Rss

Archives for : Интервью

Революция бхакти-врикши по всему миру приблизит приход Золотого Века

40 9

Ангира Муни прабху

– Ангира Муни прабху, расскажите, пожалуйста, какова роль Джаяпатаки Свами в продвижении программы бхакти-врикши?

– Джаяпатака Махарадж, в каком-то смысле, основатель-ачарья этой программы, по крайней мере, в современном ИСККОН. Истоки этой программы восходят еще к Господу Чайтанье и Господу Нитьянанде. Основы бхакти-врикши были разработаны в трудах Бхактивиноды Тхакура, например, его известная поэма «Годрума Калпатави», которая во всех подробностях описывает рынок Святого Имени, или его известный бхаджан «Далалера-гита», в котором говорится о том, что, если мы приводим кого-то к Господу Нитьянанде, и Тот продает ему Святое Имя, то мы получаем проценты в виде милости Господа Нитьянанды. Это и есть тот самый принцип сетевого маркетинга, который положен в основу бхакти-врикши.

А в наше время основоположником системы бхакти-врикши является Джаяпатака Махарадж, который, разрабатывая эту систему, опирался, с одной стороны, на вышеупомянутые работы Бхактивиноды Тхакура и, с другой стороны, на очень успешный опыт христианских ячеечных церквей, которые во второй половине двадцатого века развивались в высшей степени удачно. Классический пример – это пастор из Южной Кореи, который, начав в семидесятые годы с небольшой церкви из нескольких десятков человек, следуя этим принципам маленьких делящихся групп, создал крупнейшую церковь в истории христианства, которая сейчас насчитывает около миллиона человек, тридцать пять тысяч групп только в Южной Корее. То есть, фактически, Южная Корея стала христианской страной за последние несколько десятилетий.
Вот, собрав этот опыт, Джаяпатака Махарадж предложил основные идеи программы бхакти-врикши, как программы заботы о преданных, живущих в городах. Эта программа заключается в заботе о преданных через систему обучения их в маленьких группах и вовлечении их в проповедническую миссию.

– Как давно это началось?

– В качестве подношения к столетию Шрилы Прабхупады в 1996 году Джаяпатака Махарадж провел семинар по бхакти-врикше в 100 странах мира. Тогда же он впервые приехал и в Москву. Я помню этот его первый семинар в Сухарево, который вызвал большой интерес, в том числе и среди лидеров ИСККОН того времени. С этого момента в разных странах, в том числе и в России, преданные стали пытаться воплощать эти принципы. Тогда же появился учебник «Ветви Бхакти», который написал Каунтея прабху, ученик Джаяпатаки Махараджа, где содержались основные принципы этой программы. В разных странах преданные стали пытаться делать что-то, в том числе и в России. В Москве, Петербурге, Тюмени, Барнауле появились группы бхакти-врикши, и это было, в каком то смысле, движение на ощупь. Что-то получалось, что-то не получалось, поскольку были изложены только основные идеи, но реального опыта еще не было. Какие-то группы были успешными, какие-то группы делились, в том числе в Москве, в те 1990-е годы. Но наибольшего успеха эта программа достигла в Омане, в общине, которую возглавляли ученики Джаяпатаки Махараджа Виджай Венугопал прабху и матаджи Према Падмини. Они приехали в Оман в конце 1980-х годов. Они были двумя первыми ИСККОНовскими преданными в этой стране, в которой было много индийских служащих, работающих по контракту. Они нашли проповедников среди этих индийцев и к 1995 году у них возникла большая нама-хатта, порядка 150-200 человек. Затем по просьбе Джаяпатаки Махараджа они преобразовали эту большую нама-хатту в систему нескольких бхакти-врикш. Эти бхакти-врикши начали расти и делиться очень эффективно. Через полгода у них было 10 групп, еще через полгода 20 групп, еще через полгода 40 групп, еще через полгода 80 групп, то есть возник тот самый взрывной эффект, который и предполагается в этой программе. Затем рост затормозился, потому что все индийцы в этой стране работают по контракту и через какое-то время должны уехать, поэтому количественно они примерно сейчас находятся на одном месте, на уровне 130 групп, но при этом каждый год они выращивают новое поколение лидеров, которые приходят на смену уезжающим из страны преданным.

Новый виток развития бхакти-врикши в России начался 2 года назад, когда Виджай Венугопал прабху и матаджи Према Падмини начали приезжать сюда. К тому времени они уже уехали из Омана, их рабочий контракт истек, они переехали в Бангалор, и теперь они путешествуют по всему миру как официальные представители Министерства нама-хатты ИСККОН и обучают преданных своему успешному опыту. Отличие того, что сделали они, заключается в том, что они разработали очень целостную систему, методику, то есть сейчас они предлагают уже не просто идеи и концепции, а готовый набор учебных пособий, материалов, в которых уже есть расписанные по урокам занятия на 64 недели, вопросы, рекомендации и т.д., что позволяет намного легче вести группы даже для не очень опытного преданного. И вот, имея этот опыт, и эти материалы, они путешествуют по всему миру. Они начали приезжать в Россию два года назад, и с тех пор здесь начался новый виток, возобновилась вера в бхакти-врикшу.

– А какой, примерно, объем преданных в России уже охвачен программой бхакти-врикши?
 
– Сейчас есть определенный успех, есть группы, которые работают по методике Виджай Венугопала прабху и матаджи Према Падмини во многих городах России: в Москве, Петербурге, Тюмени, Барнауле, Новосибирске, Омске, Екатеринбурге, Самаре, Ростове. В Москве те группы, которые серьезно следуют этому курсу, очень успешно развиваются, растут и количественно, и качественно, то есть увеличиваются в объеме, приходят новые люди и остаются в этих группах. Люди в этих группах быстро выходят на уровень 16-ти кругов, 4-х принципов, принятия духовного учителя. Решающая точка будет поставлена в ближайшие месяцы, когда эти группы впервые в Москве должны делиться, если это будет успешно, то можно будет сказать что, бхакти-врикша в России заработала.

– Какие есть моменты, которые тормозят это движение и какие, наоборот, способствуют его развитию в России?

– Тормозит некая общая инерция преданных. Хотя преданных много и они все хорошие, но вот это понимание того, что грихастхи, прихожане, должны принимать на себя какую-то ответственность в движении Господа Чайтаньи, далеко еще не стало довлеющим в нашем обществе. Пока это делают только единицы энтузиастов. Шрила Прабхупада ожидал, что все грихастхи будут активно проповедовать. А бхакти-врикша – это и есть реальная программа того, как грихастхи могут это делать. Поэтому главный тормоз – это то, что большинство преданных пока не понимают важности и эффективности бхакти-врикши, пока это дело энтузиастов разных ятр, но так бывает всегда с любой программой. Поэтому, если в предыдущие годы я больше тратил усилия на проповедь идеи, то сейчас я трачу больше усилий на то, чтобы вырастить несколько успешных групп в Москве, которые потом могут передавать свой опыт всем желающим.

Ну, а что благоприятствует? Во-первых, всегда очень помогают Виджай Венугопал прабху и матаджи Према Падмини, которые приезжают в Россию и которые приняли ответственность за то, что происходит в российской бхакти-врикше. Они готовы и дальше приезжать и помогать всем, кто желает серьезно это делать. Их вера, энтузиазм, их духовная сила – очень важный фактор.
Второй фактор: настает очень благоприятное время для бхакти-врикши, я это вижу по притоку новых хороших преданных в группы, в Москве это особенно хорошо заметно.

– Каковы перспективы бхакти-врикши в больших городах и в маленьких, преимущества и тех и других?

– В больших городах легче, опыт Москвы показывает это, потому что есть из кого делать бхакти-врикшу. По крайней мере, в Москве все идет удачно. Сейчас настало хорошее время, идет приток новых людей хороших, молодых, разумных, серьезных. У Кришны есть какие-то планы дальнейшего развития нашего движения, и все, что от нас требуется, это позаботиться об этих людях и помочь им найти свое место в движении Господа Чайтаньи, то есть реально стать лидерами. И они готовы к этому. Поколение, которое мы сейчас видим, это люди, которые склонны принимать на себя ответственность. Не видно никаких причин, по которым они через несколько лет не могли бы стать лидерами бхакти-врикши.
В маленьких ятрах несколько сложнее, потому что там нет такого стабильного притока людей, как в Москве. Но, тем не менее, надо пытаться. Я думаю, должна быть какая-то проповедническая программа, потому что бхакти-врикша работает с новичками. Если уже несколько новых человек есть, ну скажем, за год пришло несколько человек в ятру, их надо взять и сделать из них бхакти-врикшу. Если новых людей нет, надо придумать, где их взять. Что здесь можно придумать? Может быть, какие-то проповеднические программы, лекции в городе устроить по психологии, аюрведе, йоге, по чему угодно. Показывает опыт, через эти каналы сейчас приходит наибольшее количество людей. В Москве некоторые приходят прямо в храм, либо привлекаются санкиртаной, харинамой. Но если ничего такого в городе нет, тогда наиболее реально – это ведические лекции, так как обычно они привлекают хороших людей. И затем, как только появляется какая-то группа, надо начинать с ней работать. В свою очередь, преданные из группы могут приглашать своих знакомых, друзей, родственников. Группа может расти и появится новый поток людей в ятру.

