Rss

Archives for : Паломничество

Слава холма Говардхан

Во время Сатья-юги мудрец Пуластья Муни пришел к повелителю гор Дроначале и потребовал себе его сына Говардхану. Дроначала в горе и слезах уверял мудреца, что не вынесет разлуки с сыном. Муни разгневался и хотел было проклясть Дроначалу, но тут заговорил Говардхана. Он заявил, что пойдет с мудрецом, но с условием, что где бы его не опустили на землю, там он и останется. Пуластья Муни взял Говардхану с собой, и отправился к своему ашраму. Но проходя через Враджа-мандалу, он опустил Говардхану, чтобы справить нужду. Когда же, совершив омовение, мудрец вернулся, то обнаружил, что не может сдвинуть Говардхану с места. Разгневавшись, он проклял холм каждый год уменьшаться на одно горчичное зерно. Когда-то холм Говардхана был очень высок, но теперь от основания до наивысшей точки – всего около 25 метров. В Двапара-югу, когда являл свои игры Господь Кришна, пастухи Вриндаваны готовили жертвоприношение Господу Индре, царю небес и повелителю дождя. Но Кришна убедил их остановить это жертвоприношение и взамен совершить поклонение холму Говардхане, который удовлетворял столько житейских потребностей. Когда пастухи согласились с Кришной и начали поклонение холму Говардхане, царь Индра пришел в ярость и обрушил на Вриндавану проливной дождь. Жители Враджи обратились за помощью к Кришне. Тогда Он поднял гору и использовал ее вместо зонта. Маленький Кришна семь дней держал холм на мизинце левой руки, спасая жителей Вриндаваны от гнева царя небес Индры. «Пусть левая рука Шри Кришны, глаза которого похожи на лепестки лотоса, всегда служит вам защитой. Одной левой рукой Он держал холм Говардхану, точно это была игрушка» (Бхакти-расамрита-синдху 2.1.62). Санатана Госвами каждый день обходил холм Говардхан (что составляет 21 км). В «Говинда-лиламрите» Кришнадас Кавираджа Госвами утверждает, что холм Говардхана напоминает павлина, глазами которого являются Радха-кунда и Шьяма-кунда. В «Шримад-Бхагаватам» гопи восклицают: «Из всех преданных холм Говардхана – наилучший! Он дарует Кришне и Балараме, их друзьям-пастушкам, а также коровам и телятам все необходимое – питьевую воду, сочную траву, пещеры, плоды, цветы и овощи. Тем самым холм выражает свое почтение Господу. Холм Говардхана, которого касались лотосные стопы Кришны и Баларамы, все время ликует!» (Ш-Б. 10.21.18).

33 1Сегодня, 22 октября 2006 года, мы празднуем Говардхана-пуджу. Это на день раньше, чем в вайшнавском календаре, так как преданные пошли на это ради проповеди бриджабаси, которые также отмечают его в этот день. У нас в школе выходной и я решил написать, что происходит в том самом месте, где Кришна проводил эту игру 5000 лет тому назад.

На улицах тысячи людей совершают парикраму. Все поют песни, посвященные Кришне и Гирираджу, отовсюду слышится декламация разных ведических мантр. В храме ИСККОН на Говардхане преданные организовали программу, специально посвященную этому празднику.
Из Вриндавана приехало три больших автобуса с преданными, включая Индрадьюмну Махараджа, Дравиду прабху и многих других учеников Шрилы Прабхупады. Кроме того, в храме сейчас живет несколько Махараджей и учеников Прабхупады. Преданные из нашей школы тоже с самого утра после приветствия Божеств и Гуру-пуджи отправились в Бхактиведанта Ашрам, чтобы вместе со всеми отпраздновать этот замечательный день.

33 2

Когда мы с киртаном вошли в ворота Бхактиведанта Ашрама, программа была в самом разгаре. Дравида прабху, славящийся своей ученостью и способностью декламировать шлоки, которых он знает огромное количество, вёл очень сладкий киртан. Несколько сотен преданных пели и танцевали на крыше храма, с которой открывается замечательный вид на виновника торжества – Гирираджа Говардхана. Причем, в отличие от всех остальных храмов мира, занавес здесь никогда не закрывается – попробуй закрыть огромный холм, который неотличен от Кришны и потому также является Божеством! После почти часового киртана началась лекция. Первым по традиции стал говорить Гопипаранадхана прабху. Он живёт на Говардхане вот уже почти пятнадцать лет, практикуя очень интенсивную садхану. Поистине, он яляется настящим бриджабаси. Я постараюсь передать основные моменты его замечательной лекции, основанной на знаменитом стихе из Десятой Песни Шримад Бхагаватам (10.21.18), где гопи прославляют Говардхан как харидаса-варйа – лучшего из слуг.

Итак, в этом стихе гопи, привлеченные звуками флейты Кришны, начинают прославлять Его и Его возлюбленных слуг, которые бесконечно дороги Ему. Здесь говориться «харидаса-варйа», а не «кришнадаса-варйа». Это включает всех слуг Кришны – как во Вриндаване, так и на Вайкунтхе. И среди всех их Говардхан – самый лучший! Лучше Прахлады Махараджи, Нарады Муни и всех остальных поистине великих слуг Господа! Что же в его служении такого особенного, что оно настолько удовлетворяет Кришну, что гопи, сами искусные в этом, считают его самым лучшим из всех слуг?

