живешь с преданными, то прогрессируешь гораздо быстрее. И там, в Курджиново, я просила, чтобы Кришна дал мне духовного учителя и куратора. Мне все говорили, что это произойдет непременно. И вот в поезде мы познакомились с Юга-Прией, потом в Дивноморске я увидела, как она тащит свои вещи на тележке, и решила ей помочь. Случилось так, что, найдя подходящий домик, мы с ней оказались в одной комнате, а другие матаджи – в другой, хотя в начале мы планировали расселиться совершенно не так.

Юга-Прия мне постоянно проповедовала, рассказывая столько интересных историй о Радхе и Кришне! Она вдохновляла меня своим личным примером. А когда на лекции Джаяпатаки Свами мое сердце дрогнуло, Юга-Прия записала меня к Махараджу на личный даршан, после которого я, наконец, поняла, что он – мой единственный Гуру. Так Кришна исполнил два моих самых заветных желания – дал мне духовного наставника и указал мне моего духовного учителя.

Сейчас мы живем вместе с Юга-Прией. Признаюсь честно, что мне приходится нелегко, потому что жить с преданными – это большой труд. Только преданные укажут на ошибки и помогут справиться с ними. Только преданные подскажут, как преодолеть ложное эго и очистить сердце от анартх. Только преданные вдохновят не бросать этот путь и идти, идти до конца…

Я очень рада, что приехала в ваш замечательный город Псков и познакомилась с такими чудесными преданными, которые так хорошо нас принимают и вдохновляют. Я очень счастлива!

Беседовала Говинда Нандини д.д.

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No 1(4), январь 2005

Сунита д.д.: «Кришна положил меня в больницу, чтобы я прочитала «Бхагавад-гиту»

4 5

– А каков был Ваш путь в движение Шрилы Прабхупады?

– В 1997 году у меня родилась дочка, и одновременно с этим событием мы переехали от родителей, начав жить самостоятельно. У нас не было видео и телевизора, и также у нас не было прежнего, привычного нам общения с родителями и другими родственниками. Единственное, что у нас было – радио. И по воле судьбы нам удалось на радио поймать «Кришналоку». Я слушала эту радиостанцию буквально сутками, к тому же мы с мужем оказались подготовленными слушателями – он уже знал о существовании движения Сознания Кришны, а меня всегда интересовала философия, да и «Бхагавад-гита» у нас дома была…

Появление этой книги у нас дома тоже имеет свою предысторию. Когда я сказала своей бывшей учительнице, что мне хотелось бы найти книгу, в которой есть ответы на все вопросы, учительница ответила, что одна ее хорошая приятельница знает такую книгу. Она называется «Бхагавад-гита». Я записала это название (было это в 1995 году) и в поисках книги начала обращаться к своим знакомым. Я также обратилась за помощью к своему будущему мужу, с которым мы вместе работали, и он сказал, что его другу недавно подарили эту книгу. Он пообещал принести мне ее почитать…

Какое-то время эта книга просто стояла у меня на полке. Я училась, меняла работы, и у меня не было времени даже на то, чтобы прочитать хоть страницу. Однажды я задумалась о том, почему же на второстепенные вещи мне хватает времени, а на самое важное не остается ни минуты. И тут же Кришна устроил так, что я попала в больницу, куда, естественно, взяла «Бхагавад-гиту».

Поначалу я читала только шлоки без комментариев Шрилы Прабхупады. Сразу же я поняла, что в этой книге содержатся знания, которых нигде больше не найти. Я делала много выписок, размышляла над прочитанным…

А потом… родилась дочка, и я стала слушать «Кришналоку». К тому времени мы с мужем уже были вегетарианцами. Начали ходить на нама-хатты, приглашать к себе преданных, повторять мантру… Так постепенно мы влились в это движение и стали преданными…

– Расскажите о своих детях, у Вас ведь их сейчас двое? Как Вам удается воспитывать их в Сознании Кришны?