40 10

Виджай Венугопал Прабху и матаджи Према Падмини

Что касается старых преданных ятры, то они могут смотреть на это и вдохновляться, и через какое-то время тоже могут открывать бхакти-врикши. Эта программа универсальна в том смысле, что она дает возможность роста для всех: для новичков, благодаря тому, что они получают систематическое обучение и заботу в группе, и для “старичков”, потому что позволяет им найти миссию, став лидерами групп и продвигаться дальше.

– Можно ли начать заниматься бхакти-врикшей по учебникам или нужен пример?

– Желательно иметь и то, и другое. Учебники хороши, но чтобы почувствовать настроение, энергию, хорошо иметь перед глазами пример каких-то успешных групп. Идеально, если они уже есть в этом городе. Но, если нет в городе, то надо их найти, где они есть, возможно, в другом городе, съездить туда за опытом.

– Видите ли Вы альтернативу бхакти-врикше в развитии проповеднических программ и занятиях прихожан?

– Я не вижу лучшей системы, чем бхакти-врикша. Она наиболее гармонично сочетает в себе все, что нужно: а) обучение, б) заботу, в) вовлечение преданных в проповедь. Это наиболее комплексная программа и при этом наиболее сбалансированная и хорошо разработанная благодаря усилиям матаджи Према Падмини.

– Какими Вы видите перспективы развития бхакти-врикши в России и по всему миру?

– Я просто процитирую матаджи Према Падмини и Виджай Венугопала прабху. Они не сомневаются в революции бхакти-врикши по всему миру, которая и приблизит приход Золотого Века, предсказанный Господом Чайтаньей. А как иначе это может произойти? Если мы будем ориентироваться на привычную модель (храмы, брахмачари), то мы не сделаем весь мир преданными. Все люди не могут поселиться в храмах. Чтобы это движение стало по-настоящему массовым, это должно быть движение проповедующих грихастх. И если это случится, если бхакти-врикша заработает, грихастхи станут активными, то ожидаемые нами замечательные события могут стать реальностью в плане преобразования этого мира. Бхакти-врикша есть реальный механизм того, как это может происходить в ближайшие годы.

Что касается перспектив, по мнению Виджай Венугопала прабху и матаджи Према Падмини, самая перспективная страна – это Россия. Они ездят по разным странам и говорят, что, на самом деле, в России перспектив для бхакти-врикши больше, чем в Индии. Может быть, это удивительно слышать русским преданным, которые часто говорят, что бхакти-врикша только для Индии, но Россия больше годится для бхакти-врикши, так как индусы более испорчены в смысле того, что они привыкли к более расслабленной жизни в сознании Кришны – в храм приходишь-уходишь. А русские люди борются, сражаются за свое сознание Кришны. Русские преданные в большей степени революционеры, чем индусы. Поэтому говорят, что первой в массовом порядке бхакти-врикшу примет Россия, затем Индия, а затем весь мир. Таков их план.

Вопросы задавал Лакшмана Прана дас

Ангира Муни прабху, лидер программы развития нама-хатт в России,
отвечает на вопросы газеты “Садху-санга” о бхакти-врикше

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No40, декабрь 2008-февраль 2009

Когда жив дух санкиртаны

39 15

39 16

– Ниламбара Нитай прабху, расскажите, пожалуйста, о вашей путешествующей группе санкиртаны. Как давно вы этим занимаетесь? Каких успехов достигли, и какие трудности существуют?

– Успехов мы никаких не достигли, мы солдаты санкиртаны. Организовал нас Адхокшаджа прабху из министерства санкиртаны России полтора года назад. Он нас пригласил, собрал, во Владимире, нацелил на машину, и машина у нас появилась через год. С бору по сосенке, как говорится, мы собрали средства и купили «Нисан», очень хорошая машина. Мы путешествуем всего несколько месяцев на этой машине вчетвером: Шалаграма прабху – мой зять, Нила Мадхава деви даси – моя дочь, Махавир прабху и я. Махавир прабху занимается картинами, снимает нам квартиру и помогает нашей санкиртане, то есть он – флагман, прокладывает пути по России. Вообще, Адхокшаджа прабху определил нам города для поездок. Круг за каждый год для санкиртаны. Пятнадцать групп таких по России, мы одна из них.

– И у вас есть благословение министерства санкиртаны?

– Да. Основную часть финансов нам выделило министерство, и благодаря ему у нас появилась машина.

– Что вас вдохновляет на это служение?

– То, что мы путешествуем с Божествами. У Нила Мадхавы и Шалаграма свои Божества Шри Шри Доял Нитай Шачисута, а у меня Шри Шри Нитай Гаура-натарадж. Это Псковские Божества. Их очень красиво расписала Нила Мадхава. Они очень милостивые. Она им служит, и я помогаю служению Божествам и занимаюсь санкиртаной. Это то, что я хотел всегда: поклоняться Божествам и ходить на санкиртану. Я сочетал это в Пскове. У меня санкиртана не получалась, потому что не хватало времени. Я сочетал это служение и пуджарство во Владимире два с половиной года, у меня опять все время уходило на служение Божествам, а на санкиртану времени опять не было. Но все равно я выходил практически каждый день. А здесь у меня получается, что я выхожу ежедневно, служу Божествам, читаю писания, читаю утреннюю джапу, успеваю все. Всегда я мечтал, чтобы утром до семи часов вычитывать джапу, а здесь у меня есть такая возможность. У нас хорошие отношения в группе, то есть психологическая обстановка в группе хорошая. У нас нет политики, мы очень дружны, понимаем друг друга с полуслова, это тоже очень привлекает.

– Как я понял, у вас распределены роли. Вы с Шалаграмом распространяете книги, Нила Мадхава готовит…

– Она еще служит Божествам, она утром пуджу проводит, кормит Божеств, готовит и тоже старается выходить на санкиртану. Махавир прабху – бывший санкиртанщик, много книг распространял. Сейчас он занят картинами, потому что он хочет создать семью, но он тоже выходит, когда есть время.

– В каких городах вы уже побывали, в каких регионах России?

– Когда у нас машины не было, мы были в Павлопосаде, потом в Твери. А как машина появилась, это всего пару месяцев назад, мы поехали в Рязань. С машиной были в Таганроге, Кисловодске, Сочи. Мы начинающая группа, у нас результатов еще нет никаких.

– Ну, вы во Владимире уже ходили каждый день?

– Да. Мы выезжали втроем, без машины, из Владимирского храма. Шалаграм и Нила Мадхава служили во Владимирском храме, и мы так на две недели выезжали.

– Что Вы можете посоветовать тем преданным, которые хотели бы начать распространять книги?

– Кришна даст миллион благословений этим преданным, если они будут выходить, и это большая милость и мечта всех святых. Даже мудрецы Сатья-юги хотели родиться сейчас, чтобы принять участие в миссии санкиртаны. Санкиртана угодна Кришне, Господу Чайтанье. Шрила Прабхупада о санкиртане, распространении книг, сказал, что это брихад-мриданга, что она действует во времени. Когда мы распространяем книги, мы один на один прославляем Кришну, и у нас прямая проповедь. Потом книгу читают люди, она в днях, в месяцах, в годах, в столетиях, то есть идет киртан в столетиях.

Шрила Прабхупада сказал, что храмы не для того созданы, чтобы там ели, пили, спали, а для того, чтобы санкиртанщики выходили распространять книги. Вот для этого созданы храмы. Если даже храмы закрываются, то они потом откроются, потому что люди читают книги, люди приходят, и храмы будут открываться. Очень важно, чтобы все выходили на санкиртану. Храмы живы, только когда жив дух санкиртаны, потому, что они не приносят такой материальной прибыли, но идет милость от Господа. Милость идет и финансово, и жив дух тогда в этом храме.

– Если таких энтузиастов в небольшом городе немного, и даже если один человек, то как ему сохранить энтузиазм, чтобы периодически выходить на улицу?

– Это очень важно – чтобы личность была. Эта личность ведет за собой, вдохновляет. Если личность постоянно занимается этим, то люди привлекаются.

– А что ему, вот этой личности, Вы посоветуете, чтобы он выходил, он один-одинешенек, как ему сохранить энтузиазм?

– Чтобы сохранить энтузиазм, надо слушать духовных учителей. Вот, Гопал Кришна Госвами постоянно говорит о воине выходного дня. В Америке преданные создали проект «Воин выходного дня». И там этот проект имеет успех. Когда преданные-грихастхи в выходные дни выходят распространять книги. И вот Гопал Кришна Госвами постоянно говорит об этом проекте в России.
Санкиртана – это мед. Он или есть, или его нет, как в мультике. И когда нет плода – это тоже нектар, потому что это угодно Господу Чайтанье, и это согревает сердца. Надо знать, что все духовные учителя говорят о санкиртане.

– Есть ли у Вас какие-то особые секреты мастерства или особый стиль распространения?

– Особый стиль распространения есть у Шалаграмы прабху. Я солдат, слуга санкиртаны, который служит мастеру.
Надо, конечно, проявлять свою индивидуальность в санкиртане. Шалаграм прабху, например, шутит, а кто-то ярко говорит или поет о санкиртане и о книгах. И вообще, надо быть очень искренним и быть самим собой, тогда книги будут уходить. Санкиртана – это непредсказуемый процесс.

– А может ли быть такое, что человек, в силу своей кармы или каких-то обстоятельств, создан для служения «в тылу», то есть он не может выходить, или любой преданный может и должен выходить распространять книги?

– Любой преданный может это делать. Надо иметь желание, а чтоб было желание, нужно благословение. Если будет благословение преданных, тогда это желание будет иметь силу.

– Большое спасибо. Харе Кришна.