Обычно, говоря о слуге, мы подразумеваем того, кто верно и бескорыстно служит своему господину. Это в очень большой степени будет зависеть от того, кому мы служим – к примеру, совершенный слуга вора будет совершенным образом помогать ему воровать. Те же, кто служат Верховному Господу, стремятся удовлетворить Его, исполняя Его самые сокровенные желания. Кришну очень легко удовлетворить, в отличие от полубогов, так как Он сам говорит в Бхагавад-гите «патрам пушпам пхалам тоям…» – достаточно только предложить Ему листок, цветок и немного воды с любовью. И есть преданные, которые, подобно Бали Махараджу, отдают Кришне всё. Тем не менее, Говардхан превосходит всех их!

33 3

В чем же секрет его служения?

Представьте, что какой-то мудрец, к примеру, Дурваса Муни, хочет дать Кришне благословение, ставя при этом условие, что надо просить только что-то одно, но самое сокровенное. Что бы Кришна попросил у него в этой ситуации? Что для Него дороже всего? В этом кроется ответ на вопрос о том, почему служение Говардхана так дорого Кришне. Скорее всего, Господь попросил бы у него, чтобы все преданные Враджи, особенно члены общины пастухов, коровы и телята, были счастливы. Все они очень дороги Ему и потому их счастье – это Его счастье. В отличие от Вайкунтхи, где все тоже служат Господу, стремясь от всего сердца удовлетворить Его, умонастроение преданных Враджи проникнуто особой близостью отношений. Это всегда служение плюс что-то ещё. Именно поэтому их служение не только особенно привлекает Кришну, но, более того, полностью покоряет Его своей любовью. Именно поэтому Гирирадж, который всеми возможными способами служит этим преданным Кришны, настолько дорог Кришне, что Он, в надежде как-то отплатить Гирираджу за всё это служение, устраивает всю эту игру с Говардхана-пуджей и поклонением ему.

В этом стихе перечислено, как Говардхан служит Кришне и Его преданным. В первую очередь гопи говорят – йад рама-кришна чаранах спараша-прамодах – Гирирадж очень счастлив служить Кришне и Его брату, Господу Балараме. И поэтому он старается доставить удовольствие и позаботиться о тех, кто дорог Кришне. В первую очередь это совсем еще маленькие и беспомощные телята, затем – коровы и пастухи. Как Он это делает? Это также описано в этом стихе. Но прежде, чем описать это, надо понять, каковы потребности преданных Кришны, живущих здесь. Они живут настолько простой жизнью и в настолько простых условиях, что для человека, привыкшего к роскоши и излишествам современной цивилизации, это может показаться крайней степенью аскетизма. Однако, на самом деле, они самые богатые! У них есть коровы сурабхи и каждое дерево во Вриндаване – древо желания. Можно подумать – почему бы им тогда не пожелать чего-то «настоящего», того, к чему стремится большинство людей в этом мире? Но мы должны помнить, что желания должны соответствовать месту и времени. Те, кто хотят богатства, женщин, чувственных наслаждений, должны искать их в каком-то другом месте. Здесь же все их желания полностью духовны и связаны со служением Кришне. И не надо пытаться всё это испортить, сделать их «счастливее», чем они есть сейчас. Как часто говорил Шрила Прабхупада, мы не можем есть гайки и болты. Для нормальной здоровой жизни человеку нужна здоровая пища, чистая вода и проживание в благостной атмосфере. Это то, что всё больше становится только мечтой по мере развития современной цивилизации. Но Говардхан даёт всё это!

Во-первых, во множестве водопадов Говардхана очень чистая и прохладная питьевая вода. В настоящее время большинство водоемов загрязнены отходами и потому требуют многоступенчатых систем очистки воды. Грязная вода оскверняет тело и сознание. Эта вода, проходя в процессе очищения через различные химикаты, приобретает сознание химикатов. Но вода с Говардхана несет в себе все необходимые минералы и очищает тело и ум, это лучшая в мире вода.

Во-вторых, на Говардхане в изобилии растет очень сочная и ароматная трава. Именно этой травой мама Яшода накормила своих лучших коров, чтобы сбить для Кришны масло в Дамодара-лиле. Она решила сделать всё совершенным образом, чтобы Кришна больше не воровал масло и йогурт у соседских гопи. Такое молоко несет в себе аромат всех этих трав и потому очень нравится Кришне!

В-третьих, на Говардхане множество пещер, которые дают прибежище в жару, холод и дождь. И не надо никаких кондиционеров, без которых просто невозможно выжить в бетонных джунглях современных городов! Даже сейчас на Говардхане можно увидеть несколько таких пещер.

В-четвёртых, на Говардхане изобилие фруктов, овощей и разных съедобных кореньев. Поэтому здесь никто не голодает! Именно эти слова Кришна в облике маленького мальчика-пастушка сказал Мадхавендре Пури, который в течение нескольких дней жил на берегу Говинда-кунды и был настолько погружен в бхаджан, что не выходил собирать пожертвования. Здесь нет никакой необходимости просить подаяние – Говардхан в изобилии даёт всё необходимое. Более того, очень трудно удержаться, чтобы не переесть – это заметили многие, приезжавшие в это замечательное место. Что же касается попрошаек, которых множество на Говардхане, то большинство из них приезжает сюда на заработки, так как в сезон здесь множество людей и очень легко собрать довольно большую сумму денег. Вне сезона их здесь нет.

Таким образом, Говардхан играет огромную роль в жизни бриджабаси. Поэтому Кришна Сам установил, что мы должны поклоняться ему, показав пример того, как это правильно делать. Это очень просто – предложить Гирираджу огромный пир – анакута-бхогу, раздать прасад всем желающим и обойти вокруг Говардхана. Поэтому тысячи преданных в этот день приезжают сюда и, следуя по стопам Господа, поклоняются этому лучшему из холмов.