– Да, после дочки Картики у нас родился сын Харидас. Я не могу сказать, что я как-то специально воспитываю своих детей… Скорее, я даже удивляюсь, что вопреки всему тому, что я делаю, они все же растут такими энтузиастами. Недавно мы ехали с детьми в автобусе, и Харидас предложил просунуть в окошечко для денег открытку с изображением Кришны для водителя (открытки мы всегда возим с собой). Мы сделали это, и водитель взял эту открытку, хотя в Москве люди очень закрытые, им трудно проповедовать.

Моя дочь учится во втором классе гурукулы, и я много занимаюсь с ней. Отвожу в школу, забираю ее, делаю с ней уроки.

Нужно просто как можно чаще делать что-то вместе с детьми для Господа. Когда мои дети были совсем маленькими, они помогали мне на кухне готовить прасад. К примеру, я леплю самосы и сыну даю кусочек теста, и он из него тоже что-то лепит. Главное, чтобы он осознавал, что делает это для Кришны. Так можно у детей развить вкус к преданному служению.

Юга-Прия: «Картика и Харидас – замечательные преданные, они все-все понимают, как взрослые. Недавно у нас проходило собрание лидеров нама-хатт, и на этом собрании Сунита была с детьми. Ангира Муни пр. спросил, кто будет отвечать за музыкальную часть Нового года. Не успел он задать этот вопрос, Картика тут же ответила «Я буду!». Они очень большие энтузиасты в Сознании Кришны, добрые и искренние души, их любят все гуру и преданные.

– А как часто Вы выходите на санкиртану?

– Когда в нашем городе проходят харинамы, распространяю книги и прасад. Это мое служение духовному учителю Ниранджане Свами. Выезжаю в другой город с этой целью впервые – спасибо мужу, который меня отпустил и остался с детьми. Мне ваш город показался очень благостным, люди – добрыми и открытыми (особенно по сравнению с Москвой). Также у вас очень необычные преданные, которых я очень полюбила…

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No 1(4), январь 2005

О гордости

Несколько историй о гордости в преданном служении.

Начать я хотел бы не с сегодняшних дней, а обратиться к дням минувшим, когда я молодой и подающий надежды комсомольский лидер, успешно обращал в коммунистическую веру несознательную массу солдат срочной службы.

Да дорогие мои преданные и не совсем, в далекие восьмидесятые я был секретарем комсомольской организации военной части, расквартированной в той местности, которую в народе любовно называли «а, короче, БАМ».

И хоть этот период моей жизни заслуживает отдельного и очень увлекательного рассказа, я все же скрепя сердце (если сердце может скрипеть) упомяну только один маленький эпизод, который вписывается в дальнейшее повествование.
Кришну я тогда не знал. Как, в общем-то, не знаю и сейчас. Но если в данное время я хотя бы о Нем наслышан, то в то далекое время я был в этом отношении абсолютным нулем. Но гордостью обладал в высшей мере, а ложное эго у меня было больше моего доходяжного тела раза в три. Ведь комсомольский босс все-таки.

И вот в 1981 году КПСС устроила очередное шоу под названием «XVI Съезд компартии». Я как истинный борец за идеи коммунизма проявил недюжее организаторское рвение, решив устроить поголовный просмотр теле-трансляции, согнав на него весь личный состав нашей части. Такого еще никто до меня не делал, и я просто распух от гордости и собственной значимости.

В огромный актовый зал были согнаны солдаты и комсомольцы-офицеры, которых я уже достал своим юношеским задором и идеологическим идиотизмом, а сам расположился на стуле впереди всех, дабы не упустить ни одного слова исходящего из уст нашего впавшего в старческий маразм коммунистического лидера (Брежнева)

Включили телик, наступила мрачная тишина, за моей спиной солдаты готовились отойти ко сну часов на несколько, офицеры с ненавистью дышали мне в спину. Мне же было все равно. Удобно расположившись, я внимал невнятному бормотанию «дорогого Леонида Ильича», и вот, на 20 примерно минуте, когда во всем теле ощущался релакс и умиротворение, ко мне неожиданно подошел незнакомый грубый мужчина и с силой толкнул в плечо. Времени на то, чтобы удержаться у меня не было, и я в соответствии с законами физики грохнулся на пол. От чего и проснулся. Сидя на полу, я не сразу отошел ото сна и изумления, вызванного нахальным нападением неизвестного, но то, что мое сегодняшнее выступление полностью потерпело фиаско, до меня дошло сразу. Ржачка стояла такая, что стены сотрясались. Я скромно так поднялся, молча выключил телик и в сопровождении удовлетворенных происшедшим солдат, отправился в казарму. Весь день только и было что разговоров о моем падении вниз, я тоже смеялся вместе со всеми. Вполне естественно после этого случая моя гордость уменьшилась до обычных, стандартных размеров.
* * *