– Харе Кришна.

Вопросы задавал Лакшмана Прана дас

Интервью Ниламбары Нитая прабху в преддверие декабрьского марафона распространения книг Шрилы Прабхупады

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No39, октябрь-ноябрь 2008

Музыка для Кришны и Его преданных

На Ратха-ятре в Санкт-Петербурге я взял интервью у двух матаджи из музыкальной группы Бхакти Бхринги Говинды Свами.

– Представьтесь, пожалуйста.

– Меня зовут Анапаяни.

– А меня Салтанат.

38 838 9

– Как давно вы ездите с  Говиндой Махараджем?

– Уже семь лет.

– А какие места посещали, какие страны?

– Швеция, Африка, Америка, Англия, Польша, Маврикий, Китай, Венгрия.

– Вы – ученицы Бхакти Бхринги Говинды Махараджа?

– Бхакти Бхринги Говинды Махараджа и Бхакти Вайбхавы Махараджа.

– У вас есть музыкальное образование?

– Да, консерватория.

– Расскажите об интересных случаях, как вас принимали? Может, было что-то необычное, опасное?

– На Грушинском фестивале мы пели с 10 вечера до 6 утра. В один из вечеров пьяные начали кидаться в нас и в Махараджа бутылками. Такие опасности бывают там, где шумно, где много народа во время публичных программ, таких, как Вудсток, Грушинский фестиваль. А в принципе, везде преданные, все хорошо.

– Вы чувствуете защиту Кришны? В путешествии всегда нужно на Него полагаться.

– Естественно. Часто чувствуем.

– А у вас есть какие-то профессиональные выступления? Вас приглашают, оплачивают?

– Нет, такого еще не было. Выступаем чисто для преданных. Но в Африке мы выступили с концертом для обычных людей. Мы пели бхаджаны и Харе Кришна.

– Как они отреагировали?

– Очень хорошо.

– Как воспринимают в Европе, в Африке, в Китае? Какое там своеобразие?

– Везде люди в восторге от пения Махараджа. Им нравится именно такая обработка. Мы в центре йоги в Америке пели, там тоже очень хорошо принимали. Мы часто распространяем нашу музыку в виде дисков, их очень хорошо берут.

– Расскажите про Китай, какие там преданные?

– Мы были в Гонконге, это бывшая английская колония, там преданные замечательные.

– Вас приглашали на телевидение, на радио?

– Нет, не было. В основном, мы выступаем перед преданными.

– А вы чувствуете себя артистами? Вы столько ездите, вы известны всему ИСККОН.

– Мы среди преданных, а здесь все равны. Мы здесь играем, а кто–то на кухне готовит, еще больше предается. Какая разница? Кто-то, может, и больше делает. Прославлен тот, кто невидим, смиренно ходит, не гордится. Но наше служение тоже важно для Кришны. Оно ничем не выше и не хуже того, кто на кухне чистит картошку, кто распространяет книги. Не важно. Каждый занимается своим делом. Это наша специальность.

– Как долго вы поете на одном концерте, сильно ли устаете?

– Иногда устаем, иногда нормально.

– По сколько часов вы работаете?

– По три, по четыре часа. А на Грушинском пели по 8 часов, но это было давно, три-четыре года тому назад. Это все благодаря Махараджу. На его энергии мы держимся. Если бы не было его, что бы мы делали…

– Может, были какие-то веселые случаи?

– Один раз мы потерялись. Группа преданных улетела в Амстердам, а я и еще две матаджи остались. У нас нет телефона. Наш рейс улетел. Там была сложная пересадка с одного рейса на другой. Мы вдруг увидели Кадамба Канана Махараджа, подошли к нему и попросили телефон. Он сказал, что у него нет сотового телефона. Я говорю: «Почему у Вас нет телефона?» «Он мне не нужен». Я доказываю: «Нет, нужен». В общем, была паника. Гуру Махарадж нас встречал. Потом он не ругался, перевел все в шутку.

– Сколько человек у вас в группе?
– Раньше было 7-8, в составе у нас гитарист, флейта, скрипка, физгармонь, саксофон и мридангист.

– Какие планы у Махараджа и у вас?

– У нас без него планов никаких нет. Если у него нет планов, мы заняты своими делами дома. Если у Махараджа запланированы поездки, то мы с ним ездим. Только с ним.

– Сейчас он не делился планами? Он же не сможет больше приезжать в Казахстан.

– Нет, не делился. У нас запланированы поездки до осени. После этого тура мы едем в Польшу, оттуда в Италию, потом домой.
(тут внезапно музыкантов позвали на киртан, и они, извинившись, поспешили на сцену)

– Спасибо большое. Харе Кришна.

Лакшмана Прана дас

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No38, август-сентябрь 2008

Интервью с Махабуддхи прабху (Санкт-Петербург)

– Махабуддхи прабху, расскажите, пожалуйста, как Вы пришли в сознание Кришны.

– Родился я в 1972 году, в сентябре, потом ясли, детский сад, школа. Во время обучения я читал всякую литературу, фантастику, в основном, Стругатских, что мне очень нравилось. А еще научно-популярные журналы. В одном из журналов «Наука и жизнь» публиковался цикл статей «Хатха-йога – что мы можем взять из нее». Я начал заниматься по картинкам и даже маму приобщил, но потом оставил. А в 1988 году впервые купил книгу Шрилы Прабхупады. Это было еще при советской власти. У «Дома Книги» на выходе стоял человек и продавал книги. Я интересовался философскими вопросами, поскольку читал советскую фантастику, и был атеистом, даже выписывал журнал «Наука и религия». Молодой человек с книжками спрашивает: «Индийской философией не интересуетесь?» «Нет». «Познать себя не желаете?» Мне было 16 лет, между 9 и 10 классом. Книга называлась «Книжка индийского мышления». Я ее купил за 3 рубля, в то время это были большие деньги. Я думал: «Зачем я ее купил?» Но мне понравилось изображение Шрилы Прабхупады. Он сидит, и на нем цветочная гирлянда. Это было странно и необычно – человек в цветочной гирлянде. Книгу я прочитал, но особо не проникся, не понял. Через некоторое время я ее продал однокласснику, у которого папа интересовался йогой. Я думал, что 3 рубля – все-таки большие деньги.

37 10

А еще в журнале «Наука и религия» за 1987 или 88 год была статья «Прабхупада зовет в рай», атеистическая статья, его ругали, но не так, как сейчас.

Во время перестройки у Казанского собора был такой гайд-парк. Там собирались неформалы и устраивали дискуссии. Я был атеистом, но, послушав людей, я понял, что более обоснованная позиция – агностика – человека, который не отрицает Бога, но считает, что и доказательств о Его существовании нет.

Преданные проводили харинаму у Казанского, по Невскому, угощали прасадом, я останавливался, киртаны мне нравились, я брал прасад, но по телевизору и в статьях говорилось, что это самовнушение. Если все время повторять, все, что угодно, можно себе внушить. Мне это особенно не нравилось, какая-то ерунда, а мелодии я иногда напевал.

В 1990 году я был в Москве на концерте группы «Аквариум» в ДК МЭЛЗ. Там в фойе были кришнаиты, пели киртан. Во время концерта Гребенщиков пел несколько песен, где звучало Харе Кришна или о Кришне, а последнюю песню он спел, и вышли двое преданных и вместе с ним стали петь Харе Кришна несколько минут. Мне не очень нравилось. А потом, когда стояли в очередь в гардероб, какой-то преданный ходил с коробочкой и просил пожертвования. Я косился на него, хоть бы ко мне не подошел. Дать-то нужно, все дают, неудобно, но не хочется. Зачем? И он ко мне не подошел, и хорошо.

А потом весной 1991 года мне один знакомый дал кассету, на которой были мантры, мне очень понравились. Там был Индрадьюмна Махарадж, Харикеша Махарадж, несколько мелодий. Я слушал, слушал, потом спросил, что это. Он сказал, что в ДК «Ленсовета» проходят программы, где поют мантры. В ДК оказались преданные, я стал туда ходить и петь. Так все постепенно продолжалось, но что говорилось на лекциях, меня не интересовало, мне нравились сами мантры. Иногда после программы в голове крутилась мелодия, а я заходил в магазин и покупал колбасу с чувством, что я сделал что-то полезное.

Там говорили что-то, но я ничего не воспринимал. Только через несколько месяцев я понял, что там что-то еще и говорят, все проходило мимо сознания.

37 11

Я как-то подошел к распространителю и спросил: «Где купить книжку с мантрами, которые поют?» Он мне показал «Шри Ишопанишад». Я сказал: «Давайте, я куплю». Мне сказали, что в «Говинде» песенник есть, поехал в кафе «Говинда». Там оказались программы, туда стал ходить. Одну из лекций проводил Деваршират прабху. Я стал слушать, интересно. На одной из лекций он сказал, что мясо не надо есть, это было осенью 1991 года. Прихожу домой, а там лежит колбаса, но желания никакого нет, хотя вроде и вкусно. Никаких усилий не было, и отвращения не было, и желания не было. Потом купил четки и стал повторять несколько кругов, а потом и 16 кругов. Этот процесс занял год – с весны 1991 до весны 92 года. Я не то, чтобы пришел в сознание Кришны, но потихоньку иду.

– Как Вы выбрали духовного учителя?

