Rss

Archives for : Март2013

Нитьянанда был доволен

«Я выражаю почтение Господу Нитьянанде, Верховной Личности Бога, обладателю необычайных и безграничных достояний. По воле Шри Нитьянанды Прабху даже глупец может постичь Его природу». Этот текст из Шри Чайтанья-Чаритамриты, торжественно и обнадеживающе прочитанный в телефонную трубку матушкой Манджумедхой, меня сильно вдохновил. «Господь Нитьянанда любит ходить в гости!» – после этих слов мы поехали к ней, не раздумывая.

Четверо Божеств и трое нас, нитья-баддх, собрались поздним зимним вечером в алтарной комнате матаджи Манджумедхи и ее мужа Владимира Григорьевича. Божества хозяев дома – великолепные Шри Шри Вену Кришна с флейтой, почти метровой высоты и Кришна Удупи принимали у Себя гостей – моих сияющих Шри Шри Нитай-Гоурасундара. После установки это был Их первый «выход в свет». По дороге, пока ехали через весь город, Они резвились что есть мочи, короны сваливались с Их голов, Они менялись местами, и подсмеивались надо мной. В общем, развлекались. Это был день явления господа Нитьянанды. По разным причинам никто из преданных больше приехать не смог.

Пока матаджи Манджумедха проводила пуджу целому сонму Божеств, мы с Владимиром Григорьевичем мы, как пошутил в одной из лекций Чайтанья Чандра Чаран прабху, «грянули киртан». Как могли. Вначале кошка удивленно остановилась в дверях, поразмыслила, а потом растянулась в дандавате перед алтарем. От нашего пения начали гаснуть фитильки в лампаде. «Вот это вы поете, даже огонь гаснет», – сказала Манджумедха и начала киртан. Ее муж гремел караталами, я старательно пела, пытаясь не сбиться. Потом мы читали тексты из Шри Чайтанья-Чаритамриты, говорили о Господе Нитьянанде, снова пели. Мелодии мантр возникали откуда-то сами собой, каждый раз новые. Атмосфера стала совершенно храмовой, угол алтарной, где стояли все Божества, светился теплым сказочным светом. Сама комната была какой-то трансцендентной. Ну, еще бы! В ней всегда останавливается Гададхара Пандит прабху, сын матушки Манджумедхи и Владимира Григорьевича. Божества привезены им из Индии. Очень часто здесь в гостях бывают преданные из разных городов. Хозяйка любит их кормить. А хозяин – очень внимательный и заботливый, будет предлагать тапочки, пледы, овощи-фрукты со своего огорода, только бы гости были довольны. Он очень любит преданных, в специальных газетах находит народные рецепты и средства излечения от разных болезней. Свой огород они называют огородом Кришны. Почти круглый год алтари на нама-хаттах утопают в цветах, выращенных на своей земле руками Манджумедхи и Владимира Григорьевича.

Я посматривала на Божеств, а Они были счастливы! Такое небольшое количество народа Их вообще не смущало. Гирлянды из розовых лепестков украшали Их, прасад, приготовленный хозяйкой дома, Им явно был по душе, и вообще Они радовались празднику! «Моя мечта сбылась! – сказала Манджумедха. – Я так хотела, чтобы твои Божества пришли к моим». Когда Божества в доме, Они сами все себе устраивают – и праздники, и развлечения, и путешествия, и пошив нарядов, и угощения. А преданные объединяются вокруг Них. Было уже очень поздно, но уходить, как всегда, не хотелось. Мы долго прощались – провожались, и потом, наконец, расстались.

Матушка Манджумедха, спасибо Вам за приглашение, Вы у нас такая затейница – всегда что-нибудь придумаете для нашей ятры. С Вами рядом всегда так спокойно, душевно и надежно. Вы у нас самая-самая! Примите поздравления с Днем рождения! Пусть у Вас всегда будет светло как в доме, так и на душе, и пусть никакие проявления Кали-юги не коснутся Вас!

Антонец Люба

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No16

Возлюбленный, ты не из здешнего мира

Возлюбленный, ты не из здешнего мира,
Ты не из мира тревог.
Я искала Тебя, и сотни дорог исходила,
Пыльных дорог.
Возлюбленный, ты всех прекрасней и чище,
Кто лучше тебя и нежней?
Ты наслажденья земного и власти не ищешь,
Ты не из мира смертей.
Возлюбленный, мы не расстанемся вечно,
В Тебе замыкается круг.
Ты не из мира разлук бесконечных,
Горьких разлук…

Говинда Нандини деви даси

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No16

Духовный учитель – это тот, у кого мы учимся думать

Однажды преданный спросил меня: «Как вы думаете?» Он имел в виду мой мыслительный процесс. Я ответила: «Я думаю так, как думает мой духовный учитель. На протяжении какого-то времени я много слушала, как он проповедует. Через речь мы воспринимаем и мыслительный процесс. У каждого духовного учителя есть определенный дух, в котором он мыслит. Когда мы слушаем продолжительное время, мы входим в его дух, а потом сами мыслим в подобном же духе. Например, мой духовный учитель подчеркивает, насколько важно быть правдивыми в духовной жизни. Мы должны делать то, о чем мы говорим. Слова никогда не должны расходиться с делами. Некоторые люди используют религию как ширму. Религиозные лозунги можно вывесить на флаг и махать этим флагом. Но религии не место на флаге. Ее место в сердце, и нам необходимо очистить сердце, чтобы поместить туда религию. Это то, к чему он призывает. Это важно для него, и потому это важно для меня».

Сейчас я думаю о том, как это, в действительности, важно – научиться думать так, как делает это твой духовный учитель. Первый шаг на пути к этому – понимание того, что «я мыслю неправильно». По крайней мере, со мной все было именно так. В определенный момент я поняла, что мыслю неправильно, что мой ум дает мне какую-то ложную картину мира. Сам духовный учитель указал мне на это. Тогда я сознательно перестала пытаться думать самостоятельно и стала слушать.

Услышав это, непреданные сказали бы: «Вот что значит иметь духовного учителя. Это означает, что ты уже даже и думать не можешь самостоятельно». Но преданные понимают, что следует понимать под словами «теперь я думаю как мой духовный учитель» и «я больше не думаю так, как раньше». Гуру показывает нам, как воспринимает мир, как думает тот, кто отождествляет себя со слугой духовного учителя и Кришны. Мышление, от которого мы отказываемся, – это мышление эгоцентрика, который смотрит на мир со своей колокольни. Мы также отказываемся измышлять, то есть думать, не опираясь ни на какие подлинные авторитеты. И, милостью гуру, мы учимся мыслить в соответствии с шастрами.

