Rss

Былое и думы

Постепенно приходит понимание необходимости записывать то, что еще помнится. Так рождаются эти заметки…

Фермерское хозяйство «Санкиртана»

Это очень загадочная история. Мало кто знал тогда, и еще меньше знает сегодня об этой смелой попытке – вполне в духе того времени.
Один человек (Виктор) решил организовать фермерское хозяйство – раньше государство давало желающим стать фермерами беспроцентный кредит с большим сроком выплаты, огромный участок земли и все благословения заниматься этим полезным делом. Виктор был преданным и хотел попробовать сделать эту ферму вайшнавской.

Заранее была получена инструкция от Маму Тхакура прабху – назвать ферму «Санкиртана». Преданные обратились в региональный центр Новосибирска с просьбой помочь зарегистрировать центр в городке, и резолюция была такая: «Центр в райцентре – это экстаз». Правда, дальше экстаза дело почему-то не пошло…

Дело было в окрестностях городка Камень-на-Оби, шел 1992 год. Я приехал туда из Москвы, прервав свою многообещающую карьеру полотера в храме на Беговой. Это отдельная история – всем окружающим это решение казалось полным безумием. Оно и сейчас выглядит именно так… Но дальнейшие события показали, что это было необходимо, хотя выбор дался мне нелегко.

Итак, в наличии было фермерское хозяйство «Санкиртана» и четыре новоиспеченных фермера, причем только Виктор был профессионалом, так как за его плечами был какой-то профильный техникум. Аркадий, уроженец Анадыря, в свои 22 года первый раз увидел, как растет морковь – и это был последний раз, потому что, отправившись пропалывать грядки, он аккуратно удалил все всходы этой самой моркови, оставив то, что ему казалось похожим на морковь. К счастью, на одну грядку сил у него не хватило.

Евгений приехал из Москвы и был болезненно экстравагантен. Никогда не забуду, как в своих кремовых штанах и белых туфлях он гонялся за нашей первой коровой по раскисшей кочковатой местности, нежно помахивая каким-то травяным побегом. Корова была явно в шоке, ибо кроме телогреек, сапог и хорошего дрына – других авторитетных атрибутов хозяина не представляла.

28 10

Покупали ее очень интересно. Мы с Витей на мотоцикле отправились в невероятную глубинку – по каким то странным дорогам, приехали на древний хутор, даже трудно представить было, что там живут люди. Постучали и зашли в старую «кислую» избу. А там сидят два мужика – грязные, заросшие, в странных тельняшках, и интерьер соответствующий. И играют в шахматы – с часами! Так я понял, что эта страна определенно благословлена.

Впоследствии количество коров увеличилось до трех. Но эта первая – была особенная.

Фактически мы жили в чистом поле, практически – под деревом. Нет, конечно, у нас была большая квартира – база в городе, но на земле не было ничего, только палатка и небольшой полевой стан – место для костра и стол со скамьей.

И эта корова первый свой день у нас прожила тоже под деревом. Это развило в ней такой дух отречения (или сама атмосфера нашего быта была такой заражающей), что впоследствии, когда ей пришло время телиться, она сбежала из загона и отправилась рожать в лес. Пришла через неделю, приведя сияющего теленка. Это точно был или бывший, или будущий йог – вся его внутриутробная жизнь прошла под звуки Харе Кришна мантры.

Потом был построен простой крытый загон на трех персон. Постепенно он обрастал стенами из бывших соломенных коровьих подстилок, перемешанных с навозом. Очень практично – утром убираешь у коров и формируешь из этого толстую крепкую стену.

Как вы уже поняли, опыта деревенской жизни не было практически ни у кого. Косить кроме вечно занятого Виктора умел только я. Но и это поначалу не помогало, потому что не было косы. Первый коровий завтрак (пучок травы) был нарезан кухонным ножом, и при его подаче в глазах завтракающей коровы мелькнула обреченность, смешанная с ужасом.