– Постепенно. Два года я думал, кого бы выбрать, все хороши. В октябре 1992 года я сосредоточился на Харикеше Свами Махарадже. Наверное, было бы хорошо, чтобы был он. Но я еще не был уверен. Но потом попал на Вьяса-пуджу в Ижорах в 1993 году. Там был Чайтанья Чандра прабху и старшие преданные, там была удивительная атмосфера, преданные удивительно рассказывали о духовном учителе незабываемые вещи. Я подумал, что Харикеша Махарадж – это то, что нужно. Через год я попросил пранаму – в 1994-м, а через год, в 1995-м, инициацию. Потом, когда он ушел, в 2002 году я узнал, что Бхакти Вигьяна Госвами будет принимать учеников. Было бы неплохо, это удивительный Махарадж.

– Вам имя поменяли?

– Я еще инициацию не получал. Я еще не готов, не тороплюсь, дело серьезное.

– Вы пранаму читаете?

– Да. Сознание Кришны – это серьезно, не то, что покушать.

– Как мама стала преданной?

– Я ее познакомил. Вначале ничего ей не рассказывал, прасадом угощал с программ. Предлагал то, что она готовит, если без мяса. Наверное, это как-то подействовало. Сам я ей ничего не рассказывал и никому не советую рассказывать родителям. Яйца курицу не учат. Так и происходит, что родители и близкие родственники не воспринимают, лучше, чтобы об этом им говорил кто-то более для них авторитетный, а самому занимать их преданным служением: почитай, послушай, покушай. Она описала все это в книге «Как я пришел в сознание Кришны» Чайтаньи Чандры Чарана прабху, про меня написала, я даже не помню какие-то моменты, а она это помнит. Она тоже приняла духовным учителем Харикешу Махараджа, а теперь у нее гуру Гопал Кришна Махарадж. Ее зовут Вьясаканти деви даси.

– Как Вы попали в Чечню, как Вы там проповедовали?

– К счастью, никак. В 1995 году наши питерские преданные поехали в Грозный с программой «Пища жизни», и после больших приключений и усилий им удалось там открыть пункт по раздаче прасада. И когда они рассказывали об этом, я думал: вот это да, какие приключения. Но я и не думал, что мне могут предложить поехать. Желание такое было.

37 12

До этого я работал в храме на Бумажной на стройке. Объявляли: кто хочет поехать добровольцем в Чечню, но я не обращался. Кто я: я ничего не знаю, ничего не умею, не было и мысли, что я там пригожусь. И вот как-то Сутапа прабху подходит ко мне: «Ты не хочешь ехать в Чечню?» – «Я? Хочу!!!» – «Хотя бы посуду мыть». Посуду мыть я могу. И в июле 1995 года мы поехали. Сначала заехали в Москву на несколько дней, ждали, чтобы достать билет до Грозного. Тогда только-только открыли железную дорогу, и трудно было достать билеты. Мы садимся в поезд на Московском вокзале, и Сукхананда прабху мне говорит: «Рагхава Пандита прабху убили». Это преданный из Сухуми, руководитель храма и «Пищи жизни». Так Сукхананда нас «вдохновил».

И когда мы жили в Москве, смотрели видео похорон Рагхава Пандита и траурный митинг памяти, как рассказывал Двиджа Кришна, наш знаменитый полковник генерального штаба: «Я такой проповеди никогда не видел». И действительно, на митинге было около тысячи человек, и выступали заместитель премьер-министра Абхазии, министр культуры, лидер коммунистической партии Абхазии, другие политики. Один поэт читал стихи: «Перед ними снимаю шляпу я, неверующий человек». Преданные, благодаря такой бескорыстной деятельности, заслужили огромный авторитет. Даже представить нельзя, что обычные люди могут так ценить то, что делают преданные, и так хорошо к ним относиться, так их прославлять. Я бы так не смог, выпусти меня на трибуну. Обычные люди говорят: «Преданные такие молодцы, так много делают, так служат Богу, так служат людям, огромное им спасибо от чистого сердца».

Программа существовала с весны 1995 года по август 1996 года. Я пару раз там был вахтовым методом. Большинство преданных так делало – приедут, а потом уедут. Был постоянный состав – несколько человек. Было от 10 до 20 человек, которые готовят, развозят, раздают, моют посуду, общаются с властями, с журналистами.

– Расскажите, пожалуйста, о Вашей научной карьере, и как это Вам помогает в сознании Кришны?

– Научной карьеры у меня нет, поэтому можно сказать кратко: она никак не помогает, а жаль, она могла бы помочь. Единственное – я поступил в университет на философский факультет и с грехом пополам его окончил. Я хотел это дело оставить. Чувствовал, что этот уровень не совсем тот, который требуется, но Гуру-Махарадж Бхакти Вигьяна Госвами сказал мне продолжать. Я работал по связям с общественностью, выступал пару раз на каких-то конференциях, на Российском философском конгрессе выступал в 2005 году, но такого, чтобы писать, защищать диссертацию, такого нет, а жаль, потому что это дело хорошее.

– Расскажите, были ли какие-то интересные, веселые, мистические истории за то время, как Вы познакомились с сознанием Кришны, лично у Вас, или что-то происходило на Ваших глазах?

– Было много, особенно веселого. Первая мистическая история, которая меня поразила, только это, наверно, не для печати. В 1991 году была пора мне идти в армию, но мне очень не хотелось, там дедовщина и все прочее, у меня еще зрение слабое, там совершенно бессмысленная деятельность. И, познакомившись с сознанием Кришны, я стал молиться Богу: «Господи, Кришна, как бы в армию не идти». И тут начинается болезнь какая-то кожная, с покраснением. Меня кладут в больницу на обследование, я там переночевал, а потом поехал домой, так как врач бывает с осмотром только утром. Я решил, что буду ночевать дома, а в больницу приезжать на осмотр. Приезжал на осмотр, потом ехал в «Говинду», вечером там программы. Утром снова приезжал. Неделя прошла, дали заключение в военкомат – годен к нестроевой, и болезнь прошла совершенно. Люди как-то косят, а я только помолился, и сработало. Вот это да, не ожидал. Говорили о самовнушении. Какое самовнушение? Я обратил на это внимание, может, оно и есть, но не похоже, с тобой такие вещи происходят, которые и представить себе не можешь, не то, чтобы в армию не идти. Все происходит на таком уровне, что и в мыслях такого не было. А результат тот, что желания исполняются, причем такие желания, которые самому не исполнить. Но это лучше не писать. Серьезные люди пошли бы в армию. В этом случае лучше ориентироваться на Вайрагью прабху. Пример его биографии описан. На моих глазах человек в форме с портфелем приходил в «Говинду», брал прасад, повторял мантру, проповедовал.

– Скажите, пожалуйста, как Вы оцениваете перспективы развития сознания Кришны в России, в нашем регионе?

– Перспективы самые грандиозные, самые радужные. Сейчас в сознании Кришны почти никого нет. Доли процента людей, которые интересуются, практикуют в нашей традиции, а остальные как-то не очень, поэтому если это дело распространять, развивать, проповедовать и знакомить людей, давать им такую возможность, то до 100 процентов работы непочатый край. Большие перспективы, чтобы дать людям сознание Кришны.

Другое дело, что это плохо получается, но тут некого упрекнуть, кроме нас самих, потому что мы не являем должного примера и на уровне собственного сознания Кришны, и на уровне организации проповеди, и на уровне социальной, культурной и другой деятельности, которая дала бы людям возможность принять сознание Кришны, познакомиться, захотеть это изучить глубже, ближе и применить это в своей жизни. Пока до этого еще не очень близко, поэтому они не принимают. Нужно дать им эту возможность. Например, сейчас есть в Интернете программа «Социальные сети», в частности сайт vkontakte.ru – хорошая возможность для проповеди. У каждого своя страница, где он может рассказать о себе, биографию, интересы, группы, сообщества, в которых он состоит. Можно организовать любую группу, можно организовать встречу, приглашения на какое-то событие, рассказать об этом событии, пригласить других, знакомиться с кем-то, смотреть на его интересы, что он о себе написал, т.е. с одной стороны это виртуальный, с другой стороны – очень личностный подход, более личностный, чем другие сайты и технически, и практически.

Мы приглашаем на праздники – на «Гималаи-арт», на Ратха-ятру и видим, что достаточно большой процент отклика у людей. На несколько приглашений один человек соглашается. Если на улице, может, один из 100, а там – один из 10. А если не явное религиозное мероприятие, как Ратха-ятра, а как «Гималаи-арт» или концерт «Индия и Биттлз», там одно из 5, одно из 4 приглашений срабатывает.
Посмотрим, что будет дальше. Такой пример использования современных культурных тенденций, технологий. Еще, например, программы, такие, как «Пища жизни», как благотворительная деятельность, если это развернуть по-настоящему, то для проповеди, для интеграции в государственные, экономические, социальные структуры возможности очень хорошие. А главное – это сотрудничество преданных друг с другом. От наших внутренних взаимосвязей зависят взаимосвязи внешние.

– Спасибо большое, Харе Кришна.

Записали
Лакшмана Прана дас,
Смирнова Лариса Николаевна

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No37, май, июль 2008

Господь здесь, с нами

34 4

– Матаджи Айодхья, как давно Вы занимаетесь пуджарской деятельностью, с чего начинали?