Конечно, нелегко достичь в этом высот и полностью перенять образ мыслей духовного учителя, который столь отрешен, столь опытен в духовной жизни. Но даже если мы переймем хотя бы центральную часть в его способе мышления, мы сможем достичь ништхи, то есть устойчивости в преданном служении. И в тот момент мы ощутим, что духовный учитель стал довольным тем, как и о чем мы мыслим.

Химавати деви даси

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No16, февраль 2006

Смирение в невежестве

Наблюдения за жизнью алкоголика

В силу обстоятельств довольно долго наблюдаю жизнь одного алкоголика. Раньше думала, что алкоголики – это что-то вроде особой формы жизни, но однажды стало ясно, что это та же самая иллюзия, что и у нас, только в более сгущенном виде.

Мы знаем, что для того, чтобы выйти из круговорота рождений и смертей, нужно развить отречение и нужные качества. Для этого нужны регулирующие принципы, повторение имен Бога, общение с преданными, служение. Все предельно ясно, но совершенно невозможно для большей части людей. Нам говорят: «Следуйте наставлениям гуру и обретете совершенство». Эти слова звучат так привычно, что часто не достигают сердца.

Размышляя о жизни бывшего мужа и природе его болезни, мне казалось непонятным, почему он так упорствует в своем нежелании решительно действовать под моим доброжелательным руководством. Я просто чувствовала: действуй он так, как я советую, все наладится, он очистится и страшная болезнь отступит. Но однажды поймала себя на том, что сама не в состоянии проявить решительность в следовании наставлениям своего гуру в той степени, в которой хотелось бы. Стала думать – почему? Любой преданный знает, что материализм – страшная болезнь, сопровождаемая отвратительными последствиями: рождением, болезнями, старостью и смертью. Любой алкоголик знает, что алкоголизм – болезнь с не менее отвратительными последствиями: болезнями, нищетой, унижением, потерей человеческого достоинства. Почему же мы так держимся за эти болезни? Почему мы меняем общение с Богом на временные, несущие страдания, сомнительные удовольствия материального существования, как меняет алкоголик нормальную жизнь на кратковременный кайф от выпитого? В чем причина этой слабости и у нас, и у них? Измененное сознание, а попросту глупость. Мы просто глупы до последней степени. У нас мозг отравлен алкоголем материального существования, и мы не в состоянии сделать решительный выбор – Бог или мой болезненный мирок, пребывание в котором замучило меня до невозможности, но как только появляется новая возможность наслаждаться, мы опять делаем попытку, чтобы снова и снова остаться у разбитого корыта со страшной головной болью с похмелья.

Недавно я шла на программу по скверику, и на скамейке сидела стайка алкашей. Трое мужчин и женщина. Лица у всей одинаковые – багрово-синюшные, опухшие. Женщина что-то ела из коробочки, а мужчины беседовали. Проходя мимо, услышала их разговор: «Встал утром, как курить было охота…» Я подумала, что и все наши разговоры, если они не о Боге, носят такой же характер рабской зависимости, зависимости от своего тела, от родственников, от начальства на работе и т.д.

Мой бывший муж допился до смиренного состояния. Переночевав под дверью квартиры, утром, подняв желтое в синяках лицо, покорно дал проверить свои карманы на предмет бутылки. Горделивый, всегда во всем правый человек теперь похож на искалеченную собаку. Смирение в невежестве. Иногда наше смирение носит такой же характер – загнанные в угол жизнью, превращаемся в побитых собак, но только дай нам передышку, тут же все забудем и опять нос кверху. Не хотим стать смиренными в благости, становимся смиренными по-собачьи.

Жизнь алкоголика трудна, позорна и полна лишений. Наше существование в материальном мире очень похоже. Но попробуй отними у него бутылку, попробуй тронь наше тело, наших родственников. Реакция будет одна и та же. На самом деле, нас всех это ждет не в этой жизни, так в другой – алкоголизм или наркомания, если мы не пойдем к Богу. Потому что нас манит слишком легкий способ получения удовольствия и возможности забыться от боли материальной жизни. Мы же любим получать все легко, по дешевке. А путь к Богу – трудный, тонкий путь. Взывай к Всевышнему, да еще зорко смотри, не поднимет ли голову змея по имени «гордыня», которая только и ждет, чтобы ее накормили и тогда она наберется сил и поглотит все плоды наших усилий.

Наблюдения такого рода прояснили мое положение и, надеюсь, укрепили решимость в духовной жизни, веру в процесс и духовного учителя, но самое главное, я перестала обижаться на Кришну, что Ему не интересно общаться с нами, пока мы в этом сумасшедшем доме. Мне ведь не интересно с алкоголиками. От них дурно пахнет, у них мерзкие привычки, отвратительные занятия. Кришна, прости меня, пожалуйста. Я так долго предъявляла к Тебе претензии, что Ты не проявляешься в звуках моего бормотания во время повторения мантры. Сейчас я удивляюсь другому – милости Его. То, что Он позволяет мне пытаться повторять имена Бога, общаться с преданными. На самом деле это чудо из чудес.

Брошена крепкая веревка, по которой мой гуру вытащит меня из «слепого» колодца. Я верю в это, потому что очень этого хочу, а мой духовный учитель хочет этого еще больше.

Как Кришна может интересно действовать… Поставив меня в положение, где я наблюдаю жизнь пьющего человека, Господь показал мне мое положение и величину Своей милости и милости Своих преданных. Я боюсь страданий, но невольно вспоминаются слова царицы Кунти: «Пусть несчастья приходят вновь и вновь. Они позволяют видеть Тебя, мой Господь». Я не царица Кунти и Господа я не вижу, но Его милость и милость гуру все отчетливей видна в моей жизни…

Мяконькина Елена

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No16

На фестиваль санкиртаны я пришел в шляпе, с бородой и в пальто…

Интервью со Шри Гаурахари прабху

– Как Вы пришли в сознание Кришны?

– Это долгая история. Я родился, учился… В старших классах поехал с родителями в ГДР, в Берлин. Мне понравилось жить за границей. Вообще мне всю жизнь хотелось быть моряком и много путешествовать. За границей была какая-то свобода, люди были немного другие… После школы я поступил в Ленинградское Макаровское морское училище. Проучился там два курса, пока меня не взяли в армию. Тогда всех брали. Когда пришел из армии, мне уже расхотелось учиться. Тянуло путешествовать…

В конце концов, я перевелся на заочное отделение и устроился матросом. Но два года меня не выпускали за границу. Потом все-таки выпустили, и у меня была уже твердая идея – жить за границей. Как раз это был конец 80-х – начало 90-х годов, тогда подобные идеи просто витали в воздухе. Я решил, что как только меня выпустят, я сразу убегу.