Еще один аспект Говардхана – Он создаёт очень благоприятную атмосферу для игр Кришны. К примеру, Кришна никогда не играет на флейте посреди Сахары, так как там те же самые игры не были бы такими же сладкими. Поэтому на Говардхане Кришна проводит Свои самые сокровенные игры. Если вспомнить, что сам Господь Чайтанья и Его вечные спутники, такие, как Госвами Вриндавана, также проводили здесь свои игры, это место становится чрезвычайно важным для всех Гаудийа-Вайшнавов.

Индрадьюмна Свами добавил, что Говардхана-лила – одна из немногих игр Кришны, которая собирает в одном месте всех преданных Кришны, имеющих с Ним отношения в разных расах. К примеру, в Калийа-дамана лиле все бриджабаси тоже собрались в одном месте, переживая за Кришну, находящегося в кольцах Калийи. Они уже были готовы оставить тело, и тогда Баларама попросил своего дорогого брата покончить с этим демоном и спасти преданных от беспокойств. И, как вы помните, Кришна исполнил свой мастерский танец на головах Калийи, выбив из него весь яд и, тем самым, очистив от осквернения. Также все преданные собрались вместе перед уходом Кришны в Матхуру. Они пытались найти какой-то способ остановить Его и оставить во Вриндаване. Но наиболее ярко все отношения с Кришной в разных расах одновременно проявились именно в Говардхана-лиле. Когда пошел всеразрушающий дождь, посланный Индрой, для бриджабаси не было никакого другого места спасения, кроме поднятого Кришной Говардхана. И Кришна отвечал взаимностью на все их трансцендентные эмоции. Он обменивался взглядами с гопи, отчего Его рука начинала дрожать. Пастухи, видя это, пытались помочь ему, поддерживая Говардхан своими посохами. Мама Яшода вытирала пот с лица Кришны и молилась за Него, пытаясь тем самым помочь Ему. Кришна в течение всех семи дней был открыт их взору, чего обычно никогда не происходит, так как Он проводит свои игры с разными преданными в разное время суток в разных местах Вриндавана.

И всё это касается только аспекта Говардхана в качестве совершенного слуги Кришны. Кроме этого, Говардхан – это Сам Кришна. Но это требует отдельного разговора!

33 4

После такой замечательной лекции все преданные направились в сад, где провели пуджу очень красивой белой корове и её маленькому теленку. Им предложили сочную траву, сладости, чистую воду, украсили цветами, предложили арати и обошли вокруг них с киртаном. После этого все направились к подножию Говардхана. Под звуки киртана Дравиды прабху преданые омывали Говардхан водой, молоком, йогуртом и другими благоприятными жидкостями. Потом Ему предложили чапала-бхогу – традиционное подношение из 56 блюд. Это была поистине целая гора самых разных изысканных блюд. После этого провели праздничное арати и раздали махапрасад всем многочисленным бриджабаси, с энтузиазмом принимающим участие в поклонении. Не забыли и про лучших друзей Кришны – обезьян. И потом был пир на весь мир! Каждый, кто так или иначе оказывался в пределах Бхактиведанта Ашрама, был накормлен замечательным прасадом. Преданные в полном экстазе вкушали прасад, прославляя Кришну и Его совершенного слугу, Гирирадж Говардхан. И потом все отправились на парикраму.

33 5

деве варшати йагйа-виплава-руша ваджрасма-варшанилаих
сидат-пала-пашу-стрий атма-шаранам дриштванукампй утсмайам
утпатйаика-карена шаилам абало лилоччхилиндрхрам йатха
бибхрад гоштхам апан махендра-мада-бхит прийан на индро гавам

«Индра, разгневанный тем, что проводимое для его удовлетворения жертвоприношение было остановлено, навлек дождь и град на Гокулу. Сопровождаемый молниями и ураганным ветром, этот дождь принёс огромные страдания пастухам, женщинам и животным. Кришна, будучи очень сострадательным по природе и видя страдания тех, кто во всём зависит только от Него, улыбнулся и одной рукой поднял холм Говардхана, подобно тому как маленький ребёнок срывает гриб, чтобы поиграть с ним. Держа над головой холм, Он спас всю общину пастухов. Пусть же Говинда, Господь пастухов и разрушитель гордыни Индры, будет доволен нами». (Ш.-бх. 10.26.25).

Сарвагйа дас

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No33, сентябрь-октябрь 2007

Вриндаван – это не Индия…. или о силе «заряженных батарей» (прод.)

(Продолжение. Начало см. в номере 30)

Актуальность и свежесть маха-мантры

Гуны материальной природы непреодолимы без сознания Кришны. Но с легкостью человек выходит из-под влияния материальной природы, если предается Кришне. Это знание о Кришне исключительно важно, так Прабхупада сказал. Единственное лекарство, которое спасет людей в век Кали – имя Кришны. Оно не сектантское, как о нем думают люди. Это не так, что любое имя Бога сейчас нужно повторять. Да, любое, но Имя Кришны – особенное. Об этом говорит Господь Чайтанья, об этом говорится в «Кали-сантарана-упанишад», что в век Кали другого пути не будет существовать. И Харе Кришна маха-мантра описывается в ведической литературе. Эти три слова остановят век Кали. Особенно маха-мантра важна, Господь Чайтанья дал именно маха-мантру. Чем более сокровенны и возвышенны какие-то темы, тем более они секретны и недоступны, так говорится в Ведах. Любовь к Богу находится за семью замками. Но Веды дают намек на это, дают намек на бхакти. Однако в Харе Криша мантре проявляется према-бхакти, источник любви к Богу. Тот, кто хочет развить любовь к Богу, тому дается маха-мантра. Никакие другие процессы не нужны. Не нужны какие-то социальные обязанности, какое-то экономическое развитие. Дхарма, артха, кама, мокша – можно вообще забыть об этом. Это такие желанные вещи для любой цивилизации. Люди издревле развивали их, чтобы прогрессировать, но Господь Чайтанья сказал: «Нет. А-варна. Ни к какой варне не нужно принадлежать, ни к какому ашраму». Просто говори о Кришне, стань Гуру. Каким образом? Просто повторяя Святое Имя Кришны, ты станешь Гуру. То есть говори о Кришне.