– Я приехала в храм в Краснодаре в 1992 году, мне сразу понравились Божества, я не могла от Них глаз оторвать и с самого начала стала Им служить: стирала одежды, потом готовила для Них (я по профессии кондитер), пекла тортики и всегда присутствовала на службах, внимательно смотрела, что делают пуджари. Сначала у меня не получалось, да и женщинам не разрешали пуджарить в то время. Потом приехал Гопипаранадхана с женой. И я узнала, что она пуджарила в Швеции, и Шриле Прабхупаде, и Божествам. Почему я не могу это делать? Наш президент храма начал у всех спрашивать: с кем ты хочешь служить и кем ты хочешь служить? Я написала – пуджари. И через некоторое время мне это разрешили.

– Вы уже были инициированы?

– Да, я уже три года была инициирована. Меня инициировали для того, чтобы я могла готовить. Так как я уже в возрасте, то через шесть месяцев жизни в храме мне дали инициацию. А в 1997 году мы поехали в Индию и там приобрели Нрисимхадева. Чтобы Ему служить, нужно иметь брахманическую инициацию. Я получила второе посвящение и на следующий день мы установили Нрисимхадева. Я начала служить Ему вместе с нашими Божествами.

– Считаете ли Вы, что это очень аскетичное служение по сравнению с другими?

– Я бы не сказала. Просто нужно иметь желание служить, любить Божества и чтобы было достаточное количество пуджари. Как мне сказал один психолог, женщина должна делать столько, сколько хочет и то, что хочет. Когда служишь больше, чем надо – устаешь. Поэтому сейчас я служу Божествам другим образом – я готовлю Им. Это тоже не легкое служение. Я готовлю завтрак, обед, покупаю продукты, мою кухню, делаю даже больше, чем в пуджарской. Сейчас в храме мало преданных, и поэтому очень тяжело: некому готовить, ходить за продуктами. В храме живет семь человек: Харидев пишет книгу, у остальных другие дела. Все падает на Тунгабхадру, еще одного преданного и на меня. У нас команда пуджари – два человека, и я – повар. Я готовлю не только для Божеств. Если пришло десять человек, готовим на десять, если двадцать – на двадцать. Тяжеловато, да и возраст – уже 60 лет, уже на пенсию пора…

– Вы учились где-то пуджарскому искусству или осваивали на практике?

– Меня просто привели в пуджарскую. Я сказала, что все вижу, только покажите, что за занавесом делается… А остальное я умею делать.

– Расскажите об интересных случаях из Вашей практики, из взаимоотношений с Божествами, игры Божеств.

– Может, что-то и было, но я не на таком уровне.

– Расскажите, как Нрисимхадев решил отправиться в путешествие.

– Он в очередной раз показал, что нужно охранять Божества. Это было в 2002 году. Один человек пытался украсть Божества. Сейчас у нас хорошая решетка, а тогда ничего не было. Вор пришел на мангала-арати, когда я подошла к нему, он уже лежал на диване и говорил, что всю ночь шел из города, нашел какое-то озеро, в общем, нес чушь. Наши ему поверили, дали ему место, он переоделся. Он, оказывается, был и в других храмах. В сочинском храме он тоже украл Божества и часы. Это потом уже выяснилось.

Днем, когда была пересменка между двумя пуджари в двенадцать часов, я решила отдохнуть, он вошел, закрыл дверь (в храме было три человека), спокойно взял Божества и унес. На кухне матаджи читала мантры, потом она вошла и обнаружила пропажу Божества. Это был шок. Я не могла сдвинуться с места. Единственная мысль – что же мы повезем на фестиваль? Все будут спрашивать: «Где ваш Нрисимхадев?» Мы сразу обратились к нашему президенту, а он уже всем храмам сообщил об украденном Божестве.

Вор привез Божество в Петербург в храм, и там хотел Его продать за семь тысяч, ему деньги дали, но Кришна же хитрый, Его не обманешь. Вор пошел на вокзал и хотел купить билет, но билетов не было, и он опять решил воспользоваться доверчивостью кришнаитов и остановиться у них. А преданные как раз прочитали сообщение, что украдено Божество. И вот вор вернулся в храм, а там его уже ждала милиция. Нрисимхадеву тоже пришлось идти в милицию. Милиция из Краснодара поехала за похитителем, взяв у нас деньги на самолет с обещанием вернуть. Через два дня они вернулись, я поехала их встречать. Они выходят, в руках у них маленькая сумка, и оттуда выглядывает Нрисимхадев! Он же относительно большой, смотрит на нас и думает: «Что только Я не перенес!» Я поехала с ними, просила отдать мне Божество, но они не отдали. Мы пришли в милицию и стояли возле двери следователя. Вдруг выходят телеоператоры с камерами. Они, оказывается, все сняли на телекамеры, вот поэтому нам сразу не отдали Божество. Говорят, все было показано по телевизору.

Питерские преданные сначала думали, что это не наш Нрисимхадев, они Его не узнали. На плакате-то Он в одежде, в украшениях, и глаза там у Него другие были. Признали Его только после того, как прочитали, что Он был украден.

Итак, Его привезли, помыли. Приехали все наши прабху, провели киртан, абхишеку и торжественно поставили Нрисимхадева на алтарь.
С Ним был еще один случай. Один преданный с большими материальными желаниями написал Господу Нрисимхадеву письмо и попросил меня положить это письмо под Божество, чтобы, говорит, Он сам прочитал. Я говорю, что Господь все знает, Он и так прочитает. Но он все же меня уговорил. И вот я начала приподнимать Нрисимхадева одной рукой, а Он тяжеленький, а другой рукой подсовывать письмо. Вдруг свет тухнет, тухнет, как в кинотеатре. А как только я поставила Господа, свет загорелся, даже страшно стало. Можно было почувствовать, что Господь здесь, с нами. Когда Его только привезли в храм, в первый день загорелась какая-то машина, в общем, нашего Господа все время сопровождает огонь.

– Какими качествами должен обладать человек, который хочет стать пуджари?

– Такими, которых у меня нет. Надо любить Божеств, заботиться о Них, быть Им верными, не бегать из одного храма в другой.

34 5

– Какое отношение у Вас к Божествам: как к Господу или как к ребенку?

– У наших Божеств имена такие: Авадхута Чандра – Гауранга Рой. Гауранга Рой – значит «царь среди санньяси». Как я могу относиться к Нему как к ребенку? Это царь среди санньяси. Я даже одежду Ему не шью как ребенку, потому что Он – царь. Также и Нрисимхадев. Вот для Прахлада Махараджа можно шить шортики, маленькую, короткую одежду. Мы его зовем не Махарадж, а «наш мальчик».

– Какие планы на будущее? Вы хотите посвятить свою жизнь служению Божествам здесь, или поехать в Индию?

– У меня всякие планы. Но будет так, как разрешит Господь. Я бы не хотела служить с утра до вечера – тяжеловато, рано вставать, повышенное давление. Было бы побольше помощников, один, два – маловато. Но я делаю то, что говорит президент. Говорит готовить – я готовлю. Хотела бы поехать в Индию. Я спрашивала с 2003 года у Гуру Махараджа, ехать или нет. Он сказал: «Спешить не надо. Где Вы будете жить, что кушать, какое служение? Там Вы будете только шить Божествам, а здесь можете проповедовать». Тогда я поняла, что он хочет, чтобы я проповедовала. Шить Божествам я и здесь могу. Но я хотела бы оставить свое тело в Индии, там бы его сожгли, о чем мечтают все преданные.

34 6

– Большое спасибо. Харе Кришна!

Вопросы задавал Лакшмана Прана дас

Интервью с матаджи Айодхьей

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No34, ноябрь-декабрь 2007

Фестиваль как апогей общей ягьи

33 9

– Шуддха прабху, как официально называется Ваша должность на фестивале?

– Председатель оргкомитета фестиваля.

– Как давно вы занимаетесь организацией фестивалей?

– В 1999 году мы первый раз проводили вьясапуджу Индрадьюмны Свами, и с этого все началось. Это было весной. Это были фестиваль на Нрисимха-чатурдаши. Потом мы проводили несколько лет два фестиваля в год – весной и летом, последние годы только один раз, летом или осенью.

– Сколько народу приезжало на первые фестивали?

– Шестьсот-семьсот, до тысячи человек.

– Как на протяжении почти десяти лет развивались фестивали?

– Преданных привлекла идея фестивалей. Возникла идея перенести всероссийский сухаревский фестиваль сюда на побережье. Здесь хорошие условия для проживания, для отдыха, и эту идею поддержали Госвами Махарадж и Дхармарадж прабху. Так было решено проводить здесь большой фестиваль. Какое-то время он проходил в Дивноморске, потом в Анапе, теперь здесь, в Кринице.

– Какими критериями вы руководствуетесь при выборе места для фестиваля?

– Много разных критериев. Прежде всего, возможность кухни для того, чтобы кормить три тысячи человек, само место, его уровень благости, возможность разместить большое количество преданных недалеко друг от друга, возможность проводить параллельно несколько семинаров – наличие залов, а также близость к транспортным узлам. Например, в Анапе – аэропорт и ж/д вокзал, фестиваль был в центре города, и мы были в массе отдыхающих. Сложно проводить ночные киртаны, это кому-то не нравилось, не нравились наши одежды, были нападки со стороны казаков, поэтому мы решили, что для такого семейного вайшнавского фестиваля больше подходит спокойное изолированное место. Здесь практически нет посторонних, и в это время базы отдыха могут предоставить нам места для проживания. В связи с олимпиадой курорты усиленно развиваются. Губернатор края высказал идею о том, чтобы сентябрь по всей стране сделать неучебным месяцем, чтобы поток отдыхающих не прекращался. Я думаю, что, в принципе, это возможно. Поэтому сейчас, в это теплое время, сложно найти базу, которая была бы свободна, практически таких баз на побережье нет, а эта база закрывается с 10 сентября, и в этом году мы смогли провести даже три больших фестиваля: фестиваль грихастх, фестиваль санкиртаны и фестиваль «Садху-санга».