Когда мы поехали за границу, у нас был фрахт, мы работали на иностранцев, нам за это неплохо платили, и я подумал, стоит ли от добра – добра искать? Мы были тогда в Дании, и я все думал, убегать – не убегать? И вдруг наш пароход ломается, нам почти перестают платить, и у меня всплывают мои прежние решения. Как раз переворот в Советском Союзе, помните – ГКЧП, 91-й год? Я подумал: ну все, пришло время!

Я спустился в кают-компанию, а там все сидят угрюмые. И радио говорит: «От Советского информбюро…». Я так обрадовался и понял – это судьба! Но не подумал, что это Бог, тогда еще я так не думал.

Пошел в полицию и говорю: «Можно вам сдаться?» Полицейский так обрадовался – можно человека спасти! Мне дали билет в Копенгаген, одну ночь я переночевал в ночлежке. Ночлежка отличалась от гостиницы только тем, что сильно пахло дезинфекцией. А так было все очень цивилизованно, был даже бильярдный стол и люди играли в бильярд. Я сильно устал и лег спать.

Проснулся и поехал в Копенгаген. Помню, забрался на верхнюю палубу парома, купил бокал пива и думал – свобода! Это длилось месяца два. Потом настроение почему-то начало портиться, и появилось какое-то непонятное состояние. Начал спрашивать об этом у других, кто там жил, и мне ответили: «Это нормально, у всех так». И потом, когда ко мне подходили другие и спрашивали об этом, я тоже отвечал: «А, у всех так».

Я тогда начал заниматься боксом, иду на занятия, смотрю – стоит кто-то в оранжевых одеждах, я думаю: «Кришнаит. Нужно что-то выдумать, чтобы он ко мне не приставал». А он начал разговаривать с какой-то женщиной. Я расслабился. Но когда мимо проходил, он обратился ко мне и что-то на датском начал говорить. Я говорю по-английски: «Я датского не знаю». А он вдруг спрашивает: «Вы, наверное, из России?» Я очень удивился. Никто не угадывал до этого, откуда я, потому что у меня был хипповский прикид, длинные волосы, вельветовые штаны с заплатками. Меня все за местного принимали, а он сразу догадался, и у меня вся эта оборона внутри сломалась. Он говорит: «Вон там Сергей из Мурманска распространяет книги, хочешь поговорить?» Я согласился, хотя не хотел. Я поговорил с ним, но всерьез не принял. Он приезжал за наркотиками, потом к «зеленым» прибился, а после стал кришнаитом. Я подумал, что он, наверно, хочет остаться за границей, вот и связался с кришнаитами.

Сергей дал мне Бхагават-гиту на русском языке, одну крону я пожертвовал, тогда денег у меня не было. Потом открыл ее на середине и прочитал: «Я – источник всех духовных и материальных миров. Все исходит из Меня. Мудрые, кто в совершенстве знают это, поклоняются мне с любовью и преданностью». У меня внутри был шок, какая-то химическая реакция началась. «Какая наглость! – думал я. – Кто Он такой, чтоб так говорить о Себе!» Как будто соляную кислоту с цинком соединили – у меня от самых пяток все закипело. Я резко закрыл книгу и подумал: «Эти мудрые, они просто подхалимы, никакие они не мудрые». Но книга была красивая, и я ее не выбросил. Положил в сумку.

Месяца через полтора начал наблюдать за собой необычные вещи. В то время меня переселили из Копенгагена в другой лагерь для беженцев и там давали вкусные жареные сардельки, к которым я пристрастился еще в Германии. И вот я заметил, что не могу съесть больше одного маленького кусочка этой сардельки. Я испугался, не понимая, почему не могу есть сардельки. Пошел к врачу, он сказал, что я здоров как бык. Потом я стал замечать вокруг себя много вегетарианцев. Я их считал несерьезными людьми, типа «подставь другую щеку, когда тебя по одной ударили…». Среди вегетарианцев был рецидивист, он по Брегу постился постоянно. Второй был Марат – каратист. Я их спрашивал, почему они лишают себя мяса, а они объясняли, проповедовали. Потом меня переселили в другой лагерь, а потом перевели на север Дании. Поселили в комнату с русскими художниками-хиппарями. Они тоже были вегетарианцами. Я любил готовить и готовил для всех вегетарианское, а себе докупал что-то. Но потом, в конце концов, я тоже решил стать вегетарианцем. Сразу почувствовал такую легкость в теле и стал летать по ночам во сне. Обычно это только в детстве бывает. Принципы я не все соблюдал, так как некоторые друзья приносили анашу и подобные вещи, в общем, полеты мои закончились. Но вегетарианцем я так и остался.

Однажды я возвращался из бассейна и подумал, что все мои мечты исполнились. Живу за границей, не работаю, есть немного денег и делаю, что хочу. Компания хорошая, сидели с друзьями, говорили о Боге. Мне просто интересно было обсуждать философские моменты. И я подумал, что мне так хорошо, что лучше и не бывает. И вдруг голос изнутри сказал: «Бывает и лучше». Я опять начал перечислять все свои блага и подумал, что лучше быть не может. И опять какое-то чувство изнутри: «Будет лучше». Ну, думаю, лучше – это ведь не хуже, я не против. Правда, представить себе, что такое «лучше», я не мог. Все ведь исполнилось, все мечты сбылись…

Потом я поехал обратно в Москву, и там столкнулся с книгой «Сын человеческий» Александра Меня. До этого я читал Библию и другие христианские писания, но здесь меня поразила научность всего, о чем писал автор. Было много ссылок на научную литературу, и я понял, что Иисус Христос, апостолы, Ирод, Понтий Пилат – это все исторические личности. Я подумал, что, если это правда, то и учение это – тоже правда. Надо по-другому посмотреть на него. Еще прочитал книгу о ранних христианах. Они были вегетарианцами, были жертвенные такие, жили в катакомбах, многих убивали в Риме. Так они меня вдохновили!

Пришла мысль: «Постом и молитвой». Накупил книжек христианских, поехал на дачу и начал поститься по Брегу. Строил баню, бревна носил. Мой сосед по даче уже лет тридцать был вегетарианцем. И как-то говорит он мне: «Я кришнаит». Мы с ним начали говорить о Боге, об энергиях, о космосе, и он меня спрашивал: «А кто такой Бог?». Я отвечал: «Бог – это любовь». «А что такое любовь?» – спрашивал сосед. Я не мог ответить, и сосед посоветовал мне почитать Бхагават-гиту, где, мол, все написано.