Позже обнаружилось, что корова – существо коллективное. Все попытки заставить ее пастись на привязи на полянке в ближайших окрестностях заканчивались либо побегом к родному загону, либо (при усилении прочности привязок) диким и душераздирающим мычанием. Стоило только присесть неподалеку – процесс мирной пастьбы возобновлялся незамедлительно.

Когда были приобретены еще две коровы, выяснилось, что они не только коллективные, но и ревнивые. Стоило подойти к одной, две остальные начинали бесноваться в своих загородках по соседству, старались изловчиться и боднуть удачливую подругу.
Простая жизнь учит смекалке. Готовили мы на костре и вскоре достигли определенного совершенства в этом – даже пекли хлеб. На угли ставили несколько кирпичей – этаким домиком, со всех сторон герметично все закрывалось, и внутрь на крышке перевернутой кастрюли помещался хлеб (на соде). Все это было с отрубями, на свежей муке – недалеко было место, где мололи зерно. Потом хлеб предлагали на походном алтаре. А в праздники мы готовили целый пир, даже халаву делали на костре.

Наш участок находился в окружении таких же владений прочих фермеров, и между нами было легкое соперничество.

Один сосед сделал упор на картошку – все напрочь засадил и прогорел, так как был неурожай и дождливая погода во время уборки. Мы же все засадили пшеницей, которую собрали и продали с большой прибылью.

В конце – концов, сосед сам виноват. Бхагавад-гиту ему продали еще накануне посевной, надо было учить матчасть: «Там, где присутствует Кришна – повелитель всех мистиков, и Арджуна, великий лучник – там всегда будет изобилие, победа, необычайная сила и нравственность».

(Продолжение следует)

Якутск захлестнуло чистой волной сознания Кришны

Проповедь понемногу набирала ход. И в один из февральских дней 1995 года у меня взяла интервью известная и «матерая» журналистка. Интервью получилось очень теплым. Его успешно опубликовали, и она предложила мне стать главным героем в ее телепрограмме – прямой эфир на час, очень хорошее время в воскресенье. А если еще учесть, что была зима, жуткий мороз и люди сидели дома, то это была большая удача.

Итак, я отправился в условленное время в студию. Зашел в гримерку, мне принесли утюг, и я стал гладить курту.
Вдруг слышу за дверью гул, который приближается и оказывается на деле какой то достаточно скандальной перепалкой. Я стою к двери спиной – дверь с грохотом распахивается, и в гримерку врываются две решительно настроенные тетушки (это я краем глаза наблюдаю), за ними вбегает растерянная ведущая и еще кто-то – хотят их схватить.

Оборачиваюсь. В меня впиваются две пары горящих аки угли глаз – пауза, молчание, и одна женщина разочарованно выдыхает: «Нет. Не он». В очередной раз я почувствовал себя дваждырожденным.

«Харе Кришна! – говорю. – Что происходит»?

Оказалось, что тети – родственницы жертвы Ашутоши, которая от его «проповедей» в Якутске спятила и начала чудить со своим ребенком. Из-за этого было много шума. Этим женщинам кто-то сказал, что будет передача, они прошли через знакомых, думая, что снова приехал Ашутоша, и замыслили расправу.

Через пять минут начинался эфир, и я увидел сомнения в глазах журналистки (еще и начальство подошло – советуются, думают) и предложил открыто обсудить тему в студии. Они согласились. Это был удачный ход, как показало развитие событий. В результате получилось шикарное шоу: вопросы, ответы, я показывал книги, повторяя: «Не ищите дешевых самодеятельных «гуру» типа упомянутого персонажа, которые создают проблемы людям, вместо того чтобы их решать». Все так погрузились, что эфир затянулся на 20 минут дольше отведенного времени. Жаль только, что по техническим причинам телезрителям не удалось звонить в студию и задавать вопросы. Мне потом работники телевидения говорили, что люди звонили и хорошо отзывались о программе. По их оценкам, этот прямой эфир смотрели как минимум полмиллиона человек по всей Якутии. В то время в Якутии было всего четыре канала, а в районах республики – два канала.