– Сколько участников на фестивале в этом году?

– Зарегистрировано где-то две с половиной тысячи, это немного меньше, чем в прошлом году.

– Кто приезжает из почетных гостей, кто приезжает постоянно, кто определяет, кого приглашать?

– Обычно этим занимался Госвами Махарадж, но сейчас мы приходим к тому, что почетных гостей может приглашать расширенный состав лидеров. Есть лидеры и духовные учителя, которые приезжают регулярно, для них это как садхана, и есть те, которые приехали первый раз. В этом году первый раз приехал Дина Бандху прабху, он редко выезжает из Вриндаваны.

Чем отличается фестиваль в этом году от всех предыдущих, какие особенности вы могли бы выделить?

– Много менеджерских нововведений, так как каждый год появляется какой-то опыт, в частности, с этой базой. В прошлом году мы не учли некоторые нюансы, и было много сложностей, в частности, с размещением преданных. Хотя есть проблемы и в этом году, но, в целом, я считаю, что мы справились с поставленной задачей послужить преданным.

33 10

Другой момент, который меня очень вдохновляет на этом фестивале, это то, что мы поменяли концепцию, и фестиваль теперь называется фестивалем развития вайшнавских общин. Главная цель, которую мы поставили перед собой – сделать фестиваль площадкой объединения российской ятры. В этом году произошел сильный прорыв – много преданных приехало организованными группами, что облегчило нашу организацию. Проявился дух служения на местах. Преданные помогали друг другу в подготовке к поездке – бронировали жилье, покупали билеты. Это очень вдохновляет. Эти группы приехали, их легко было встретить, так как они заранее подали заявку, они быстро разместились и зарегистрировались, чего раньше не было. Идея состоит в том, чтобы и дальше вдохновлять преданных. Когда я смотрю на большие группы преданных, перед глазами возникает картина, когда преданные добирались на Ратха-ятру в Пури, когда там присут-ствовал Господь Чайтанья. Все приезжали с разных мест, Адвайта Ачарья с одной стороны, Нитья-нанда прабху с другой, они приез-жали группами и заботились друг о друге.

Кроме того, группы преданных приняли на себя обязанность дежурить один день – день служения. У всех было сомнение – как это сработает. Мне даже пришлось убеждать наших лидеров, что это сработает. У нас уже был такой опыт. Мы проводили фестиваль в горах, там была аудитория непреданных. Они заплатили большой фестивальный взнос – десять тысяч рублей. Изначально мы говорили, что мы приехали не как потребители, мы приехали в духе служения, в духе самоотдачи, в духе изобилия. Наша группа была разделена на подгруппы, эти подгруппы дежурили, и в конце обычные люди писали в отзывах, что это был незабываемый опыт, хотя там были удивительные горы, водопады, но контакт и бескорыстная отдача другим сильно привлекали. Так что сейчас, в Кринице, хотя некоторые лидеры сомневались, но когда они попробовали, они почувствовали большое вдохновение.

33 11Еще всех вдохновило то, что утро посвящено прославлению Шрилы Пробхупады. После гуру-пуджи разные духовные учителя рассказывают о своих взаимоотношениях с Шрилой Пробхупадой, о его наставлениях, а вечерами Дина Бандху прабху рассказывает Кришна-катху, и идея в том, чтобы перед киртаном сосредоточить внимание всех на лиле Кришны.

Еще одно нововведение, если вы обратили внимание, то, что нет отдельных культурных программ, но они вплетены в киртан. Все киртаны проходят с особым настроением. Мы стараемся вдохновлять преданных не участвовать в других параллельных программах – их просто нет. Все приходят на Кришна-катху, а потом все участвуют в киртане. На каждом из вечеров киртан посвящен какому-то воплощению Кришны. У нас был Нрисимха-киртан, вчера была Кришна-лила, сегодня будет Рама-лила. Махараджи заранее встречаются с артистами, договариваются, и они поют с определенным настроением.

– Расскажите об организации фестивалей, что было интересного или трудного в вашем опыте.

– Я помню такой яркий случай. Я часто убеждаюсь в том, что не мы организовываем фестиваль, что мы лишь инструменты в руках Кришны. Если мы в таком настроении, то все проблемы легко решаются. На одном из первых фестивалей в Дивноморске, когда в последний день мы подвели итог, то увидели, что нам не хватает для покрытия всех расходов 1200 долларов. Тогда мы только начинали проводить фестивали. Вся ответственность лежала на нас. В какой-то момент я подумал, что, в конце концов, у Кришны есть эти 1200 долларов, и я смотрел на большое изображение Господа Джаганнатхи и молился: «Господь Джаганнатха, Ты всем управляешь, у Тебя все есть». Когда я вышел из алтарной, меня остановил один преданный, который сильно торопился на самолет. Он сказал: «Мне срочно надо уехать, у меня остались деньги, я хотел сделать пожертвование, но не знал, как это сделать. У меня осталось 1200 долларов, я хотел вам пожертвовать».

33 12

Теперь другая история. Вивасван прабху отвечал за раздачу прасада. Он звонит и говорит: «Преданные, которые получили инициацию, остались без прасада. У них такой праздник, а мы ничего не можем для них сделать. Никакого прасада нет». Мы не знали, что делать. Все-таки преданные приехали, получили инициацию, им обещали, что потом их отдельно накормят. И эта группа уже подходит, и никто не знает, что делать. Вивасван уверен, что проверил все баки, все пустое, нигде ничего нет, уже все вымыли. Они пришли и сказали: «Мы пришли на прасад». Вивасван говорит: «Ну, заходите». И он говорит мне: «Я не знаю, что делать.» И вдруг звонит пуджари из алтарной и говорит: «Тут Нрисимхадеву предлагали 108 блюд и про них забыли, кто-то может их раздать?». Вивасван отвечает: «Да, да!» Преданные, которые получили инициацию, а их было около 108 человек, так и получили эти 108 блюд.

33 13

В таких ситуациях, когда мы хотим искренне служить, происходят такие истории. Я думаю, что каждый преданный должен приезжать на фестиваль не с желанием что-то получить, не с желанием решить какие-то свои проблемы. Настроение должно быть таким, что мы приезжаем для того, чтобы служить другим, для того, чтобы помогать другим преданным решать их проблемы и брать их беспокойство на себя. Тогда наше собственное беспокойство уходит. Это то, в чем мы убеждаемся каждый раз. Эта идея сделать фестиваль вайшнавских общин таким, чтобы каждый приезжающий чувствовал ответственность за свой фестиваль. Это фестиваль не какой-то группы людей, которые работают, а мы приезжаем в духе потребления, заплатив взнос. Нужно, чтобы каждый чувствовал, что это его фестиваль, с настроением самоотдачи и готовностью решать чужие проблемы.

– Как вы оцениваете фестиваль на Украине?

– Мы являемся партнерами и даже дружим с лидерами фестиваля, учимся у них, они у нас учатся чему-то. Но я бываю против, когда наш фестиваль сравнивают по размаху с Маяпурским или по уровню сервиса с Украинским. Мне кажется, что само сравнение не всегда уместно, потому что чаще всего сравнение вызывает зависть, дух конкуренции, это не вайшнавский подход. Мы служим вайшнавам, как можем. У нас была встреча с лидерами руководящего совета ЦОСКР, где мы решили, что не будем копировать модель украинского фестиваля в том, чтобы сделать наш фестиваль бесплатным. Мы против понятия «бесплатный», здесь нет каких-то плат, а есть вклад, жертва и есть самоотдача и ответственность. Поэтому, это вопрос проповеди на местах, вопрос правильной организации, прозрачности бухгалтерии, отчетов. Поэтому еще одно нововведение – мы расширили департамент учета приходящих средств, жесткая профессиональная бухгалтерия и с помощью аудиторов мы нашли модель учета расходов средств. Поэтому мы будем снижать этот взнос, но полностью его убирать нет смысла. Потому что это порождает другие сложности.

– Каковы перспективы развития фестивалей «Садху-санга»?

– В связи с тем, что Сочи объявили олимпийским городом, все будет дорожать. Если какие-то средства остаются после фестиваля, на них мы будем развивать имущественную базу, покупать аппаратуру, чтобы в будущем не арендовать это за большие деньги. Но самое лучшее – это найти свою собственную базу для проведения фестиваля. Похоже, что Кришна на молитвы преданных отзывается. Дай бог, чтобы все получилось. Надеемся, что в будущем у нас будет своя база, которую мы сможем развивать, как проект местной общины и место для проведения фестивалей. Надо выкупить землю и построить что-то подобное Маяпуру. Здесь есть недалеко от моря большое озеро, идет процесс оформления документов на участок земли. Но мы не хотим забегать вперед, ничего декларировать, чтобы ничего не сорвалось. Мы хотим развивать фестиваль, чтобы приезжало больше преданных, чтобы они приезжали организованными группами. Тогда не важно, на какой базе будет проходить фестиваль, главное – с каким настроением. Идея в том, чтобы фестиваль стал мощным источником вдохновения на весь год, чтобы весь год преданные жили подготовкой к общей ягье, чтобы всю жизнь проживали как фестиваль, как ягью, и чтобы этот фестиваль стал апогеем этой общей ягьи, которая бы не только влияла на наше общество, чтобы это был наш вклад в духовное развитие всей страны.