Шрила Прабхупада как-то сказал: «Преданный может гордиться, что его процесс служения – лучший. Это не постыдно. Это называется трансцендентным соревнованием. Каждый должен чувствовать гордость за свой конкретный вид преданного служения, но это не значит, что другие виды служения – низшие.

Каждый должен чувствовать гордость от того, что он становится искренним преданным Кришны, но чистый преданный никогда не приуменьшает важности других преданных. Кришна наслаждается различными видами служения. Не нужно проявлять высокомерие по поводу какого-то определенного вида служения»

Джанмаштами в Самаре, год, наверное, 1992. Мы сняли спортивный зал на стадионе «Динамо», огромный такой, весь покрытый матами, абсолютно весь. Радости преданных не было предела. Посудите сами: огромное пространство там и сям всякие турники и канаты – киртан напоминал сиесту в джунглях. Установили алтарь, пригласили гостей и праздник, честно говоря, удался на славу.
Прасад приготовили в таком количестве, что преданные и гости просто отваливались на маты от переедания. Основную массу прасада приготовили в храме, но и преданные тоже наготовили достаточно. В том числе и один наш бхакта, не инициированный, но все же искренний, принес то, что приготовил, в общий котел.

И, вот, появляется наша санкиртана. Праздник в самом разгаре, но они только закончили распространять книги и вот приехали, что называется, «с корабля на бал». Не входят, а вплывают, серьезные, гордые и с огромным одобрением обращают внимание на расставленные в углу кастрюли и противни. Я им с увлечением рассказываю о том, что наготовили в храме и преданные, в том числе упоминаю и того, неинициированного. И тут один из санкиртанщиков с сомнением смотрит на его кастрюли и так это веско заявляет: «Если готовил не инициированный, то это не прасад, а бхога». Меня, честно говоря, покоробило его заявление, так сами они совсем недавно получили инициации, а до этого практически вся наша ятра состояла из неинициированных, поваров, в том числе. То есть трескали «бхогу» за обе щеки, а тут разбираться стали. Обидно мне стало за того бхакту, уж очень он искренне радовался, когда свой прасад притащил. Я немного подискутировал на эту тему, но, увидев бесполезность подобного занятия, вернулся к делам. И что самое интересное, когда настало время приступить к самой главной части праздника, то санкиртанщики как миленькие уминали «бхогу» и даже просили добавки.

Но не это самое главное в моем повествовании. В какой-то момент я вспомнил о своих обязанностях казначея и спросил насчет денег за распространенные книги. Они опять так это веско заявляют, что «лакшми» мол, в машине и с ними ничего такого в принципе случиться не может. Я все же настаиваю на своем, и они отправляются на стоянку. Через некоторое время возвращаются, и вид у них, как у воздушного шара после прямого попадания чего-нибудь острого. Короче, они оставили деньги в бардачке, и ушли на праздник, не закрыв даже двери! Воры, наверное, были бесконечно благодарны за то, что им не пришлось вообще возиться с замками. А санкиртана, между прочим, в те времена была очень даже крутой и денег приносила порядочно, так что враз присмиревшие герои «наказали» нашу ятру на приличную сумму. Мы их даже не ругали, так пожурили немного, ведь они были еще двадцатилетними пацанами и санкиртанщиками одновременно, а к санкиртане отношение всегда было очень уважительное. Я, конечно же, усмотрел во всем этом еще одно. Кришне очень нравится Самому наказывать Своих преданных, когда они начинают сильно задаваться от выполнения своего служения. Как правило, такая «клизма» идет преданным на пользу, и после этого они долго помнят о ней, стараясь не совершать ошибок и не относиться к другим преданным с пренебрежением.

