Rss

Былое и думы (прод.)

Мистическое путешествие со Звездочкой (Продолжение. Начало см. в номере 28)

Условия были, конечно, аскетичные. Палатка постепенно обросла сеном – получилось сооружение а-ля «Ленин в Разливе.» Обливаться было холодно. Осенью, когда начались заморозки, вылезешь, бывало, из палатки, возьмешь ведро – а там ледок на воде. Сразу возникает молитвенное настроение и… день начат удачно.

Почти сразу назрел вопрос о необходимости собаки – а как же без нее?

Владения наши по периметру гордо украшали строгие таблички «Частная собственность», «Проезд запрещен». Надо было соответствовать.
Пса, похоже, нам дали как бонус к купленной корове. Так и появился в хозяйстве Боб. Такого жуткого труса, приспособленца и конформиста собачий мир еще не знал. Но свое новое место службы он полюбил, ценил его и очень им дорожил.
Естественно, он был поставлен на вегетарианское довольствие, а хочешь мяса – сам лови. Он и ловил. Мышей-полевок. Специально его отпускали ежедневно на эту «охоту».

Это было жалкое зрелище поначалу – все эти бесплодные прыжки и зарывания по пояс в мышиные норы. Но постепенно навык пришел, и Бобби восстановил свои изначально дарованные способности. Таким образом, правильное общение и руководство помогают развиваться. Это не сказки.

И снова мы купили корову, которую нужно было доставить на нашу ферму. Это было определенно мистическое путешествие.
Получилось так, что не было специальной машины для того, чтобы транспортировать купленную корову в места обитания нашего дружного коллектива. Выход был только один – привести ее своим ходом. Расстояние было километров 30-40. Вести выпало мне. Покупку по имени Звездочка облачили в своеобразный ошейник с крепкой веревкой. Путь предстоял долгий, у меня была карта и схема маршрута, а у Звездочки – четыре ноги и длинный хвост.

Сначала все шло неплохо, но километров через 10 мы вышли на дорогу вдоль чудовищно-огромной колхозной фермы. Я никогда не забуду этого зрелища: бесконечно длинный забор, местами проволока и грязные худые коровы внутри этого забора. И самое главное: увидев нас, они принялись мычать. Хором. Это был крик отчаянья, от которого было совершенно жуткое ощущение.
В это время Звездочка остановилась как вкопанная. Что там происходило в ее коровьем сердце – загадка. Но уже через пару мгновений она рванула со всей своей почти лошадиной силой с дороги на поле, ведущее к забору фермы.

Я рванул за ней – и если вы думаете что по своей воле, то ошибаетесь. На моей руке была намотана веревка и хорошо намотана, надо сказать. Набирая ход, я пытался размотать эту чертову веревку – бесполезно.

Итак, мы мчались по полю под одобрительное мычание публики. Я думал только о том, как бы не упасть. Затем, собрав последние силы, рванулся назад, из-за чего веревка натянулась, и Звездочка резко притормозила. Я рванул еще, упал на бок – прямо в грязь, и это ее остановило окончательно.

Я вам клянусь, мычание разделилось на два лагеря: одно звучало с нескрываемым злорадством, другое – с некоторым разочарованием. Мне даже показалось, что некоторые рогатые зрители пытаются изобразить знаменитый жест – большой палец вниз (так они подергивали копытами).

Путь был продолжен, однако трудности на этом не кончились. Вскоре Звездочка устала и проголодалась, поэтому передвижение заметно замедлилось, и мы стали часто останавливаться. В конце концов, начался сильный дождь – из тех, что способен лить часами. А мы брели и брели по дороге…

Смеркалось, и возникало очень удивительное ощущение – впереди 10 км, позади 30 км. Деваться некуда – нужно идти вперед, назад не вернешься. Устал, промок, замерз – ничего не поделаешь.

«Матра спаршас ту каунтея…» – выбора нет, только вперед.

Это было так похоже на духовную жизнь… Особенно если представить себя на месте коровы. Иногда привязанности заставляют человека «рвануть» в сторону. Иногда трудности норовят стать путами на ногах, и есть большой соблазн просто остановиться. Свалиться, заснуть, умереть, раствориться в брахмаджьоти…

И поначалу ты не понимаешь, что это не выход. Что назад – 30км, вперед – 10 км, а прямо здесь – просто грязь и дождь, и то же самое будет через 100, 200 и 500м и на всем пути. А хорошо только дома, когда туда дойдешь.

Это понимает тот, кто ведет. Он знает дорогу. И он терпелив…

Второе пришествие. Бойцы вспоминают минувшие дни…(Продолжение. Начало см. в номере 28)

Однажды в какой-то вновь открытой молодежной газете вышла статья. В ней автор перечислял все наши с женой псевдонимы и имена, под которыми мы публиковали статьи. Не забыл ни одного – около десятка их было.