31 2

Итак, время пришло открыть самые сокровенные темы. Но люди могут думать: «Почему эти темы самые сокровенные? В Тибете тоже есть монастыри…» Поэтому открываются сейчас все эзотерические науки одновременно. Любое писание мира сейчас доступно. Все, что угодно можно сейчас увидеть, услышать, прочитать. Можно сравнить все, что угодно. И что мы видим? Хотя так много сейчас всего открыто в мире, Харе Кришна не утрачивает своей свежести, привлекательности и актуальности. Ничего не изменилось за это время по отношению к Харе Кришна в России! Тогда люди не знали о разных культурах, сейчас они много знают, но ничего не изменилось! Так же материалисты недовольны нами. И весь мир разделится, говорится, на божественные и демонические натуры. И станет все очевидным, как иллюстрация. Вот материалисты, они могут религию какую-то проповедовать, какие-то учения возвышенные, но они материалисты, у них нет такого потенциала, как в Харе Кришна мантре.

Как возгорается пламя

Мы устроили харинаму в Матхуре несколько дней назад, когда были в Ади-Кешава. Так, спонтанно все получилось, и мы там заблудились. Где-то больше получаса шли к храму по вечерним дорогам, пели киртан. И там есть масульмане, есть также преданные, все перемешано. Мусульмане тоже говорили нам: «Радхе-Радхе!» и улыбались. Не было человека, который не обратил бы внимания на нас каким-нибудь образом. Но когда встречались преданные, они соскакивали с мест и начинали прыгать, танцевать, кричать. Как сумасшедшие! Прабхупада говорил, что многие города в Индии подобны сухой соломе – вы бросите искру, и все сразу воспламенится. Сатсварупа Махарадж в «Прабхупада-лиламрите» описывает, как Шрила Прабхупада однажды просто послал харинаму по городу Сураб. И мэр города остановил все производства, объявил трехдневный праздник, фестиваль, и три дня весь город был, как сумасшедший. Прабхупада был в таком экстазе! Такие города подобны сухой соломе, там все преданные. Бросьте искру, вы увидите, что будет.

Так же мы должны научиться видеть, что все люди потенциально преданные, они просто больше покрыты гунами в том мире, там не сухая солома, к сожалению. Солома довольно мокрая.

Иногда бывает просто лужа. Искра падает, и… пшик… вообще ничего не остается. Сколько нужно усилий, чтобы просто высушить эту воду, выпарить ее, сколько огня нужно! Мы берем все из святой дхамы, отсюда, из Святого Имени. Нам понадобится много-много энергии, чтобы как-то менять окружающий мир. Постепенно увидим: воспламеняются новые люди, они загораются! И когда загораются новые люди, окупаются все наши усилия. Один новый человек может сделать столько, сколько не сделает «старый». В них просыпается вера. Когда они получают первую милость Кришны, они на многое готовы. В них просыпается бесстрашие – они везде пройдут, обо всем договорятся, всего добьются. Удивительно. Одна искра, видите, – и так много перемен.

Поэтому мы эти истории прихода в сознание Кришны помещаем в книгу как уникальные. Потом гуны снова могут вернуться – наши ошибки, наши привычки, трудности. Затем огонь этот – он имеет эту потенцию – проникнет внутрь. Изнутри и снаружи идет путь. Снаружи мы слушаем, изнутри у нас есть бхакти – это естественно.

Всепривлекающий…

Прабхупада хотел, чтобы преданные каждый год ездили в святую дхаму, наши лидеры были здесь, во Вриндаване, даже два раза в год. Особенно хорошо приезжать в Майапур весной, пройти Навадвипа Мангала парикраму. Там огромная милость, причем оскорбления не принимаются в Майапуре. Это Господь Чайтанья, Его милость. Здесь, во Вриндаване, милость довольно суровая. Там – Аударья-дхама, бесплатный океан милости. И все ошибки прощаются. Столько всего там… Все оскорбления можно исчерпать, такие возможности там.

Несколько лет назад была установлена Панча-таттва. Эти Божества были изготовлены в Южной Индии с целью привлечь внимание всего мира к Майапуру. Прабхупада хотел, чтобы это место развивалось особенным образом. Там будет великий храм. Он планируется в ИСККОН уже много лет. Будет ведический планетарий, который также заинтересует умы людей. Уже практически построен город преданных, но храма пока большого нет. Видимо, время еще не пришло. Но это будет великий храм, самое грандиозное строение в мире.

При этом мы видим, что Сознание Кришны как движение вдохновляет многие религии. Религиозные группы и просто материалисты вдохновляются, глядя на нас, делать что-то хорошее. Благочестие увеличивается в обществе, и это хорошо. Нам бы с вами не завязнуть во всем этом, в косвенных, побочных продуктах. Поэтому нужна Вриндавана дхама – особое место, где только Кришна. Вриндаван – это не Индия. Можете вдоль и поперек проехать всю Индию, и вы не найдете такого же похожего места. Чтобы жить во Вриндаване, нужно полностью все забыть хотя бы на месяц, на время Картики, или хотя бы на три-четыре недели. Все живые существа служат здесь Радхе и Кришне. Сосредоточившись на этом, мы увидим, какое огромное благо мы получаем. Голока Вриндавана – ни с чем несравнимая планета.