* * *

Один преданный из Самары, Адишйам прабху, прознав, что я коллекционирую всякие истории о преданных, поделился со мной воспоминаниями о случае, который с ним приключился в нашем храме.

У нас проживал некий Вамана дас. Преданный он пожилой, но, как говориться, молод душой. Все с ним будто бы в порядке, да только голос его, мягко говоря, благозвучием не отличается. Я думаю, что даже на конкурсе вокального мастерства среди ворон, он не сорвал бы аплодисменты. Но, как и все, у кого на ушах медведь чечетку сплясал, он отличается бескорыстной любовью к пению и всегда старается продемонстрировать свое «мастерство» во время киртанов, бхаджанов и чтения кругов. Причем во весь голос. За что его время от времени подвергают остракизму и выселяют из храмов по всей стране.

Вот в один из таких периодов между вселением и выселением Ваманы, Адишйам и встретился с ним в храме. Происходила эта встреча tete-a-tete в алтарной во время чтения джапы. Как правило, уже на третьем круге остальные преданные прятались кто куда, так как считали, что находиться одновременно в медитативном состоянии и слушать Ваману ну никак невозможно. Так как круги свои он не «воспевает» в обычном нашем понимании, а просто-напросто орет. И примерно на четвертом круге всегда остается в одиночестве. Что его, кстати, совершенно не обескураживает.

Итак, Адишайм читает мантру в сопровождении Ваманы, три круга выдержал, а затем, решив положить безобразию конец, подошел к нему, уселся напротив и с такой же страшной силой начал повторять, стараясь перекричать своего визави. Картина, которую каждый может себе легко представить: сидят двое взрослых преданных друг напротив друга и орут маха-мантру, причем Адишйам делает это с вполне благим намерением, а именно наглядно показать Вамане отрицательную сторону подобного сверхдецибельного повторения. Вамане же просто ништяк, от всего этого он просто удовольствие получает.

Сидят вот так, мантра-медитацией занимаются, круг, два, несколько и Адишйам выдохся – отсутствие практики сказалось. Видя бесполезность своего подвига, а заодно и тщетность прилагаемых нечеловеческих усилий, он доорал круг и поднялся, чтобы с достоинством отступить на заранее подготовленные позиции. И тут Вамана с восторгом говорит: «Куда же вы прабху, мы же так здорово мантру повторяли!» И сказал это с таким воодушевлением и искренностью, что Адишйам почувствовал глубокий стыд за свою попытку «наказать» преданного, за его неумение (как ему казалось) повторять круги. Этот случай заставил его по иному смотреть на служение, выполняемое другими преданными и уж точно не с высоты своего ложного эго. С чем я его и поздравил.

(из цикла “Веселые истории о преданных”)
Йога Нрисимха дас (г.Самара)

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No50 ,апрель-декабрь 2012

Интервью Чайтаньи Чандры Чарана прабху для казанской газеты «Вечные ценности»

50 12

Чайтанья Чандра Чаран прабху, Вы уже давно не принадлежите себе, Вы отошли от активной семейной жизни, от мирских дел, ездите, проповедуете, Вы – представитель уклада жизни, именуемого в Ведах ванапрастха. Можно об этом подробнее?

– Вана – означает лес, прастха – тот, кто живет в лесу. Я не живу в лесу, но я путешествую через леса (смеется). Поезда, автобусы, самолеты – через леса. Ванапрастха – это значит отшельник, мудрец. Он живет в стороне от цивилизации, от этого вот хаоса, беспокойства. Это ванапрастха. Современные ванапрастхи не могут жить в лесу, потому что зимой очень холодно. Здесь не выжить никак, нужен дом. Но главное – это то, что он передает знание. Поскольку я проповедник, я путешествую, меня приставляют к этому разряду: ванапрастха. Мои семейные дела уже выполнены: дочь взрослая, замужем. Мы вместе с женой – ванапрастхи, путешествуем. Ванапрастха может проповедовать с женой вместе.

Хорошо. Если мужчина скажет жене, что через 10-20 лет он ее покинет, думаю ей не будет приятно.