«Все эти люди способствуют тому, что в республике увеличивается количество кришнаитов», «В нашем маленьком городе по оценкам сектоведов не менее 200 кришнаитов!!!», – возмущался автор. «Практически не осталось уже человека в Якутии, который бы не знал об этом культе!»

29 8

Справа налево: Бхакти Чайтанья Свами, Арджуна Валлабха дас, его жена Нанда Валлабхи д.д.

Это была лучшая оценка наших скромных усилий, если учесть, что в основном все делали мы с женой, потому что в то время в Якутии было мало преданных. Из-за обилия псевдонимов создавалось ощущение, что все пишут если не о Кришне, то непременно о чем-то ведическом. Мода такая бывает, знаете – в этом сезоне все пишут об этом… Некоторые журналисты стали тоже иногда что-то такое ведическое изыскивать и вставлять в свои материалы, и понятно, что некоторым это очень не нравилось.

Установили личность автора. Оказалось – один из преподавателей воскресной школы решил выбиться в люди, естественно, за счет «подлых» сектантов.

Вот вы смеетесь – а такое и вправду было. Приходит в мэрию, к примеру, тетя с кипой распечаток от дворкинской конторы и изъявляет желание встать на довольствие при этом почтенном заведении. И прямо с порога излагает: «Отдельный кабинет мне, оргтехнику и оклад жалования». А то город есть, секты есть, а бороться некому. Нет борцов. В этом учреждении работали наши знакомые, которые тетю «приостановили». Так она в истерику кинулась: «Не думаете о детях наших!» Чуть скандал не получился.

Нашего героя манила слава и известность. После своей публикации он принялся ходить по радиостанциям и предлагать новую благолепную программу «Православные беседы». На одной станции его приняли, и работа закипела.
Из православного в программе были только колокольно-малиновые заставки, а все эфирное время шли материалы о сектах, скаченные из вышеупомянутых источников.

Я написал небольшой фельетон о «сектодавах», который опубликовали через знакомого в местной вкладке «АиФ». Этот человек себя узнал в фельетоне, прибежал в редакцию, но ничего не добился. Говорят, мужик натурально ревел – так злился. Так ничего и не добившись, он написал в редакцию письмо и попросил передать мне. Я пришел. Письмо содержало уже привычный вызов на дуэль – у него в программе на радио. На радио (где он работал) организовали массовые звонки возмущенных зрителей. Руководству были переданы материалы, опубликованные в здешней прессе, и кое-что еще – на тему прямого вреда демократическому обществу от подобных пресловутых деятелей.
Все кончилось тем, что договор с ним продлевать не стали, а вскоре и программу закрыли. Не помогли и заступники из епархии. Вскоре он, как и первый незадачливый «дуэлянт», покинул город…

Отмечу, что все подобные события происходили два года подряд почему-то именно накануне Явления Господа Баларамы. И победы, таким образом, становились подношением Его лотосным Стопам.

Некоторые думают, что все в этом мире случайно – я к этим некоторым не отношусь…

Самолет разбился при посадке

Дело было в Братске – шел декабрьский марафон 1993 года. Я был в группе Авирхотры прабху. Совершенно случайно мы наткнулись в одном из книжных магазинов на огромную партию книг Шрилы Прабхупады по невероятно низким ценам – видимо, они были сданы туда еще несколько лет назад через книготорг.

Решили выкупать. Из Бурятии приехали гонцы с крупной суммой денег, причем, одним из «гонцов» был не так давно появившийся в Сибири украинский паренек по имени Эдик.

В то время было полное доверие ко всем – деньги хранились в какой-то тумбочке. Это было непростительной халатностью. Буквально день-два прошло, и в один из вечеров Эдик собрался на санкиртану. Я зашел за новыми книгами и увидел, как Эдик обувается у двери, спрашивая: «Как я выгляжу»? Наш повар Женя отвечает ему: «Как Элтон Джон. Очки тебе идут».

Эдик берет сумку и уходит. Вечером все собрались, а парня нет. Стали волноваться – двенадцатый час уже, что с ним случилось? Про тумбочку сразу никто и не вспомнил, а когда полезли, денег в ней не было.

Утром стали звонить и выяснили, что Эдик улетел в Иркутск, чтобы оттуда улететь в Москву. В это же самое время слышим новости по радио: «В аэропорту города Иркутска при взлете разбился самолет– все находившиеся на борту – погибли».

Звоним в Иркутск – в справочную по происшествию: «Пассажир такой-то (ФИО) был на борту»…

Иногда людям кажется, что взлеты и посадки самолетов разрешают авиадиспетчеры…

Дневник Арджуны Валлабхи даса, г. Санкт-Петербург

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No29, апрель 2007