31 3

На улочках Вриндавана

Мест, равных Вриндавану, нет, и Кришна тоже не имеет равных Себе. Это Вишну-таттва, но Он превосходит даже Вишну-таттву. Он – источник всего, он обладает четырьмя качествами, которые не повторяются больше ни у кого. Радхарани имеет двадцать пять качеств, Кришна шестьдесят четыре. Шестьдесят качеств – общие с Вишну-таттвой, но четыре – имеет только Кришна. Его игра на флейте, Его удивительные преданные, Его красота, Его игры. Никто не умеет так устраивать удивительнейшие игры, никто не имеет такого удивительного окружения преданных, никто не умеет так играть на флейте и не обладает такой привлекательной формой. Даже Вишну-таттва привлекается Им. А Радхарани – Она превосходит Кришну своими двадцатью пятью качествами. Лучше Кришны может быть только Радхарани. Но Они неделимы, мы Их рассматриваем вместе. Все же Радхарани привлекает даже Кришну, Который Сам Всепривлекающий…

Когда Кришна и Радхарани сидят там, на Варшане, приходит павлин. Потом, видя Их, он впадает в транс и начинает танцевать удивительный танец. Радхарани отворачивается от Кришны, смотрит на павлина. Он отражает эту любовь. Кришне не нравится, что Радхарани не смотрит на Него и отвлекается. И Он говорит, что павлин не так уж хорошо танцует, Я лучше танцую, посмотри на Меня! Начинает танцевать удивительным образом, Он ведь лучший танцор, совершенно неподражаемый. Радхарани смотрит на Него, сравнивает: «Нет, но павлин все же лучше! У него больше этой бхавы, преданные превосходят Тебя на самом деле, они так бескорыстно любят Тебя». Кришна еще больше старается превзойти павлина. А Радхарани говорит: «Нет, павлин все же лучше танцует». «Ну, как он танцует, покажи, Ты же Мой учитель, Я танцую только потому, что Ты у Меня есть, Ты вдохновляешь Меня», – просит Кришна. Все знают, что Кришна такой танцор непревзойденный только потому, что есть Радхарани. Это Его Гуру танцев. И Радхарани тоже превращается в павлина и тоже танцует. И так появляются три павлина…

Эта лила произошла там, на Варшане, и слепой художник увидел эту картину, потому что он медитировал на эту лилу долгое, долгое, долгое время. И, будучи слепым, нарисовал картину искуснейшим образом.

Вриндаваны, которые мы построим, будут лучше

Есть много великих преданных в этом месте, огромное количество святых. Во Вриндаване есть храм Мирабаи, но туда не рекомендуется ходить искконовским преданным. Это не наше умонастроение, нежелательно им заразиться, но Мирабаи – великая преданная.

Есть также святые во Вриндаване, которые получали даршан Божеств или Кришны через аскезы, через медитацию. Тут живут разные отшельники, бабаджи, которые получают даршан Кришны. Их изображения установлены в храмах. Иногда Вриндаван может повлиять этой стороной на преданных. Они думают: «Лучше поехать на Радха-кунду, получить там посвящение от бабаджи, узнать свою сварупу. В ИСККОН пиши-пропало. Тут только проповедуй, проповедуй, что-то делай, делай. А как же моя сварупа?» Будьте осторожны, не уходите от Прабхупады. Есть много ловушек, Йога-майя их устраивает. Не так легко пробраться к Кришне, как кажется, просто поселившись на Радха-кунде. Или, живя во Вриндаване, можно в такой майе оказаться! Очень сложная майя во Вриндаване, это место довольно опасное. Нужно держаться парампары, преемственности и доказать преданность своему гуру. Только гуру может нас привести во Вриндаван, больше никто. Более того, наш гуру служит своему гуру, тот гуру служит своему гуру… И наша миссия – исполнить предсказание Господа Чайтаньи: в каждом городе и деревне будут воспевать Святое Имя Кришны. Вриндаван будет распространяться по всему миру.

Прабхупада сказал, что те Вриндаваны, которые мы построим, будут лучше этого Вриндавана. Что он имел в виду? Мы не говорим, что этот Вриндаван плохой. Нет, но Прабхупада имел в виду, что здесь много ловушек майявади. Во времена Кришны здесь все было очень просто. Но сейчас люди хотят дешевого бхакти, такого быстрого, дешевого прогресса. В век Кали люди не готовы платить жизнью за это. Не все, конечно. Но многие могут ошибаться, могут принимать какие-то апасампрадаи…

То есть нужно доказать верность своей миссии, миссии Господа Чайтаньи, мы не можем сомневаться в этом. В «Чайтанья-Чаритамрите» она очень хорошо описана. Это движение санкиртаны нисходит с Голоки Вриндавана. Так говорится. Поэтому его невозможно остановить.
Это движение танцев, песен, ликования, духовного блаженства, увеличивающегося при распространении. Как волны океана, оно будет расти, расти и расти. В Ведах явление Господа Чайтаньи сравнивается с восходом полной луны, которая способна даже волновать океан. Океан, как правило, не выходит из берегов, но в полную луну океан как будто с ума сходит: двойной прилив и отлив. Это линия Господа Чайтаньи, Его настроение, и это настроение принес Шрила Прабхупада.