– А он даже не говорит, потому что жена знает ведическую культуру. Они знают, что все отношения временные. Отношения с Богом – вечные. Мы знаем, дочь вырастет и уйдет к мужу, но она не говорит нам: «Вот вырасту – уйду от вас». Это неправильно. Правильно то, что мы просто все это знаем, естественно, говорить об этом не нужно. Так же муж, если он говорит жене, – это нетактично, неправильно, это ранит ее. Скорее жена скажет: «Ну что ж дорогой, ты уже вырос, я уже не должна тебе препятствовать, ты должен пойти дальше или давай вместе это делать, или давай начинай это делать, не думай больше о каких-то семейных отношениях». Это рождается из сердца. Ожидается, что это по мере нашего развития так и будет. В конечном итоге люди избавляются от эгоизма. Миссия становится превыше всего.

– Это понятно. Допустим, может же такое быть, что мужчина созрел и жена не против, но ему ее жалко?

– Нет, нет. Здесь другая ситуация. Если муж уходит в проповедь, принимает образ жизни ванапрастхи, то жена получает огромное духовное благо через него. Это в ее пользу. Это выгодно для нее с духовной точки зрения. Это престиж в обществе, что она жена человека-проповедника, который ушел к Богу. Все, он пошел к Богу. И она через эту жертву получает так же огромное духовное знание. Она так же становится Гуру-матой. Она так же способна передавать духовное знание. Она не теряет ничего. Когда жена не готова, и ее принуждают к этому, это насилие. Это не рекомендуется в Ведах. Запрещено. Обычно в ведической семье так: если муж готов, то и жена готова. Они же во всем вместе.

– А если муж готов, а жена не готова? Что мужу, чтобы не совершить насилие, остаться все-таки дома, не уходить в этот ашрам?

– Если жена не готова – это не так страшно. Потому что она может и не препятствовать ему проповедовать при этом. Они могут быть вместе, но он также проповедует. Большая проблема, когда муж не готов, а жена готова. Тогда муж ищет еще одну жену, другую. Вот это проблема (смеется).

– Хорошо. Что можно делать представителю ванапрастха ашрама? Чего советуют сторониться?

– Запрещается второй раз жениться в этом возрасте. Разводиться и жениться запрещается. Запрещается продолжать настойчиво вмешиваться в семейные дела взрослых детей. Запрещается вмешиваться в политику и во все профессиональные структуры. Должен быть пенсионный отход от дел, уже другие обязанности. Запрещается препятствовать молодежи в проявлении их инициативы и энтузиазма в деятельности, не смотря на то, что они еще неопытные. Ванапрастха не должен быть помехой в обществе. Он должен отстраниться. Он должен постепенно становиться отреченным мудрецом.

– Я правильно понимаю, он не может занимать какие-то посты?

– Нет, он может еще участвовать в управлении, но уже в другой роли, скорее в роли наставника, чем контролирующего.

– Не как менеджер?

– Да. Не как контролирующий, а как наставник скорее. Хотя он может быть приглашен куда-то, он же мудрец. Но он не должен отождествлять себя с этим положением, а скорее быть наставником, отстраненным от политики. Если он смешается с политикой, то он потеряет всю свою духовность и мудрость.

50 13

– Чайтанья Чандра Чаран прабху, Вы часто путешествуете именно поездом. Я лично не знаю насколько вы летаете на самолетах, но может быть если только, куда то заграницу или в Индию, но вот по России поездом. Почему поездом?

– Не люблю самолеты – это раз. Я однажды попал в очень сложную ситуацию в воздухе, при взлете, и с тех пор у меня есть неприязнь к самолетам. Я вдруг осознал, что самолет – это крайне рискованно. Из новостей мы регулярно узнаем, что где-то там самолет упал. У меня осталась психологическая травма с того момента. Поэтому я в самолетах чувствую себя неуютно. Не могу расслабиться, читать книги. А в поезде могу. Вот сейчас с женой ездим, мы обычно берем целое купе сразу, нам хорошо, мы там читаем (смеется), зря время не теряем…

– Каков, на Ваш взгляд, быт современных поездов глазами?