В конце концов, я съездил и купил в комиссионном Бхагават-гиту. Ту, первую, у меня кто-то украл. Я хотел дочитать послания апостолов, но не выдержал и открыл Бхагават-гиту. Если тогда она мне не понравилась, то второй раз открыл, и мурашки пошли по телу. А у меня критерий духовности книг был – мурашки. Тут мурашки прямо «зашкаливали». Книга была так удивительна, что сразу пропал интерес к христианской литературе. Одновременно пропал интерес к телевизору. Включаю – и так противно становится.

Я начал просить свою тетю, экстрасенса, чтобы она познакомила меня с кришнаитами. Знакомых кришнаитов у тети не оказалось, но я нашел телефон московского храма в Бхагавад-гите, приехал на Беговую и купил книги. Мне их продал Мурари Кришна прабху, он тогда был брахмачари, ходил босиком и кашлял. Я подумал: «Вот это аскетичность!»

Потом я пошел на первую программу. Она проходила в доме киноактера. Это был декабрь, лекцию давал Шри Рам, ученик Прабхупады. Мне понравилась простота и научность этой лекции. Он говорил про законы физики, кармы и многих интересных вещах.

Потом я пришел на фестиваль санкиртаны. Я пришел в шляпе, бородатый, в пальто. Не был похож на преданного. Но мне очень хотелось быть своим, и я хлопал в ладоши, когда поздравляли кого-то, хотя я даже не понимал кого. Я отбил ладони и думал, когда же они закончат поздравлять? Потом начался киртан, преданные пели. Я полностью отождествил себя с кришнаитами и начал ходить в храм. Мне хотелось что-то делать, и я начал сразу мыть пол после прасада.

Мне сказали: «Надо мантру повторять». Шестнадцать кругов я побоялся повторять, думаю, вдруг разочаруюсь. Начал с четырех и в неделю прибавлял по кругу. Дошел до одиннадцати, и мне дали служение в программе «Пища жизни». Я подумал, что раз буду готовить, нужно шестнадцать кругов повторять. С марта 1993-го я повторяю шестнадцать кругов. А в июне переселился в храм.

– Вы никогда не жалели, что пришлось оставить материальную жизнь?

– А у меня не было ничего, так что и нечего жалеть было. Когда я узнал про регулирующие принципы, то не знал, как я буду всему этому следовать, но это показалось мне интересным, и я подумал: Ну, Кришна, я Тебе предаюсь, а Ты уж Сам делай, что хочешь. Я не знаю, как я всему буду следовать, но если Ты все Сам устроишь, я согласен». И как-то все устроилось, за три месяца все решилось, все мои проблемы исчезли.

– Как Вы нашли своего гуру?

– Тогда все просто было, тогда все принимали Харикешу Свами. В то время еще не было серьезного понимания роли духовного учителя. А потом в 1997-м году приехал Радханатха Махарадж и говорил на лекции о том, о чем я никогда не слышал. Что нужно заботиться о преданных, что проекты – это не важно, главное – преданные. Что если великий проект помешает хоть одному преданному, то он не нужен, этот проект, потому что он не удовлетворит Господа Чайтанью. Мне это было очень близко, и я тогда подумал: «Вот она, суть учения.» Пришла мысль, что, если бы у меня не было духовного учителя, то я выбрал бы Радханатху Махараджа.

После 1998 года у меня начались серьезные проблемы, пошатнулась вера. На Беговой была тоже тяжелая обстановка, постоянно приходили преданные, спорили, я тоже спорил, но отстаивал я сам не знаю что. Состояние у меня было близкое к нервному срыву. Я подумал: «Надо съездить в Чоупатти, пожить там, где нет этих баталий, посмотреть, как преданные служат Кришне». Как раз Радханатха Махарадж приехал в Москву, чтобы помочь преданным разрядить обстановку. Я подошел к Адришье прабху и спросил его, могу ли я попросить Радханатху Махараджа, чтобы он разрешил мне пожить в Чоупатти. Адришья прабху посоветовал обратиться к Вадьянатхе прабху. Если он попросит Махараджа, то тот точно разрешит. Я пришел к Вайдьянатхе прабху и говорю: «Знаете, я так устал от этой борьбы, хочется отдохнуть». Вайдьянатх прабху человек очень мягкий, поэтому сказал: «Отдохни». Я сказал ему, что я не от служения устал, а от борьбы этой и переживаний и хотел бы пожить в Чоупатти. И все устроилось.

Радханатха Махарадж написал президентам в Чоупатти, и через месяц пришел ответ. Даже деньги нашлись благодаря милости Кришны.

Пожил я там полгода, и вера моя восстановилась. Преданные так заботились обо мне! Потом уже, естественно, я принял Радханатху Свами как дикша-гуру. Хотя я и сейчас не считаю себя хорошим учеником. Я до сих пор не понимаю по-настоящему величия своего Учителя. Это такая великая душа, я слушаю все эти истории про него, как он путешествовал, искал Абсолютную Истину и понимаю, что только по милости преданных смогу понять, кто такой духовный учитель и смогу удовлетворить его.

– Каким служением Вы сейчас занимаетесь?

– Раз в неделю я выхожу на санкиртану, а во время марафона Прабхупады стараюсь выходить каждый день. Санкиртана дает большой энтузиазм, сразу чувствуется реакция Прабхупады и Кришны. А в остальное время я провожу курсы для новых преданных «Основы ведической философии», также посещаю нама-хатты.

– Больше за границу не хотите?

– Нет, я понял, что везде то же самое. Есть внешние отличия, но основные принципы те же. А еще я понял, что нас там, за границей, никто не ждет. Это как Высоцкий пел: «Ах, милый Ваня, мы с тобой нужны в Париже, как в бане пассатижи». Люди везде эгоистичны и на других смотрят как на конкурентов. Мне не хочется ездить по миру, хотя нравятся новые места. Когда я начал работать моряком, то спрашивал бывалых моряков о других странах. Их рассказы сводились к воспоминаниям о том, что они купили, что продали, где напились. Я спрашивал их: «Подождите, там же другая культура, другие люди, все другое». А они отвечали: «Да ну, везде то же самое». Я не мог с этим согласиться, а поплавал несколько лет и насытился всем этим. Осталось желание жить в Индии, жить там дешево, с тысячей долларов полгода можно жить.

– У вас бывают такие мысли – что было бы со мной, если бы не сознание Кришны? Некоторые в ужас приходят от таких мыслей.

– Да, ничего не было бы, естественно. Когда я отождествил себя с преданными, то понял, что я кришнаит. И я понял, что вся моя жизнь складывалась таким образом, чтобы я стал преданным. Да, очень четко все это прослеживается. Причем, с самого детства. К примеру, желание стать моряком тоже использовалось только для того, чтобы стать преданным Кришны. Поэтому я и не представляю сейчас себя по-другому. К 25 годам я потерял всякий интерес к материальному миру, и я не знал, что делать, стоял, можно сказать, на перепутье. Я не знал, куда мне идти. А когда познакомился с Сознанием Кришны, то сразу понял, что нужно делать и куда идти. Наверное, по-другому быть и не могло…

– Расскажите, пожалуйста, про ашрам брахмачари в Москве.