Духовный мир –  безграничная тема

Чем больше времени проходит, тем больше проясняется, кто такой Шрила Прабхупада. Он сделал великое дело – подготовил для нас Священные Писания, чтобы мы могли изучать их. Таких книг на планете больше нет. Это Священные Писания на ближайшие десять тысяч лет, там есть всё. Прабхупада прокомментировал даже десятую песнь Шримад Бхагаватам. Он знал, что есть такая тенденция у людей – начинать читать не с первой, а с десятой песни, и он подготовил ее в отдельной книге – для распространения, с точки зрения бхакти, так, что эта книга стала полезной, удивительной, меняющей сердца. Прабхупаду считают литературным воплощением Вьясадевы. У него очень редкий литературный дар, при этом очень простое изложение, много повторений. Интересно, что, просто следуя наставлениям Прабхупады, его комментариям, мы проникаемся настроением бхакти. Это понять может только преданный. В одном месте в «Чайтанья-Чаритамрите» он описывает духовный мир. С великим вкусом описывает Вайкунтхалоку, потом абзац кончается, он остановиться не может, снова повторяет – потому что невозможно описать, что такое духовный мир. Только бхакта, только преданный может понять это. Прабхупада мог говорить бесконечно на эти темы. Кришна – это безграничная тема. Все это разнообразие проявится в каждом преданном, в каждом из нас. Каждый станет уникальным человеком в сознании Кришны, неповторимым. У каждого можно будет учиться. Каждый – это страна, гуру – ученик – духовный мир. Мы все имеем гуру, но мы также кого-то обучаем. Господь Чайтанья это имел в виду. В духовном мире все так устроено, что гуру и ученик вместе сотрудничают. Они не называют так друг друга, формально дикши там нет. Но есть отношения, там есть «связующие» преданные. Радхарани – первая, потом гопи, потом манджари, которые помогают гопи, то есть существует своя иерархия, и есть Яшода, и у Яшоды тоже много помощников, каждый со своей «изюминкой», и Кришне все они дороги по этому типу служения. Готовит Ему только Радхарани, и каждый раз все вкуснее и вкуснее…

Главный гуру – это Радхарани. Она Гуру всех гуру. Все гуру получают потенцию от Радхарани и Баларамы. Они представляют и ту, и другую энергию – и ананду, и духовную силу одновременно. А Кришна – это Ади-Гуру, Он уполномочивает всех, Он источник всего.

Величайшая награда

Вриндаван – необычное место, где исполняются все желания, желания Кришны. И наше желание служить Кришне – это, можно сказать, желание Самого Кришны. Кто нас вдохновляет служить Кришне? Гуру. Гуру – это представитель Кришны, Кришна хочет этого. Это становится нашим желанием, и поэтому они исполняются, потому что это желания Кришны – то, что мы хотим делать. Они становятся нашими, потому что нас объединяет бхакти, бхакти нас связывает в желаниях. Поэтому с легкостью исполняются и желания преданных. При этом Кришна говорит: «Они так дороги Мне, Мои преданные. Они в Моем сердце, Я в их сердцах, мы живем в сердцах друг друга. Они посвящают Мне свои жизни, ничего взамен не просят. Если у них спросить, что они хотят, они отвечают – ничего, только служить Тебе. Поэтому Я не знаю, как отплатить им, у Меня большая проблема с преданными, Я не могу вернуть им этот долг, который увеличивается постоянно. Поэтому Я говорю им, что ваше служение будет вам величайшей наградой». Само служение. Поэтому задача Гуру – занять ученика преданным служением Кришне. Это величайшая награда на самом деле. Поэтому наша задача, проповедуя людям, как-то занять их преданным служением, проникнутым духом бхакти. Это редчайшая награда. Все остальное в век Кали – это проклятие. Если люди работают как ослы, бездумно, не понимая, проникнувшись завистью, жадностью и вожделением – это просто проклятие, это все равно, что гореть в огне заживо.

Поэтому говорится, что духовный учитель черпает это блаженство из океана блаженства, который никогда не кончится. Это Голока – безграничная обитель Кришны. Слава Вриндавана безгранична. По предсказаниям великих ачарьев, движение распространится, весь мир будет как Вриндаван. Неслыханным образом все будет процветать. Изменится климат, будет казаться, что наступает Сатья-юга. Век Кали будет продолжаться, но уже будут проявляться некоторые признаки Сатья-юги. Это за пределами нашего материального понимания. Потому что, если сейчас рассказать, что такое Сатья-юга, никто не поверит, и про конец Кали-юги если рассказать, тоже никто не поверит. Не знаю, как это все произойдет, но полярные шапки уже тают, видите. Материалисты сильно боятся всех перемен, но климат уже меняется прямо на глазах. Земля даже сошла со своей орбиты чуть-чуть, как бы готовится к чему-то. То есть все оживает. Я это связываю с движением Шрилы Прабхупады, потому что больше не с чем.

Конечно, много сейчас греховной деятельности, но Святое Имя нельзя осквернить, нет такой силы. Если оно будет распространяться, его осквернить невозможно, такой энергии нет, чтобы его остановить. В Писаниях говорится, Сам Кришна сейчас на планете живет в форме Святого Имени. Если мы даже ошибаемся, беспокоиться не нужно – Святое Имя не ошибется. Куда идти – оно знает дорогу: из сердца в сердце. Раньше мы думали: вот кто-то пришел в сознание Кришны, кто-то ушел из сознания Кришны. И то, и другое оказалось иллюзией. Никто не уходит из сознания Кришны. За все эти годы я делаю один только вывод: никто никуда не уходит. Невозможно уйти. Все приходят и остаются, но каждый на своем уровне. Никто не может забыть этого, такого вкуса больше нет нигде. Кришну забыть невозможно…
Харе Кришна! Будут ли вопросы, дополнения?..