– О, вы знаете, можно видеть, как общество очищается. Даже в поездах. Потому что пить уже запрещено. У меня есть опыт. Всякий раз, когда пьяный подсаживался в мое купе – его высаживали из поезда, представьте. Когда я только начинал путешествовать, то я сидел в купе, вокруг пили всю ночь, а я им проповедовал. И не проводник, не милиция на это никакого внимания не обращали. А сейчас все чисто. Уже курение – это нехорошо, уже могут отчитать. На глазах все меняется. И люди, проводники, стали более доброжелательны, произошли какие-то культурные изменения. Я помню, какие были вокзалы в советские времена – все было заплевано, с резким запахом туалета по всему вокзалу. Люди стали более чутко реагировать на чистоту, а в поездах это очень важно.

– Что больше всего вам доставляет дискомфорт в ваших путешествиях по железной дороге? Какие минусы?

– Ну, если только люди попадутся какие-нибудь не очень хорошие, злые или нечистые. Такое случается, но редко. Если мы в отдельном купе – вообще ничего не беспокоит. Но если мы едем с кем-то в одном купе, и кто-то раскладывает на весь стол мясо, рыбу то мне, как вегетарианцу, конечно, это не нравится. Это вызывает у меня напряжение, некоторое неудобство, я от этого сильно устаю.

– Есть ли какие-то плюсы для проповедника в путешествии по железной дороге?

– Я думаю, что за эти годы это помогло мне лучше изучить людей. Наблюдать их жизнь, перемены. Также наблюдать, как время влияет на жизнь людей. Время перестройки, или время финансового кризиса. Для меня как для ученого, философа, это важно, я через это продвигаюсь сам. Других шансов увидеть людей у меня нет. Только на лекции и в поездах. Так что это моя школа – поезда.

– По поводу общения: как часто вы беседуете с остальными пассажирами, с проводниками, рассказываете им о ведической культуре?

– Меньше сейчас. Только в том случае, когда они спрашивают… Представьте, мы садимся в поезд, и там скажем, 20 преданных поют киртан, с гирляндами, мы идем в купе. Люди все это видят. И что меня удивляет сейчас, что они также начинают почтительно относиться. Они ведут себя, как будто они начинающие преданные, они что-то чувствуют. Люди стали такие чище, добрее в этом плане, серьезней. Проводники очень ценят это, когда нас встречают где-нибудь, они гордые стоят, тоже улыбаются. Мы дарим им цветы, прасад даем. Не так много проповеди в дороге, сколько хороших отношений.

– Как вы решаете проблему с питанием в поездах?

– С питанием? Сейчас у нас в каждом городе, даже в деревнях есть преданные. Если мы едем, скажем, несколько суток, то в каждом городе нам на станции приносят горячий прасад. Можно весь вагон накормить, преданные щедрые очень (смеется). А в старые времена, когда были большие расстояния и преданных было мало, можно было ехать пять суток и все пять суток поститься. Я так делал. Только пил. Никогда не ел в поездах, потому что есть было нечего. Негде было приготовить.

– Мне рассказывали, что ваша супруга готовила вам в поезде.

– Мне кажется, что она не готовила. Это не она. Это был один преданный на Дальнем Востоке, зимой. Мы сели в поезд, ехали там больше суток. Он ехал в плацкарте, а я в купе в соседнем вагоне. И он готовил в плацкарте. Он спрашивал меня, что я хочу на обед? Я не мог понять, где он будет готовить? Я ему сказал: «Ты что-то приготовишь»? Он говорит: «Да. Я приготовлю все, что скажете». «Ну, хорошо, ну сделай тогда кичри и еще что-то». Он сделал все это и приглашает меня. Думаю: «Странно, ну как в плацкарте можно приготовить обед»? (смеется). Он в дхоти, с тилакой, в этом своем плацкарте. У проводника уже все книги Шрилы Прабхупады (смеется). У него на третьей полке кухня. Какой-то примус у него или спиртовка, в общем, какая-то горелка была. Он просто дал проводнику книги, попроповедовал, и тот позволил готовить. На полке у него этот примус, кастрюля. И он там готовит, запах прасада разносится по всем вагону. На окнах – толстый слой льда от этих испарений (смеется). И он там едет, кормит всех, проводника кормит, и я сажусь тоже – полная тарелка горячего кичри. И вот так мы ехали с ним (смеется).
Также было, что одна ученица готовила. Пошла в вагон-ресторан, там нашла какую-то посуду, что-то там сделала тоже. Были случаи.