– Сейчас Даяван прабху стал лидером ашрама, он очень серьезно занялся его улучшением. У него очень хорошее стратегическое видение. Произошли большие изменения под его руководством в течение года. Раньше тоже были такие попытки, но все они терпели неудачу. Сейчас устанавливается система кураторства, отношения между преданными становятся более доверительными.

В ашраме мы решили жить строго по ведическим правилам. То есть брахмачари не должны иметь собственность. Какие-то личные пожитки – собственность ашрама. Брахмачари не хозяин этих вещей, которыми пользуется. Пожертвования, которые мы собираем, мы тоже сдаем в ашрам. Если нам что-то надо, нам все это выдают. И в этом заключается замечательное свойство брахмачари-ашрама – ум полностью свободен от забот, куда потратить деньги и освобождается энергия, которую можно направить на изучение шастр. Все преданные ашрама это почувствовали. Сейчас мы переселяемся из Немчиновки в Юрлово, а с весны, когда преданные вернутся из Индии, организуем учебные программы. Этот центр нам представляется как школа садху. Там должны воспитываться люди, которые не просто знают теорию, но и имеют вкус к духовной практике. Они живут интенсивной духовной жизнью, получают духовный опыт, и потом они могут его распространять. Поэтому у нас должна быть хорошая философская основа. Также мы будем принимать на три года хороших преданных со всей России, за которых поручатся местные лидеры. За три года эти преданные должны получить образование, включая бхакти-шастры, научиться практическому служению, умению распространять книги, проповедовать, а потом обучать других. Они будут возвращаться домой, а мы будет навещать их, чтобы поддерживать их в духовной жизни. И они, конечно, будут приезжать к нам, чтобы вдохновляться.

Мы надеемся, что со временем этот брахмачари-ашрам расплодится, как улей. Должны появиться брахмачари-ашрамы по всей России. И эти ашрамы должны будут чувствовать связь между собой, подпитываться друг от друга. Мы хотим, чтобы были фестивали брахмачари, чтобы на этих фестивалях мы могли бы обмениваться опытом.

Брахмачари-ашрам был всегда отделен от общины, и в этом была слабая его сторона. Сейчас мы хотим больше внимания уделить налаживанию связей с серьезными грихастхами. Можно проводить совместные занятия, делать выезды и постепенно сделать так, чтобы грихастхи повышали свои стандарты и становились настоящими семейными садху. Потому что, когда преданный является строгим грихастхой, это очень вдохновляет брахмачари. Так же как хороший брахмачари вдохновляет семейного человека. Семейные люди вдохновляются отречением брахмачари – тем, что они удовлетворяются проповедью, служением, а брахмачари вдохновляются тем, что видят, как в семейном окружении можно жить духовной жизнью. Это показывает силу преданного служения.

Мы хотим наладить отношения и с нама-хаттами. Несколько людей будут заниматься связями с общинами. Есть еще некоторые планы, но о них говорить пока не буду, будущее покажет.

– Расскажите о Чоупатти, какая там атмосфера?

– Там очень оживленная духовная атмосфера. На киртане все преданные как сумасшедшие: глаза сияют, поют, скачут, реагируют на все очень активно. Видно, что у них сильная вера, они очень живые и искренние. Также они очень дружелюбные, но и строгие одновременно.

Когда я начал задумываться над причиной их поведения и успеха, я понял, что многого не понимаю. Все, что у них делается, кажется очень простым, естественным, но когда мы начали пытаться делать то же самое, у нас ничего не получилось. Я не мог понять, почему так? В этой общине все основано на вере в духовного учителя, в Святое Имя. И так как эта вера есть, все получается. Искусственными внешними мерами не добиться этого. Если просто сделать как у них внешне – это не будет действовать. Будет строгость, но не будет любви. У них есть вера в духовного учителя, в Святое Имя, и у них получается все естественно. Они с радостью отказываются от ложной материальной независимости, которую мы так ценим. Некоторые преданные, которые привыкли к материальной независимости и ценят возможность распоряжаться ей, приезжая в Чоупатти, не могут оценить эту атмосферу и понять, что хорошего в Чоупатти? Они так и уезжают без этих духовных реализаций.

У меня основное впечатление, что именно там, в Чаупати мне помогли возродить мою духовную жизнь. Появилось новое, правильное понимание духовной жизни. До этого я как-то не задумывался о том, что же такое настоящая духовная жизнь. У нас было простое понимание – распространяй книги и автоматически войдешь в игры Радхи и Кришны, в духовный мир. А оказывается, автоматически нельзя, не получится.

– Я слышала, что Шрила Прабхупада говорил о том, что если преданный посвятил всю свою жизнь санкиртане, то при оставлении своего тела он непременно увидит Прабхупаду и пойдет за ним в духовный мир. То есть Прабхупада лично сам это обещал – что за руку отведет санкиртанщиков в духовный мир.

– Я этого не слышал. Автоматически это не получится. Если человек распространяет книги и при этом думает о славе, о том, какое он место займет, сколько пожертвований соберет, он не попадет в духовный мир. Мы оправдываем себя, что эта деятельность нас спасет, но это не желание смотреть вглубь, не желание работать над собой. Мы должны работать над мотивами. Сознание Кришны – это сознание Кришны, но не сознание майи. И если мы думаем, как исполнить свои тонкие и грубые желания, мы останемся в материальном мире.

Этот мир как раз и создан для того, чтобы эти желания реализовывать. Кришна не будет нарушать нашу свободу. Если захотим к Нему, Он возьмет нас к Себе. Распространение книг – великая возможность заслужить милость Шрилы Прабхупады и Кришны. Даже если мы распространяем книги, не осознавая этого, мы получаем агьята-сукрити, и в будущем это обязательно проявится в нашей жизни, мы непременно получим возможность служить Кришне. Но пока мы не изменим сознание, мы не придем к Кришне. Не нужно себя обманывать.

А сознание очень хорошо изменяется как раз на санкиртане. Проповедовать невозможно, думая о чем-то другом. Все силы направляешь, чтобы убедить людей, но со временем понимаешь, что от тебя-то мало что зависит, все зависит только от Кришны. Нацеленность на проповедь и молитвы Кришне очень быстро меняют сердце. Но автоматически не получится изменить свое сердце. Можно распространять, надеясь на шакти, используя психологическое давление, мантры. Так часто в самом начале бывает, это воздействие раджа-гуны. Но это не правильно. Потом рано или поздно нам придется меняться. Кришна Сам будет нас менять, используя разные методы.