Записала Любовь Антонец
(продолжение в следующем номере)

Заключительная лекция Его Милости Чайтаньи Чандры Чарана прабху
в один из последних дней Картики, 27 октября 2006 года, Вриндаван
(Продолжение. Начало см. в номере 30)

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No31, июнь 2007

Вриндаван – это не Индия… или о силе «заряженных батарей»

Какие будут пожелания? О чем поговорим сегодня? Преданные зарядили свои «батареи», и теперь спрашивают, что делать с этими батареями? Когда «батареи» были не заряжены, все было ясно, а теперь – проблемы…

Что делать, когда наполнен счастьем

Когда Кришна на Манаса-Ганге притворился лодочником, набросил накидку, взял весло, сел в лодку, гопи не узнали Его из-за Йога-майи. Они везли йогурт, им нужно было переправиться на другой берег – продавать, пока он свежий. И вот тут появился лодочник, они попросили Его перевезти их на ту сторону, пообещав хорошо заплатить. Он стал торговаться, капризничать, что Он вообще не хочет заниматься этим. Гопи недоумевали: «Ну как, Ты же лодочник?» Он какую-то цену стал заламывать, гопи стали ругаться, спорить с ним. Наконец, они договорились о какой-то цене, сели в большую лодку, поплыли. Где-то на середине реки лодочник остановился и отказался везти их дальше: я, говорит, не обедал сегодня, есть хочу. Дайте мне ваш йогурт. Гопи возмутились: «Йогурт на продажу, мы не можем его дать. Ну ладно, накормим тебя, лишь бы довез. Сумасшедший лодочник какой-то – то деньги ему давай, то везти не хочет, то теперь он голодный» Съел лодочник один горшок с йогуртом, другой горшок, третий горшок, четвертый горшок… «Всё, не могу больше грести, я объелся, отравился вашим йогуртом.» Гопи были в крайнем изумлении – из ряда вон выходящий лодочник какой-то! А Он лежит на дне лодки и не двигается – объелся. Гопи не узнали Его в это время, поэтому решили:. «Давайте выкинем его из лодки!». И тут на Манаса-Ганге шторм начался, большие волны поднялись. А лодочник спит, Он объелся. Гопи заволновались: «Что-то нужно делать, мы тут погибнем скоро все». «А ты плавать умеешь?» – спросили они у Радхарани.

30 5

Радхарани плавать не умеет. Это Её трансцендентное качество. «Зачем же ты тогда в лодку села, если плавать не умеешь?» «Потому и села, что плавать не умею». И вдруг «лодочник» заговорил: «Так, гопи, все горшки – за борт, все-все, что вы хотели продать, все – за борт! Только так можно спасти ваши жизни». Они все горшки побросали за борт. И тут шторм утих, и лодочник открыл свое лицо…Так вот Он кто! Радхарани разгневалась: «Это Ты? Ты все устроил? Довел нас до белого каления, мы лишились йогурта, мы всего лишились…» Радхарани отвернулась, а Кришна стал брызгать водой Ей в лицо то с одной стороны, то с другой. Так снова завязываются Их отношения…

* * *

Я о чем-то хотел сказать… Да, о батареях… Это как Кришна – когда Он наелся, то не знает, что делать дальше, а когда был голодным – работал на веслах. Так и мы – когда наполнились сознанием Кришны, не знаем, что делать в блаженстве…

На самом деле, это целая наука. Когда человек работает, у него есть причина, ему не хватает чего-то. Не хватает счастья, не хватает денег. А как работать, если мы наполнены счастьем? Это сознание Кришны, здесь причина деятельности другая. Причина нашей деятельности – это духовное счастье, блаженство, любовь к Богу. Хотя вначале преданные опираются на правила и предписания. Вначале есть страх, обещания перед гуру, есть общество преданных – они смотрят на меня, и я не должен терять достоинства в глазах других, я должен поддерживать свой статус. Позже он руководствуется непосредственно чувством экстаза. Это блаженный процесс, где все нравится. Нравится киртан, поклонение Божествам, Туласи-пуджа… Очень экстатичный процесс. Позже преданный уже не обращает внимания на чувство экстаза, он действует исключительно из любви к Богу. Любовь к Богу – она выходит за рамки обычных правил и предписаний, она спонтанная, не совсем обычная, любовь. Преданный и днем времени не тратит, и ночью времени не тратит, нестандартным образом живет человек. В уме живет. Тело нуждается в режиме, процесс садхана-бхакти не противоречит нашему физическому существованию, он даже полезен. Если мы будем жить в соответствии с желаниями Кришны, тело тоже будет здоровым, и питание, и все остальное – ничто не противоречит законам природы. И в то же время стимул заключается в том, что человек 24 часа в сутки служит Кришне в своем уме постоянно. Это вершина сознания Кришны.

Нектар Вриндавана-дхамы

И таким образом здесь, во Вриндаване, мы чувствуем с каждым днем, как наполняемся сознанием Кришны больше, больше и больше… И, в конце концов, мы чувствуем, что нам здесь делать как бы уже и нечего. Нам нужно ехать туда – домой. Сверхдуша будет говорить об этом. Чем больше мы будем наполняться духовно, тем больше будем чувствовать, что все это нужно отдать. Мы должны зарядиться этим желанием – передать знание. В том мире трудно проповедовать, очень сложно трансформировать его в духовный мир, во Вриндаван. Иногда кажется, что это вообще невозможно – кругом материалисты, они все трансформируют в материю. Мы пытаемся дать что-то духовное, они тут же хотят из всего этого выгоду извлечь. Даже когда приходят новые преданные, они еще не все такие чистые, трудно бывает в движении, вокруг все трудно. И мы чувствуем, что наши батареи слабеют, энергия уходит, вера… и мы едем во Вриндаван.