– Можете рассказать какой-нибудь интересный случай, связанный с поездками?

— Однажды я поехал в Ижевск. Это были 1990-е годы. В то время у нас не было денег, ничего не было. Просто был номер телефона… В общем случилось так, что меня никто не встретил. Когда я уже вылетал в Ижевск, мне дали телефон президента: «Как только прилетишь – позвонишь – он встретит». Вот такая была договоренность. Я вылетаю без денег, без ничего, с одним только номером телефона. Прилетаю в аэропорт. Набираю номер по телефону-автомату. Он отвечает и говорит: «Хорошо. Выезжаю, встречаю». Все. И встретил. Но выясняется, что он на этой квартире не живет. Приезжает туда только раз в месяц, на полчаса, что-то сделать и уйти. Как раз в это время, когда я звонил он пришел на полчаса, я позвонил – он меня встретил!

50 14

Однажды мы поехали на машине зимой, где-то в Башкирии, из города в город. И у нас карбюратор засорился. Представьте, башкирская природа, зима, холод и машина заглохла, Холод и больше ничего, только холод, ничем не согреться. И она могла ехать только перерывами. Через несколько минут она могла проехать 100 метров. Потому что там какой-то бензин просачивался, сгорал, и снова просачивался, сгорал. И мы такими стометровками, час за часом продвигаемся куда-то. А кругом снег, мороз. И тоже было мистическое чувство, что только Кришна может помочь нам. Так и получилось. Кришна помог. Какие-то люди, вдруг, вытолкали нашу машину. Оказалось, нас могут отремонтировать. Они, не спрашивая нас, открывают капот, начинают там что-то проверять, заводить, ругаться, ключами что-то отворачивать, карбюратор поменяли, даже денег не взяли. Я ничего не могу понять. Что случилось вообще? И мы поехали дальше (смеется). Много всяких историй.

– Вся ваша жизнь, по сути, проходит в дороге. Нет ли у вас желания, как то отдохнуть, хотя бы ненадолго?

– Ненадолго означает, ну пару дней или хотя бы день. Такая возможность бывает в дороге. В дороге даже интересно отдыхать, потому что в новом месте вы приезжаете на новую квартиру, можно гулять, видеть природу, видеть разнообразие. В этом смысле – это отдых. Эмоциональный отдых в разнообразии, не однообразная жизнь. А усталость связана исключительно с переездами. Даже не с самой проповедью, а именно с переездами. Вот это трудно, потому что меняется климат, меняется время. Нужно очень осторожно питаться, в этом сложность. Поэтому нужно где-то иногда останавливаться подольше, скажем, ну хотя бы на месяц, чтобы как-то восстановиться. А так, уже выработалась привычка к дороге. Обусловленность. Уже хочется куда-то ехать (смеется).

Даял Нитай дас
(газета «Вечные ценности», Казань)

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No50 ,апрель-декабрь 2012

Фестиваль радостного служения гуру и преданным в Казани, июль, 2012 г.

Какая радость – кончились долгие дни ожидания начала фестиваля в Казани. По милости Гуру Махараджа я отправилась из Пскова в Москву на поезде, который прибыл рано утром, и оказалась в храме на Динамо, когда шла утренняя служба. Сильное вдохновение киртаном и поклонением Шри Шри Доял-Нитаю и Шачи-суте продолжилось чудесной лекцией по Шримад-Бхагаватам Кришнананды прабху, брахмачари из Юрлова.

Он сильно углубил наши знания, подробно описав знак Шриватса на груди Господа. Он пояснил, что нам это необходимо знать, чтобы не запутаться на вайкунтхе и отличить Господа от Его слуг.