– Были ли у вас какие-то мистические моменты, связанные с Кришной?

– На санкиртане случаются очень необычные истории. Однажды я распространял книги на Арбате, перед кинотеатром, и у меня было плохое самочувствие. Поэтому люди меня не замечали. Я даже не был уверен, распространю ли хоть одну книгу. Тогда я стал молиться Кришне, чтобы Он послал мне хороших людей, которым нужны книги. Ко мне как раз подошел один преданный, который хорошо распространяет книги. Я обрадовался, потому что была надежда, что я в его ауре что-то распространю.

Идет студент, я говорю: «Привет!», дал ему книгу, а он в ответ: «Харе Кришна!» Купил у меня книгу, и выяснилось, что парень в нашем храме уже был. Мы с ним обменялись телефонами, познакомились. Его звали Вадимом, а когда я назвал свое духовное имя, он вдруг говорит: «Шри Гоура Хари, Вы мне снились. Во сне мы шли с Вами по лестнице, Вы – на седьмой этаж, а я на четвертый. Мы шли, о чем-то говорили, а потом Вы вытащили белые четки и вручили мне».

Ко мне пришла уверенность и понимание, что Кришна ответил мне, показал, что Он не бросает меня, когда мне плохо, когда нет сил. На самом деле я это не чувствую, но Он все время за мной следит, все время помогает, все время смотрит. Мне так легко стало, так здорово. Я нахожусь в майе под влиянием иллюзии и гун, которые покрывают мое сознание. Кришна не находится в майе, поэтому Он смотрит за мной, принимает самое близкое участи в моей жизни. Это был необычный опыт, и в сердце появилась благодарность к Кришне. Кришна слышит наши молитвы и отвечает на них.

Вопросы задавала Говинда Нандини деви даси

Записала Мяконькина Елена

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No16

Призывайте своего Кришну!

Наступили сильные морозы, но я будто и не заметила их…Я получила такое теплое общение, что внутри меня все размягчилось и даже расплавилось. Я думала, кто решится приехать в Псков в такие морозы, это же такая аскеза?!

Но нашлась такая удивительная личность – преданный Шри Гаурахари прабху. Как только я увидела его утром на вокзале, я невольно воскликнула: «Да я же знаю этого преданного, видела его у нас в Пскове!»Я вспомнила, что когда-то он читал у нас лекцию, которую я почти не слышала, потому что все смотрела и смотрела на его лицо, в его глаза и думала: «Как он похож на моего сына, такой же худощавый, аскетичный, у него такие же одежды, даже слова он говорит почти те же самые – все о Кришне, да о Кришне.»

Continue Reading >>

Я сделал эту книгу подношением своему гуру

Гададхара Пандит дас

Недавно я опубликовал, наконец, свою книгу о Мадхвачарье. За короткое время было напечатано 1000 экземпляров – получилось красиво и почти без ошибок. Издание организовал и спонсировал один из Махараджей храма Удупи Кришны – Лакшмивара Тиртха Свами. Он очень необычная личность. Махарадж знает меня еще с моего первого посещения Удупи и всегда был благосклонно расположен к проповеднической деятельности ИСККОН. Помимо издания книги Свами организовал пресс-конференцию и торжество по поводу выхода книги в свет. Поэтому это событие было широко освещено в прессе – вышли около 10 статей на местной и английском языках. Многие говорили, что это историческое событие – признание деятельности международных преданных со стороны последователей Мадхвачарьи.

На торжестве Свами вручил мне особый сертификат с благословениями и официально присвоил мне титул пандита. Вместе с этим званием он вручил мне особый красный мемориальный чадар с золотой вышивкой.

На торжестве прославили также Кришна Прию, так как она вложила много сил в издание этой книги.

Я сделал эту книгу подношением своему гуру Бхакти Викаше Свами на его Вьяса-пуджу. Он очень обрадовался этой удачной работе и сам лично написал предисловие к изданию. Также он попросил меня привезти 100 книг на подарки преданным в Майапур. Махарадж хочет поместить эти книги на свой столик для распространения рядом со своими книгами.

Русский брахман поразил дравидийских ортодоксальных вишнуитов

Статья с сайта krishna.ru

Наверное, даже перед лицом самого беспристрастного институтского экзаменационного жюри он не волновался бы так, как в день своего появления перед старцами-вишнуитами в древнем Удупи, что в южноиндийском штате Карнатака. Ему, псковскому брахману, предстояла презентация своего перевода с санскрита книги жившего в 13-14 вв. знаменитого индуистского святого Мадхвачарьи.

Радушие вайшнавов и их неподдельный интерес к самому факту перевода книги «Двадаша-стотра» стали наградой за годы напряженного изучения санскрита и философии «двайты», которой св. Мадхвачарья нанес второй, после Рамануджи, сокрушительный удар по популярной в средние века философии безличного Абсолюта. Присутствовавший на презентации перевода известный индийский философ Манмохан Лал Госвами назвал труд русского санскритолога «глубоко впечатляющим» и «удивительным». Русский по происхождению, Гададхар Пандит, по словам ученого, «продемонстрировал блестящее знание санскрита. Он оказал великое служение, переведя санскритские стихи и дав им толкование на английском. Решимость и милость Кришны, – убежден Госвами, – помогут ему подарить нам еще немало трудов по науке преданного служения Богу».

По мнению другого видного индийского религиозного деятеля – Шри Лакшмивары Тиртхи Свамиджи, – это «историческое событие, которым гордятся все индийцы». «Определенно, этот акт преданного служения Богу поможет людям жить умиротворенной и благочестивой жизнью по милости Локеши (повелителя миров) Шри Кришны», – заявил Свамиджи.

Это – не первая лестная оценка индийскими теологами и философами усилий российских вайшнавов в освоении древнего санскрита. Сказывается близость санскрита и славянских языков, уже давно установленная целым рядом научных исследований.

В Индии наших вайшнавов уважают и за проповедь возвышенных ведических идей. Так, несколько лет назад старейший индуистский орден «Шри Педжавар» в Удупи, основанный самим Мадхвачарьей более чем 700 лет назад и по сей день пользующийся высочайшим авторитетом, внес в реестр особо заслуженных вишнуитских организаций Международное общество сознания Кришны. На торжественной церемонии, посвященной этому событию, глава ордена Шри Вишвеша Тиртха Свами заявил: «Международное общество сознания Кришны – это всемирное движение, основанное А.Ч. Бхактиведантой Свами (1896-1977) ради проповеди традиции преданного служения Богу. Об этом мечтали все вайшнавские святые, но история показала, что лишь это общество способно распространить бхакти повсюду».