После эфира меня дожидалась одна из врывавшихся женщин. Она извинилась, мы хорошо с ней поговорили и расстались почти друзьями. Спустя годы она приходила несколько раз к нам на программы. Это было хорошим уроком – непонимание и проблемы с людьми должны обсуждаться. Я сел в автобус и обнаружил, что пассажиры – женщины разного возраста – ведут бурный разговор о программе в целом и моей персоне в частности. Обсуждение крутилось вокруг фразы «молодой, красивый умный парень – че ударился в это?» Я подумал, что лучшей наградой за усилия будет когда-нибудь через много лет услышать о себе: «Старый уже, ноги еле таскает, а все этой кришнаитской дурью мается».

Особое место занимала борьба с так называемыми антикультистами. Все началось с того, что у нас появилась возможность регулярно печатать в газетах откровенно проповеднические материалы.

Моя жена работала в редакции одной из популярнейших республиканских газет. Дело было еще до дефолта – газеты были толстые, типа альманахов, и при этом доступные. С редактором были чудесные отношения, это был достаточно известный в Якутии человек, настоящий профессионал и суперпиарщик. Поскольку газета толстая – нужно много материалов. Материалы пишут авторы, авторы любят гонорары, это бьет по бюджету, а бюджет любит ходить не битый.

Это комплекс внешних причин (о настоящей причине всех причин все уже догадались) привел к предложению регулярно печатать материалы о сознании Кришны и сопутствующих темах. Что мы и стали совершенно бескорыстно практиковать. Естественно, мы не забывали и другие издания – благо все основные и даже не основные редакции находились в одном здании – Доме Печати. То есть под боком.

Личное обаяние делало свое дело, росла и крепла профессиональная солидарность – это была такая тусовка, где все друг друга знали и дружили между собой.

Город и республику захлестнуло этой чистой волной. Началось противодействие. Первым был некий приправославный персонаж, создавший патриотический молодежный клуб. Он начал деятельность с публикации статей в третьеразрядных городских газетах, в одной из которых он опрометчиво задел ИСККОН. Постепенно при поддержке местных иерархов РПЦ он стал буквально ломиться в главные газеты республики, но тут у него возникла проблема. Он договорился с правительственной газетой о публикации своего пасквиля. Однако то, что он счел своим успехом, было началом его конца.

До сих пор я его игнорировал, ибо отвечать на заметки в боевых листках, которые при тираже в тысячу экземпляров читают от силы 100 человек – это себя не уважать. Дальше события разворачивались стремительно. Я написал открытое письмо от имени читателей газеты с аргументированной просьбой оградить просвещенное население от сомнительных дельцов, сеющих раздор в нашем строящемся демократическом обществе. Вместе с друзьями из протестантской церкви «Слово жизни» мы собрали достаточное количество подписей, и документ был доставлен редактору. Текст его так вдохновил, что он сам готов был подписаться и очень сожалел о своей неразборчивости при публикации «патриота».

Письмо опубликовали. Вдогонку я написал статью о сущности людей, скрывающихся под масками борцов с сектами.

Эффект был мощный. Следует учитывать специфику остаточного советского менталитета – все написанное в Главной Газете не может быть неправильным. И это сработало. Этот человек побежал по редакциям, и везде его ждало одно разочарование. Параллельно он был жестоко бит в теледебатах Юрой Вдовенко – пастором «Слова Жизни». Я там тоже высказывался – в роли этакого эксперта.
Агонией стал вызов «этих кришнаитов» на дуэль на страницах одной из недружественных газет, но мы решили не принимать в дуэли участия. Просто сходили с Юрой к редактору, и при помощи наглядных пособий – Конституции, Закона о печати, решения суда по иску к одной иркутской газете – объяснили ему, что если еще такое повторится, его газета будет иметь большие проблемы. Только через 7 лет после этого издание осмелилось робко и с оговорками затронуть тему пресловутых «сект».

Через несколько месяцев незадачливый карьерист – «антикультист» уехал из Якутии. Это была большая, но не окончательная победа.
Вскоре был брошен новый вызов от нового деятеля…
(Продолжение следует)

http://nilacala.ru

Дневник Арджуны Валлабхи даса, г. Санкт-Петербург

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No28, март 2007