– Спасибо большое. Харе Кришна!

Вопросы задавал Лакшмана Прана дас

Интервью Шуддхи прабху о фестивале «Садху-санга-2007» в Кринице

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No33, сентябрь-октябрь 2007

Джая Джаганнатх!

Уже стало традицией, что летом псковские преданные едут в Санкт-Петербург на праздник Ратха-ятра. Так и в этом году 1 июля несколько человек из нашей общины приняли участие в шествии колесниц. Что же это за праздник? Об этом расскажет президент питерской ятры Ачьютатма прабху.

32 8

Ачьютатма прабху (фото Гандхарвики СПб)

– Расскажите, пожалуйста, что такое Ратха-ятра. Как этот праздник пришел в Россию?

– Ратха-ятра или праздник колесниц – фестиваль, который проходит уже на протяжении многих веков. Раз в году в Джаганнатха пури, священный город, стоящий на берегу Индийского океана, стекаются миллионы паломников, чтобы принять участие в Ратха-ятре. На три деревянные колесницы водружают древнейшие формы Божеств и красочная процессия движется по центральной улице города. Воцаряется удивительная атмосфера! Все – от банкиров и министров до простых служащих и бедняков – воздают хвалу Верховному Господу, Повелителю Вселенной, именно так с санскрита переводится слово Джаганнатх.

32 7

В 1971 году Москву посетил известный публицист и святой А.Ч. Бхактиведанта Свами Прабхупада. Именно он распространил философию вайшнавов за пределами Индии. Прабхупада, будучи еще мальчиком, сам проводил «детскую» Ратха-ятру. С его приездом на Запад, к нам пришел и этот праздник.

– Как давно в Санкт-Петербурге проводятся Ратха-ятры? Знаете ли Вы что-нибудь о самой первой Ратха-ятре в Санкт-Петербурге?

– Первая Ратха-ятра в Санкт-Петербурге прошла в 1990 году. Праздничное шествие началось на Марсовом поле и закончилось церемонией посвящения (инициацией) на Дворцовой площади.

– Кто из духовных учителей и знаменитых гостей принимал участие в предыдущих Ратха-ятрах?

– С тех пор фестивали проходили каждый год, и в разное время в них принимали участие Прабхавишну Свами, Рохинисута прабху, Индрадьюмна Свами, Девамрита Махарадж, Пурначандра прабху, Ниранджана Свами и другие гости.

– Было ли что-то особенное в проведении Ратха-ятры в этом году?

– В этом году для Божеств были сшиты новые одежды. Одежды, украшения и короны были доставлены прямо из Вриндавана. Трудно точно посчитать, сколько было гостей. Люди приходили, уходили, потом опять приходили. Было роздано более тысячи порций прасада. Приятно так же, что все больше и больше преданных из других городов приезжают, что бы принять участие в Ратха-ятре.

– Кто участвовал в подготовке? Какое было служение у преданных?

– Невозможно организовать и провести хороший праздник одному или вдвоем. Необходимо участие всех преданных. Служения было много. Одни организовывали киртан и шествие, другие украшали сцену и алтарь. Преданные встречали гостей, делали подношения Божествам, участвовали в концертной программе, распространяли книги и, конечно, всю предшествующую ночь готовили угощения.

– Откуда пришли средства для проведения праздника?

– Пожертвовали благочестивые люди.

– Какие планы по проведению Ратха-ятр в будущем?

– План один: доставить удовольствие Господу Вселенной и его преданным!

 

Вопросы задавал Лакшмана Прана дас

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No32, июль-август 2007

Эта книга будет интересна российским вайшнавам

Гададхара Пандит прабху, очень скромный и смиренный вайшнав, о себе говорит мало и скупо. Приходится очень много расспрашивать его, чтобы узнать хотя бы самую малость о его жизни в Сознании Кришны. Недавно он вернулся из Финляндии, сейчас пишет очередную книгу. А еще он нектарно поет бхаджаны, бесподобно готовит сладкий рис и кокосовое чатни, с удовольствием рассказывает о Кришне и очень любит преданных…

– Расскажите, пожалуйста, о храме в Финляндии.

– Храм Кришны находится прямо в центре Хельсинки и представляет собой красивую и просторную алтарную комнату, в которой недавно сделали ремонт, и ресторан. В ятре достаточно стабильная группа преданных, много брахмачари, около 10 человек очень долго живут в храме, и постоянно в храм приходят все новые и новые люди. Президент храма Таттвавада прабху, уже около 20 лет находится в Движении, он бывший майор финской армии, поэтому умеет все организовывать, и все его слушаются. Он очень успешно занимается сбором пожертвований на служение Кришне и обладает многими нужными в сознании Кришны качествами.

27 6

Гададхара Пандит дас в Финляндии

Многие удивляются, что финны, жители очень технократической страны, могут заинтересоваться ведической культурой. Но суть мировоззрения и образа жизни финнов заключается в том, что они любят качественные вещи. Они шьют высококачественную одежду, изготавливают хорошую обувь, продукты питания. Они ценят достойные вещи, поэтому они могут и оценить учение Господа Чайтаньи, изложенное в книгах Шрилы Прабхупады. Если какой-то финн присоединился к нашему Движению, то он, как правило, очень надежно в нем закрепляется.

Преданные в Хельсинки живут дружной коммуной, как большая семья. Есть там и русские преданные, у них своя нама-хатта. В Хельсинки часто приезжают русские проповедники – Бхактивигьяна Госвами Махарадж, Чайтанья Чандра Чаран прабху и другие. Русские преданные в Финлядндии чувствуют себя иногда одиноко без российских проповедников, потому что скандинавы очень отличаются от русских по характеру – они чересчур спокойные и медлительные, иногда им сложно общаться с русскими, понимать их.

– Вы ездили в Финляндию читать лекции?

– Да, я дал семинар по Махабхарате, состоящий из 10 лекций. Раньше я здесь читал лекции по санскриту, а потом финские преданные узнали, что я в Сочи рассказываю Махабхарату, и тоже захотели услышать ее. Им очень нравилось изучать санскрит, они такие скрупулезные, интеллектуальные. Сейчас в Хельсинки создается Вайшнавский университет, который будет официально зарегистрирован Правительством Финляндии. В университет для чтения лекций будут приглашаться старшие вайшнавы, и я тоже дважды в год буду давать здесь семинары по санскриту.

– Как Вы выучились санскриту?

– Санскрит я изучал с помощью учителей. В 1997 году я начинал изучение в школе на Говардхане под руководством Гопипаранадхана прабху, главного переводчика BBT. Также я имел возможность получать уроки у Кушакратхи прабху и у Яду прабху. Изучать санскрит было нелегко, но очень хотелось. За несколько месяцев мне удалось пройти знакомство с грамматикой, но чтобы добиться практических навыков в понимании языка, потребовались годы. Несмотря на трудности, я удовлетворён плодом своих усилий. Знание санскрита помогает мне в духовной практике. Оно так же даёт мне возможность послужить другим преданным через переводы редких литературных трудов ачарьев, которые я представляю в моих лекциях и публикациях.

– Над какой книгой Вы сейчас трудитесь?

– В настоящее время я занимаюсь переводом биографии Мадхвачарьи на основе древнего текста «Сумадхва-виджая», составленного Нарайаной Пандитом Ачарьей. Это очень интересная книга, написана красивым поэтически языком, и в ней помимо философии содержится очень много историй из жизни Мадхвачарьи. Я думаю, книга будет интересна российским вайшнавам. Поскольку сейчас многие преданные проявляют интерес к философии основателя нашей сампрадайи, я хочу сделать в книге обзор его философских взглядов.

Записала Говинда Нандини д.д.

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No27, февраль 2007

Сознание Кришны сильнее астрологии

26 9

Яшоматинандана прабху – руководитель отдела развития Московского храма, астролог, автор учебников «Философия вайшнавов», «Духовная практика вайшнавов», «Культура вайшнавов» и автор замечательной, недавно изданной книги «Истории для Нароттама». Также он в прошлом – ученый-химик, оставивший науку ради служения гуру и Кришне. А еще он возвышенный преданный и просто хороший человек с необыкновенным чувством юмора…

– Яшоматинандана прабху, как Вы пришли в Сознание Кришны?

– Я по своей природе ученый, и к религии никогда не имел никакого отношения. Не то, чтобы я был сознательным атеистом, просто не задумывался никогда на эти темы. Бог мне особо не был нужен, потому что в жизни меня все устраивало и без этого. Но наверняка в прошлой жизни я занимался какой-то духовной деятельностью, потому что примерно с 3 лет я стал задумываться о смерти. У меня была твердая убежденность, что я не умру, а буду жить вечно. Во 2 классе я нашел у папы какую-то книжку по йоге (в то время это была запрещенная литература) и пробовал самостоятельно заниматься медитацией.

А на 2 курсе МГУ я почему-то был твердо уверен, что когда-нибудь я встречу человека, который возьмет меня за руку и поведет в какое-то хорошее место, к Богу.  В то время стало появляться много религиозно-эзотерической литературы, которую я жадно читал, а в 1990 году на улицы стали выходить преданные с книгами Шрилы Прабхупады. Я долго ходил мимо них и думал, что они продают эротическую литературу, да еще с названием «Источник вечного наслаждения».