Св. Мадхвачарья считается одним из великих апостолов вишнуизма. Он родился в 1238 г., а оставил этот бренный мир в 1317 г. Его имя вошло в название Брахма-Мадхва-гаудия сампрадаи – одной из четырех важнейших ведических ученических преемственностей, восходящих к Кришне через первых мудрецов Творения. Мадхвачарья известен своей непримиримой борьбой против засилья имперсонализма, философии безличного Абсолюта. Он ввел и распространил теологическую доктрину, получившую название «двайта-вада» (чистый дуализм). Суть ее в том, что Всевышний Господь характеризуется как чисто духовная личность, никоим образом не подвластная влиянию материи, хотя Он ее и сотворил. Столь же строго разведены с Богом и изошедшие из Него живые существа. Мадхвачарья учил, что все живые существа в материальном мире скованы законом кармы, и освободить их может только бхакти, служение Богу с любовью и преданностью.

По преданию, Мадхвачарья был аватарой бога ветра Вайю и потому обладал сверхчеловеческой силой. Мудрец прославился не только как выдающийся философ и неутомимый проповедник, но также как могучий борец и быстрый пловец.

Его жизнеописание свидетельствует о том, что Мадхвачарья побывал в Гималаях и общался там с самим Вьясадевой, составителем Веданты и «литературным воплощением» Кришны.

* * *

Гададхар Пандит (в миру – Денис Дьяков) родился в 1971 в Пскове. По его собственному признанию, уже к 20 годам он уже «серьезно разочаровался в материализме», что, впрочем, не было редкостью в среде тогдашней советской молодежи. В 1992 г. будущий брахман влился в ряды Международного общества сознания Кришны, посвятив себя на многие годы изучению санскрита и английского. Он в числе первых российских кришнаитов окончил теологические курсы второй ступени вайшнавского образования – бхакти-шастри. Не прерывая своих санскритских штудий, брахман много путешествовал по стране и за рубежом. Он неоднократно совершил паломничество по святым местам Индии.

Первый его перевод «Двадаша-стотры» Мадхвачарьи был сделан на русском языке. Английская версия появилась совсем недавно.

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No16

Паломничество в Пандарпур

За четыре месяца до поездки я увидел изображение Господа Витхала-Пандуранги в ашраме в Мангалоре. Я предложил Господу свои молитвы и поклоны, прикоснулся к Его стопам, и решил, что мне нужно посетить это святое место. До этого я слышал от одного моего друга историю о том, как он со своим гуру посетил этот храм. Во время даршана у гуруджи стали проявляться экстатические симптомы. У него изменился цвет лица, и казалось, что он вошел в иное измерение. Мой друг, находясь рядом с гуру, смог также ощутить некоторые эмоции блаженства, и после у него возник интерес узнать больше обо всем этом. Он стал читать «Чайтанья Чаритамриту», где описаны экстатические изменения в теле Господа Чайтаньи.

Глядя на изображение Господа, я все больше убеждался, что должен посетить этот храм, и Господь Витхала устроил мою поездку.

Две преданные приехали по делам на машине из Бельгаума, который находился недалеко от Пандарпура, и согласились взять меня с собой обратно, потому что в их машине было свободное место. Я решил, что это знак Кришны и, конечно же, согласился.

Путь туда занял восемь часов, но это было не очень утомительно, так как машина была очень хорошей.

Храм в Бельгауме – это небольшая экспансия храма в Чоупатти, преданные здесь, несмотря на аскетичные условия жизни, полны энтузиазма. Меня очень хорошо приняли, предложили фрукты и молоко. Благодаря систематичной проповеди Девамриты прабху храм всегда полон новых преданных. Так как места там мало, многие преданные спали на улице под навесом несмотря на то, что было довольно прохладно. На другой день был экадаши, и я решил быстрее ехать в Пандарпур, чтобы принять даршан у Господа, потому что экадаши – очень благоприятное для этого время.

Никто не смог мне точно сказать, сколько времени займет поездка, говорили, что, может, успею добраться за три-четыре часа, а в результате я ехал семь часов. Дорога вилась через поля и различные посадки…

Так как вокруг царила деревенская атмосфера, я предположил, что Пандарпур будет небольшой деревней. Иногда автобус останавливался, и в него садились сельские жители, которые устраивались чуть ли не на моей голове – так было тесно. Для меня это было аскезой, но, видимо, необходимо платить какую-то цену за то, чтобы получить даршан Господа. Аскеза – неотменная часть духовной жизни, благодаря которой очищаются наши чувства и сознание. Я вспомнил свою давнюю поездку в Мантралайам, сопряженную похожими аскезами, в конце которой, достигнув цели, я осознал, что она стоила того, поскольку духовное благо очень трудно достижимо.

Наконец, вечером после захода солнца автобус въехал в Пандарпур, и я сразу смог ощутить могущество и величие этого места паломничества. Как правило, это проявляется в результате мощной духовной вибрации. Вокруг было очень много паломников, а в магазинах продавались различные предметы поклонения. Много садху привлекаются святостью этого места, открывая вокруг множество различных храмов и ашрамов. Подобное я видел в Пури и Гурувайоре.

Было уже поздно, но я решил попытаться успеть получить даршан Господа. Я подошел к большому зданию, выделяющемуся традиционной храмовой архитектурой, взял две цветочные гирлянды для Рукмини и Витхала и вошел внутрь. Чтобы подойти близко к Божествам, надо отстоять длинную очередь.

16 1

Издали я получил даршан Божества, и мне бросилось в глаза, что Оно было очень гладким. Позже я узнал, что по ошибке принял Рукмини за Кришну. Они Оба стояли в одной позе, положив руки на бедра. Чуть дальше я увидел еще одно Божество, которое я принял сначала за Рукмини, но это оказалась Сатьябхама, вторая жена Кришны.

На противоположном берегу реки Чандрабхаги расположена замечательная ферма ИСККОН, где я и остановился. По милости президента Санак-Санатаны прабху все устроилось самым наилучшим образом – он нашел преданного Чакрадхари прабху, который с удовольствием показал мне храм и святые места.

На следующий день мы доехали до храма на небольшом мопеде и встали в очередь на даршан. Поскольку было воскресенье и двадаши, народу было полно, и мы простояли около двух часов. Несколько лет назад для того, чтобы урегулировать очередь, здесь построили пятиэтажный дом. Когда приезжают очень много паломников, очередь проходит по коридору через все этажи, и это может занять около пяти часов. Пока мы стояли, Чакрадхаури прабху рассказал мне историю Божества.