Затем мы почтили прасад и началось служение в алтарной, где мне позволили протереть все коврики, на которых сидят преданные.
Вдруг появилась преданная с кухни Божеств и сказала, что срочно нужна помощь. Я стала просить, чтобы послужить там, но когда матаджи узнала, что я с поезда, тут же отказала мне. Надо принять омовение, надеть вайшнавскую одежду, но нет горячей воды. Но Господь позаботился обо всем: сари было у меня в сумке, а холодная вода для меня не препятствие, и через несколько минут я уже занималась на кухне. Посмотрев, как я выполняю их задания, старшая матаджи предложила мне приготовить для Божеств несколько блюд самостоятельно. Особенно она вдохновилась, когда узнала, что мой гуру – Бхакти Викаша Свами. Сначала я немного волновалась, но затем поняла, что Божества хотят вкусить то, что я приготовлю, и матаджи подтвердила, что у них будет сегодня пир. Я предложила приготовить пареный горошек, который я привезла из Пскова с огорода Кришны, жареные кабачки, сладкий салат из ягод и сабджи с паниром. Все получилось хорошо, и после того, как покушали божества, мне наложили целый пакет маха прасада от божеств, который мы почитали потом на Казанском вокзале с моей сестричкой Муллой пракрити д.д. и братиком Абаем Чаранаравиндой д. из Липецка. Еще мы по просьбе Гададхара Ппандита даса получили упаковки новых книг «Пуруша-сукта» и повезли их на фестиваль в Казань.

Как и планировали, мы приехали в казанский храм вовремя и сразу получили служение по уборке и украшению квартиры, куда вечером приедет наш Гуру Махарадж. К 17 часам все было готово: букеты с розами, гладиолусами и белыми флоксами были установлены по всей квартире. Довольные служением мы отправились в храм, где нас очень хорошо поселили в новом доме для матаджи, быстро переоделись и побежали встречать гуру. Перед входом в храм уже доносился вдохновляющий киртан. Вскоре подъехала машина с Махараджем, и лепестки роз полетели к его стопам, и прекрасная гирлянда была предложена гуру.

50 11

Зайдя в храм, Махарадж начал приносить поклоны Шриле Прабхупаде и Шри Шри Гаура Нитай, затем под звучание киртана проводилось омовение стоп гуру.

Махарадж был спокоен, и видно было, как имя Прабхупады не покидало его уста.

Со следующего дня служение продолжилось, мне матаджи пуджари предложили заниматься каждое утро после мангала-арати оформлением букетов на алтарях Божеств, Шрилы Прабхупады и украшением вьяса-асаны для гуру. Я нашла себе помощниц, и мы дружно служили в течение всего фестиваля.

Программа дня была очень насыщенная: утренняя и вечерняя лекции Бхакти Викаши Свами, семинары Гададхара Пандита даса по «Пуруша-сукте» и отдельные истории из Махабхараты с комментариями Мадхвачарьи, семинар Баларамы Ачарьи прабху по Бхагавад-гите и лекции Джая Мадховы прабху из Америки, который живет в Москве уже 11 лет.

Фестиваль украшала харинама по улицам Юдино, все преданные так вдохновенно воспевали святые имена Господа, а местные жители улыбались и махали руками, приветствуя харинаму из домов, из окон и из автомобилей.

Фестиваль завершила ягья, где получили прибежище у нашего Махараджа новые ученики.

На фестивале мы распространяли книги нашего гуру, Гададхара Пандита даса, Шрилы Прабхупады. Каждая лекция Махараджа оканчивалась призывом к следованию наставлениям Шрилы Прабхупады и чтению его книг. По милости Гуру Махараджа мы приобрели второй том книги «Наставления духовного учителя», где есть его лекции за десять лет. И, открыв эту книгу, я прочитала мантру: «О супруга Господа Вишну, равная Господу Вишну качествами и достояниями, о Богиня процветания, будь милостива ко мне! О мать всего мира, я в почтении склоняюсь перед Тобой». Пусть Богиня процветания поможет мне каждый год ездить на фестиваль для служения гуру и преданным.
Харе Кришна.

Манджумедха деви даси

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No50 ,апрель-декабрь 2012