Rss

Былое и думы (прод.2)

(Продолжение. Начало см. в номерах 28 и 29)

Не религия, а культура

Итак, в город пришла весна, а с нею вместе – наша новая площадка для проповеди: в Университете открывался Индийский культурно-информационный центр. Это была инициатива местных индийских бизнесменов – алмазников. Совершенно случайно узнав об этих планах в свое время, мы с неоценимой помощью Саши и Тани (замечательных людей и надежных друзей) начали планировать интеграцию в эту перспективную структуру.

С индусами была проведена разъяснительная работа. Помню, когда я первый раз пришел с ними встречаться – едва я зашел, Раджеш как фокусник выхватил из стола какую-то корочку и, победоносно помахивая ею, заявил: «О, ИСККОН! Я есть почьетный член! Да!»
После чего, почувствовав, видимо, относительное спокойствие за свои финансы, он немного расслабился. И в этот момент я понял – как трудно жить богатому, малость скуповатому бомбейскому индийцу в своей стране и своем городе – ведь так много замечательных слуг Господа с активной жизненной позицией всегда готовы помочь ему развить такие замечательные качества, как щедрость и непривязанность к плодам своего труда! Боялся он напрасно, надо сказать – я наоборот принес комплект книг в подарок для будущего центра.
Дальше все развивалось гармонично. На оформление помещения были выделены средства, часть которых были нами благополучно освоены – Саша взял на себя эту часть миссии и принялся заказывать все, что мы считали необходимым для нахождения в будущей маленькой Индии. В итоге этим необходимым оказались три полнейших комплекта книг Шрилы Прабупады, куча всей возможной сопутствующей литературы, включая всякие брошюры и музыку.

Все это пришло самым первым, поэтому было занесено и расставлено в еще пустующем свеже-отремонтированном помещении, что сразу сформировало правильное умонастроение и отношение к центру у сотрудников университета. Когда через неделю после этого Саша зашел что-то туда доложить, на вахте, узнав куда он направляется, деловито и буднично уточнили «В центр Кришны, да»?
Таким образом, можно видеть, что обладающие достаточным благочестием люди склонны естественным образом принимать основополагающую концепцию мироздания – ишавасйам идам сарвам. Надо только их чуть-чуть направить в правильное русло своими уверенными действиями и правильно размещенными артефактами.

Под конец оформление центра проходило в авральном режиме. У индусов работал юристом наш хороший знакомый, который, кстати, готовил документы и регистрировал центр. Так вот, он жаловался, что Раджеш заставлял некоторых сотрудников своего предприятия бесплатно трудиться в будущем центре. Так можно видеть, что иногда возможности агьята-сукрити приходят, преодолевая сопротивление субьекта.

Ведь в чем заключалась эта повинность? Раджеш привез из Индии «навороченную» посеребренную мебель, ткани, музыкальные инструменты, картины, панно и скульптуры. Самая большая скульптура – Радха-Кришна. В итоге она и оказалась на самом почетном месте. То есть люди просто ходили и обсуждали – «Куда мы Кришну поставим? А Ганешу? Какой идиот повесил Лакшми в этом углу?! А книги? Вот это… Шри… Шримад бх… Бхагаватам – неужели трудно было поставить по порядку?! Видно же – вот первый том, вот второй»… Таким образом, все было очень благоприятно. И конечная экспозиция только укрепила упомянутое правильное отношение к центру у университетских обитателей (это было хорошей подготовкой к грядущим еженедельным киртанам и прочим вайшнавским радостям). Отдельные робкие вкрапления джайнской тематики (наши индусы были потомственными джайнами) и застенчивый Рерих в обществе нескольких вялосиреневых буддийских брошюр на крайней нижней полке впечатления не портили.

30 8

Индийские миллионеры, которые помошгали открыть центр, и Арджуна Валлабха прабху

Итак, все было готово к открытию, которое обещало стать событием года в республике. Я позвонил в Москву Радха Дамодару прабху и пригласил представителей ИСККОН на открытие Центра.