Но однажды осенью 1990 года я приехал с практики из Германии, пришел в университет, получил стипендию 45 рублей  и собрался ехать домой. Подошел к станции метро и увидел, что большая толпа обступила столик с книгами: все толкаются, торопятся, в общем, ажиотаж был какой-то.  Я подошел и увидел, что продают Бхагавад-гиту стоимостью в половину моей стипендии. Я просил книгу, а мне стали что-то непонятное рассказывать про парампару, причем, такие вещи, которые новичкам не говорят. Я уж не знаю, но каким-то чудом я все равно купил книгу, несмотря на то, что информация мне была непонятна и даже немного раздражала. А потом преданный за столиком (увы, не знаю, кто он, но тогда его кто-то называл «дядя Юра») сказал: «Вы знаете, Шрила Прабхупада говорил, что Гиту нужно читать по утрам, а по вечерам нужно читать «Источник вечного наслаждения»». Я ответил: «Куплю когда-нибудь в следующий раз» и пошел в метро.
А потом случилось что-то странное. Я стал спускаться вниз на эскалаторе, и вдруг в какой-то момент я почувствовал, что мне нужно вернуться. Я спустился вниз, потом снова поднялся, вышел из метро, подошел к столику и купил «Источник».

В Бхагавад-гите я не разочаровался и даже наоборот был потрясен этой книгой. В ней доступным языком очень убедительно и научно излагались основы жизни, даже моя фундаментальная наука в эту систему вписалась!

Через пару месяцев я снова встретился с преданными. Прабхавишну Свами давал лекцию в университете. Встреча проходила в традиционном вайшнавском стиле: все пели Харе Кришна и танцевали. Мне все это ужасно не понравилось, но за компанию я тоже немного двигал ногами и что-то бубнил себе под нос. А потом на выходе всех угощали слоеными палочками, такими вкусными, что я потом долго в недоумении пытался понять, как они такое тесто делают, потому что я очень любил готовить. Потом я узнал, что это были знаменитые «палочки с корицей», которые все в шутку называли «палочки с курицей». После этого я стал приходить в храм на Колхозную, и един-ственное, что мне было более или менее понятно – это лекции Вишвамитры прабху. Все остальное я считал для себя неприемлемым, хотя интерес к философии помогал мне как-то удержаться в то время в этом движении.

А потом я попал на лекцию Гопала Кришны Госвами, который стал впоследствии моим гуру. Не могу сказать, что мне как-то особенно запомнилось то, о чем он рассказывал, но после лекции все куда-то помчались, звучало непонятное слово «даршан», и получилось как в фильме «Джентельмены удачи» – все побежали, и я побежал.

В маленькой комнатке, наполовину заваленной книгами, сидел Махарадж в окружении преданных. Он что-то спрашивал меня, я что-то отвечал, а поскольку английский язык я знал не очень хорошо, кое-что не понимал и иногда чувствовал себя идиотом. Единственное, что я сразу осознал: Махарадж – это тот человек, которого я ждал со второго курса. Именно он должен был взять меня за руку и привести куда-то в правильное и нужное место – к Богу.

Гопал Кришна Госвами спросил меня, почему бы мне не начать читать 16 кругов мантры, и с того момента я стал воспевать святое имя. Через год я закончил МГУ и остался работать на кафедре. Но через некоторое время компьютер, на котором я работал, сломался, и мне стало скучно. Пить кофе и трепаться с сотрудниками мне надоело, и я вообще перестал ходить на работу. Сидел дома и по наставлению Гуру махараджа по 8 часов в день учил английский язык. А потом, когда Гопал Кришна Госвами приехал в Москву, выяснилось, что у него нет секретаря и переводчика (в то время мало кто знал английский) и меня пригласили на это место. Я уехал из Москвы с Гуру Махараджем и с тех пор в университет больше не возвращался. Я даже за зарплатой туда не являлся, пришел только через два года, когда меня попросили, в конце – концов, написать заявление об уходе по собственному желанию. Так я в течение 10 лет сопровождал своего духовного учителя в поездках.

– Вы являетесь профессиональным астрологом. Скажите, какую роль в нашей жизни играет астрология?

– Астрология играет самую незначительную роль в нашей жизни. А главное в жизни преданного – повторение святого имени Господа. И одним из критериев нашего духовного прогресса является то, насколько мы привязаны к святому имени Кришны.
Астрология – обычная материальная наука, такая же неточная, как другие материальные науки.

– Как Вы стали астрологом?

– В 1998 году Госвами Махарадж попросил меня пройти обучение у авторитетного астролога – Санджаи Радхи прабху. И хотя у меня не было интереса к этой науке, я изучил ее, чтобы по совету старших преданных использовать  астрологию в интересах сознания Кришны. Несмотря на то, что астрология кажется мне слишком имперсональной и не имеющей ничего общего с духовностью, мне пришлось получить статус джьотиш-гуру, и сейчас у меня даже есть несколько учеников.

– Какие советы Вы можете дать родителям для зачатия благочестивого потомства?

– Астрология хорошо вписывается в нашу жизнь, если она является частью культуры, если ее уважают и соблюдают исходящие от нее рекомендации. В наших условиях, когда люди ходят на работу и ведут образ жизни, далекий от ведического, существует много факторов, которые вообще никак не соотносятся с понятиями благоприятного и неблагоприятного. В нашей жизни все неблагоприятно…
Вообще очень сложно выбрать какое-то время для совершения тех или иных действий. В кали-югу, когда вокруг много беспокойств, это практически невозможно.

Что я могу посоветовать, учитывая все эти факторы? В момент зачатия у родителей должно быть хорошее физическое, эмоциональное и духовное состояние, если они хотят, чтобы в семью пришел преданный. Все знают, что подобное притягивается к подобному, отсюда такая рекомендация.

В день зачатия очень хорошо совершить какое-то служение для преданных, к примеру, устроить пир для брахмачари! Можно выбрать день перед каким-нибудь праздником или явлением ачарьи. Во многих книгах не рекомендуют проводить зачатие в какие-то дни недели и какие-то дни женского цикла.  Я думаю, нужно смотреть по ситуации, учитывая не только время, но и место, и обстоятельства. Потому что самое благоприятное время может быть неудобным родителям из-за каких-то жизненных обстоятельств.

Если учитывать все астрологические моменты в этом вопросе (а их гораздо больше, чем просто дни недели и месячный женский цикл), будет столько беспокойств… Да и нужно ли это? Просто выберите подходящий день (кроме экадаши), прочитайте 50 кругов мантры… Нужно просто понять принципы – хорошее физическое, эмоциональное и духовное состояние – и следовать им. А все остальное… Просто примите прибежище у Божеств и вайшнавов. Сознание Кришны сильнее астрологии!

– Яшоматинандана прабху, не могли бы Вы как главный руководитель отдела по сбору пожертвований Московского храма прояснить ситуацию со строительством храма? Многие люди перестали жертвовать деньги на этот проект, потому что не знают, куда они идут – храм-то ведь так и не начали строить?

– Проект этот очень сложный, и слишком много людей в нем завязано, к тому же физически этот проект еще не воплотился. Можно сказать, проект на пятом месяце беременности – он еще не функционирует отдельно от его создателей, но вполне развивается и имеет «человеческий» вид. На четвертом году существования нашего проекта власти должны были дать нам землю, но этого не произошло. Конечно, мы переживали, у многих  опустились руки, но, тем не менее, титанический и самоотверженный труд преданных вместе с той поддержкой, которую нам оказала международная общественность, принесли свои плоды. После визита мэра Дели в конце весны прошлого года лед тронулся, и ситуация сдвинулась с мертвой точки. Сразу нашелся подходящий участок земли, и хочется надеяться, что больше серьезных проблем не будет.

На деньги, пожертвованные преданными для храма, недалеко от района Митино построен ашрам для брахмачари, которые посвятили свою жизнь проповеди и санкиртане. Шрила Прабхупада говорил, что чистота – наша сила, и в этом ашраме сосредоточена вся чистота ИСККОН, и эта чистота постоянно и строго поддерживается.

Все остальные собранные деньги пойдут только на строительство и нужды храма.

Записала Говинда Нандини д.д.

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No26, январь 2007

Семейная жизнь на духовной основе

– Чайтанья Чандра Чаран прабху, почему к Вам пришла идея написать книгу о грихастха-ашраме?

– Прежде всего, потому, что это было желание гуру-махараджа. Долгое время я избегал этой очень важной темы, думая, что важнее проповедовать отречение. Но со временем я увидел, что проповедь отречения может легко перейти в показное шоу или моду. Поэтому гораздо важнее дать людям не само отречение, а путь к нему.

26 7

Отречение – это не просто социальный статус, а вечно развивающаяся привязанность к Кришне. Эта наука должна иметь место в каждой семье. Сейчас люди приходят в сознание Кришны иногда полностью изуродованные и травмированные личной жизнью. Это их печальный опыт семьи. После такого опыта многие боятся вступать в грихастха-ашрам, другие стесняются, а третьим уже все равно. Поэтому я понял, что нужна наука, которая одухотворит и создаст в будущем великие семьи. В надежде принести хотя бы маленькую пользу искренним душам, я пишу эту книгу.

– Возможно ли строить семейную жизнь на духовных основах в наше трудное время?

– Потому наше время и трудное, что никто в мире не строит семейную жизнь на духовной основе. Нам же, преданным, трудно, потому что общество не поддерживает наш образ жизни, и еще потому, что у нас самих сохранились дурные привычки и характер. Нужно потерпеть, пока огонь сознания Кришны «переварит» наши грехи и очистит сердце. Раз мы выбрали этот путь, давайте держаться до конца.

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No26, январь 2007