Во времена Кришны жил великий преданный Пундарика, и его престарелые родители были великими вайшнавами. Пундарика служил им, следуя дхарме (питри дево, майтри дево… атитхи дево). Такое служение согласно Ведам есть также служение Верховной Личности Бога. Господь Шри Кришна Дваракадхиш был настолько удовлетворен служением Пундарики, что лично явился к нему и захотел дать ему Свои благословения. Но Пундарика не имел никаких эгоистичных желаний, поэтому он просто попросил Витхалу: «Пожалуйста, стой здесь, и кто бы ни пришел увидеть Тебя, дай ему освобождение из океана рождения и смерти». Господь милостиво повиновался желанию Своего чистого преданного и встал, положив руки на пояс. Поэтому и воды в этом океане не больше, чем по пояс…

Через какое-то время Рукмини деви, не найдя Господа в духовном мире, пришла в Пандарпур и попросила Его вернуться обратно. Он ответил ей: «Я связан обещанием и не могу уйти, но если хочешь, оставайся здесь со Мной». Тогда Рукмини встала рядом с Ним…

Когда подошла наша очередь входить в храм, я начал читать Пандурангааштаку, небольшую молитву из восьми стихов, написанную Шанкарачарьей. Хотя он – основатель школы имперсоналистов, на самом деле он великий вайшнав, воплощение господа Шивы. В этой молитве он описывает Пандурангу как парабрахма-лингам, воплощение Верховного Брахмана, который совершает свои игры на Земле, играет на флейте и дарует радость всем жителям Вриндавана. Читая эту молитву на санскрите, я ощутил необычайное удовлетворение. Ощущение жары и дискомфорта из-за длинной очереди ушло, и, наконец, я увидел Витхала. В Его форме ощущалась необычайная сила и уверенность, способность дать прибежище всем тысячам людей, приходящих к Нему. Особенность этого храма заключается еще в том, что всем разрешается подойти и прикоснуться к стопам Господа, сделать подношение в виде гирлянды и сладостей.

После даршана Пандуранги мы получили непосредственный даршан Шри Рукмини, Сатьябхамы, Радхарани и множества других Божеств.

У выхода из храма был магазин с махапрасадом, где продавались ладду – сладкие гороховые шарики. Сознание после даршана поднялось очень высоко, и чтобы хоть немного вернуться в тело, мы вкусили по два ладду, которые были подобны нектару.

После этого мы посетили Гопал-пур – место, где Господь совершил много игр. Там до сих пор остались отпечатки Его стоп, а также стоп пастушков и телят. Одна великая преданная подметала там улицу. Господь явился и стал помогать ей, держа совок для мусора…

На другой день мне выпала другая редкая удача, и мы поехали с Чакрадхари прабху в храм очень рано, к самому открытию, то есть к 4 часам утра. В это время в храм запускают первую группу паломников – примерно 30 человек. И они имеют возможность присутствовать на всей утренней службе, длящейся около двух часов. В службу входит омовение Пандуранги пятью видами нектара (молоком, гхи, йогуртом, медом и кокосовым молоком), обряд одевания и арати. Нам удалось попасть в первую группу паломников, хотя для этого пришлось побороться с толпой целеустремленных прихожан.

Так я побывал в великом месте паломничества – Пандарпуре…

Гададхара Пандит дас

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No16, 2006

Прости меня, Господь

Прости меня, Господь, что я не рада
Снежинкам, тающим в моей ладони теплой –
Их жизнь так коротка и непорочна.
В открытое окно врывается прохлада
И снег, такой уставший и поблеклый,
Растает как снежинки этой ночью.
Прости меня, Господь, за то, что небо это
Мне кажется потухшим и размытым,
А облака – как призраки теней.
Вино из терпкого рождественского ветра
Наполнит щедро мой бокал разбитый,
Чтоб я могла забыться поскорей.
Господь, прости, прости – ведь я ослепла!
Твой Лик, что отражен в сиянье дня,
Расплескан в сотнях детских лиц умильных,
Мне незнаком. Лишь яркой вспышкой света,
Блеснув, исчезнет мысль, безумием маня –
Лечу к Тебе, верни мне мои крылья.

Говинда Нандини деви даси

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No15

Вьяса-пуджа Бхакти Викаши Свами в Пскове

…Это было на фестивале в городе Набережные Челны. Одна матаджи ходила с большим подносом, на котором лежали самые разные фрукты, угощала всех и просила прославить ее духовного учителя, так как у него был день рождения. Мне это так понравилось, что я сразу подумала: «Когда у меня будет духовный учитель, я буду поступать также». А так как Господь исполняет духовные желания, то так и случилось.

Еще до Нового года я решила созвониться со своим духовным братом Нитай Гаурангой прабху с предложением провести вьяса-пуджу нашему гуру Бхакти Викаше Свами. Нитай Гауранга прабху милостиво согласился с моим предложением, и 3 января у нас состоялся настоящий праздник!

Оказывается, многие и не знали, что Бхакти Викаша Махарадж родился в 1957 году в Шотландии. В этом году исполнилось 30 лет, как он получил духовное посвящение у Шрилы Прабхупады и духовное имя Илапати дас.

Первые два года после получения посвящения Махарадж жил в лондонском храме, а затем уехал в Индию. Там он путешествовал и распространял книги до 1989 года, а потом принял санньясу и получил новое имя – Бхакти Викаша Свами. В настоящее время множество преданных со всего мира приняли прибежище у его лотосных стоп…

По милости духовного учителя мы каждый год получаем личное общение с ним, а также обучение и вдохновение на фестивалях в Татарстане. Бхакти Викаша Махарадж на каждый фестиваль привозит свои новые книги, которые вместе с преданными «уезжают» потом во все уголки России, Белоруссию и Украину. В течение всего фестиваля ученики по три раза в день бывают на даршане у Гуру Махараджа, получают наставления, спрашивают совета и благодарят своего возлюбленного духовного учителя за его безграничную доброту, терпение и аскезу, которую он совершает, отвечая на наши вопросы и видя наше несовершенство.

Набравшись вдохновения, энтузиазма и опыта в преданном служении, мы потом целый год живем в ожидании новой встречи с нашим духовным учителем, духовными братьями и сестрами. Такие фестивали дают почувствовать близость большой семьи Бхакти Викаши Свами.

Так на нашей встрече с преданными, проходившей дома у Нитая Гауранги прабху, мы пытались прославить Гуру Махараджа. Лена и Люба очень трогательно спели бхаджан «Гурудев», спасибо им большое. Потом был прасад, и мы старались послужить нашим преданным наилучшим образом, разносили сладости и фрукты.

Благодаря Нитай Гауранге прабху и его семье ни один преданный не остался без подарка. Атмосфера в его доме была такой теплой и доброжелательной, что преданные не хотели покидать это духовное место.

Слава нашему Гуру Махараджу, который проливает на псковичей такую милость!

Манджу Медха деви даси

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No15