Вас не должна вводить в иллюзию легкость описания того, что мы делали – все давалось нелегко, продумывалось на много шагов вперед – просто делалось (наша визитная карточка) с ошеломляющим для оппозиции нахальством. А оппоненты также были, без этого никак.

Не секрет, какая у ИСККОН репутация благодаря безнаказанным (на всероссийском уровне) усилиям наших бородатых друзей и общего невежества населения. Чиновники тоже сопротивлялись. Раджеш говорил мне, что его предупредили – никакой религии в центре быть не должно.

А кто против?! Мы только за. Это культура, дорогие, ведическая культура. Индийская. Ну не индийская – ведическая, понимаете, да? Там, где индийская – там и ведическая, а там, где ведическая – там непременно и индийская. Ничего кроме культуры.
Иногда можно ясно видеть, как важна ведическая культура…

Декабрьская история

Как-то мы были на рынке, и в этих вневременных лабиринтах и суете я услышал за спиной: «Харе Кришна»!
Это был Вачаспати прабху. Необычный такой преданный – очень простой. Когда мы познакомились в свое время, первый вопрос, который он мне задал, был: «Вы из Гаудия-матха»?

Я удивился и спросил, почему он так подумал?
 «Ну у Вас такой вид серьезный. Погруженный такой…»

В тот момент я понял, что над репутацией ИСККОН еще работать и работать. А то странно как-то. Чуть физиономия поумней – и уже подозрения: «Наш ли»?

Ну а вчера на базаре обнялись мы с ним. Начался разговор. Только я немного расслабился, потерял бдительность, и он мне уже распространил книгу. Я даже сам ничего не понял… Это у меня первый опыт в этом отношении. Я вообще-то тоже когда-то книги распространял, уж не знаю, сколько… Примерно 2-3 тысячи книг, а тут мне самому впервые распространили! Это были необычные ощущения… А Вачаспати разговор на этом закончил – что в общем-то логично, и с благословениями двинулся дальше.

30 9

Арджуна Валлабха и Ангира муни прабху, Якутск, 1996г. Программа в клубе «Феникс» (база месного музыкального андеграунда)

Такова природа милости Шрилы Прабхупады в этот марафон – она подобна последствиям ядерного взрыва, не различает своих и чужих и найдет вас везде и всюду – не спрячетесь!!!

Бабочка – истребитель

Этот паренек появился как-то незаметно, тихо зашел и сел. Полукультовый клуб «Феникс» принимал гостей, пришедших на нашу проповедническую программу. Ангира Муни, наконец, добрался до гитары и принялся петь, а рядом сел местный рокер Абрикос тоже с гитарой и принялся подыгрывать.

Эти стены и некоторые присутствующие представители якутского андеграунда слышали много чего, судя по количеству и размерам аппаратуры и выпирающей наружу внутренней свободе, но Харе Кришна для них было новым опытом. Паренек сначала просто улыбался, потом начал подпевать, постукивая рукой по подлокотнику старенького кресла.

После программы, которую никак не хотелось заканчивать, мы предложили желающим поехать к нам домой. Несколько человек, в том числе этот скромный паренек, погрузились с нами в машины, и вечер был продолжен.

Наконец я с ним познакомился.
– Ганс. Ганс Охлопков. Знаешь – у меня сегодня день рождения. А все забыли – никто не приехал. Я пошел в «Феникс» – думал, может, кто репетирует или играет. А тут вы…

Ганс был основателем самиздатовского журнала, неплохим поэтом и музыкантом. Группа «Бабочка-истребитель» – это было достаточно громким именем в той среде. Мы много пели в тот вечер, смеялись, шутили, слушали Ангиру Муни, был прасад, и я видел, как жадно Ганс пьет эту чистую воду нового духовного опыта. Через две или три недели, я прочел в газете о его смерти. Ганса убили, убила какая то шпана, напав на него на улице и нанеся несколько ножевых ранений.

Прости, Ганс, наверное, я должен был дать тебе и сделать для тебя больше, чем получилось…

Дневник Арджуны Валлабхи даса, г. Санкт-Петербург

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No30, май 2007