Здесь сейчас все устроено более или менее неплохо. Раньше во Вриндаване было более аскетично. Но Кришна, Он здесь, Он всегда присутствует в этом месте. Здесь настолько естественно быть в сознании Кришны – кругом живые существа, люди, храмы. Как Прабхупада говорил, так тут все и есть – не успеваем мы отойти от одного храма, слышим: «Харе Кришна!» уже в другом месте. Не прекращается пение утром и вечером, вы ходите и слышите – все воспевают, в центре внимания – Бог. Здесь мы видим за очень короткое время, что это так естественно, так хорошо быть в сознании Кришны. И так просто. Почему бы это не сделать там, в западном мире? И мы едем с полными батареями, с полной уверенностью, что нужно продолжать делать то же самое. Вот такая задача. Позже наши батареи снова иссякнут, и мы снова захотим в святую дхаму или на фестиваль куда-то, где много воспевания, где только преданные. Все копят деньги, чтобы не работать, только тратить на сознание Кришны, чтобы пожить там, поесть прасад, послушать лекции. Все, ничего больше не нужно.
Здесь, во Вриндаване очень много воспевания. Иногда новые люди не понимают, как тут вообще можно жить с экономической точки зрения. Все только поют, поют и поют. Как же они успевают зарабатывать что-то? Нет никакого производства. Откуда здесь столько всего – столько овощей, фруктов. Как они вообще здесь живут?

Бхарата-варша такова – благословенная земля. Четыре раза урожаи в год, много коров, земля всегда плодородна. Немножко смекалки, немного ведического знания, и вы можете добыть здесь все-все, что необходимо для жизни. Абсолютно все здесь есть. Дешевое серебро, дешевое золото, драгоценные камни. Пища – круглый год, огромное количество, избытки продовольствия. Кто-то говорит: нищая Индия. Они ошибаются. Нищие города, которые были устроены потом материалистами. Вот там много нищих людей, там устройство другое – асура-варнашрама. Но такие места как Вриндаван, Майяпур – это места, подобные раю. Именно поэтому паломники сейчас приезжают сюда и удивляются простоте блаженства. Уходят от сложностей таких городов как Токио, Нью-Йорк, Сан-Франциско, Москва, где очень тяжело, очень трудно. Чтобы попасть на намахатту в Москве, иногда мы тратим 3-4 часа в пробке. Легче доехать до другого города. Если каждый день ездить на намахатты в Москве, на программы, это очень большая аскеза. Чтобы собраться в одном месте преданным со всей Москвы, нужно много-много усилий приложить.

А здесь все под боком. Храм Кришна-Баларам-мандир, вокруг общение, поселение, видите – все устроено. И Прабхупада хотел, чтобы таких мест стало больше. Майапур сейчас тоже строится. Вначале нужно приехать в Майапур, но на Картику мы обычно не имеем так много времени… Майапур – он очень очищает, подготавливает, чтобы войти в святую дхаму. Здесь, во Вриндаване, тоже есть Господь Чайтанья, Он не сразу узнается. Но здесь Он тоже присутствует, потому что это место Радхарани, настроение господа Чайтаньи. Местные жители здесь больше обращаются именно к Радхарани, привлекаются Радхарани. Все во Вриндаване – это стимул, стимул любви к Богу. Такая атмосфера здесь. Если вы будете продолжать таким образом служить, как во Вриндаване, то результатом станет постоянный плач о Кришне. Плач о Кришне и все. Люди часто приезжают сюда сначала несколько грубые, они сбиты с толку, они не понимают, что это вообще такое – Вриндаван, в чем здесь ценности. Но, просто обойдя Говардхан, послушав истории, даже без философии, они проникаются этим настроением. Начинают участвовать в воспевании, начинают одевать вайшнавские одежды, ставить тилаки. Материалисты. Этот нектарный вкус дает силы следовать культуре вайшнавов. То, что мы с вами приняли, нас изменило. Теперь нас не могут понять в России – кто это, русские, не русские, кто это вообще? А, кришнаиты, нужно быть с ними ОЧЕНЬ осторожными. Совершенно сумасшедшие люди. Чтобы так отличаться от обычной культуры, так далеко уйти! Это люди совершенно с другой планеты, это очень большой риск, очень «крутые» кришнаиты. Если вы видите, что по дороге мчится какой-нибудь автомобиль, нарушая все правила дорожного движения, знайте – только два типа людей могут так ездить: «крутые» и преданные. Да, преданные так гоняют, ничего не боятся. Кришна их защищает, Кришна дает потенцию, силу. Теперь все это нужно правильно занять в служении Кришне.

30 6

Просто говорите о Кришне

Первое, что должен человек сделать, приезжая из Вриндавана домой: рассказать всем о том, где он был, что делал, что видел. Мы всегда делали так. Когда приезжали паломники из Индии – мы собирались, чтобы послушать их всех. Расспрашивали каждого, и, удивительно, каждый рассказывал новые, новые и новые истории. Все они были в одном и том же месте, но каждый видел разные духовные вещи. Если такая беседа идет час, два, три, вы начинаете видеть, что вокруг – Вриндаван. Запахи Вриндавана, звуки – коровы, павлины… Это мистический феномен. Поэтому, если вы начнете рассказывать о Вриндаване, все проявится на вашем языке, даже думать не нужно будет. Люди поймут то, о чем вы будете говорить. Более того, они захотят увидеть Вриндаван, это очень важный момент. Так мы и делаем из года в год: рассказываем о Вриндаване, рассказываем о Шриле Прабхупаде, и люди думают: что это за Вриндаван, и они хотят поехать туда. Прабхупада знал, что если человек приедет во Вриндаван, он постепенно станет преданным. А служить во Вриндаване – это очень естественно. Пища – это прасад, воздух – это прасад, люди вокруг – это тоже милость Кришны. Деревья – калпа врикша. До сих пор так все и происходит. И затем, когда мы будем рассказывать, мы увидим, что люди будут вдохновляться, они будут проникаться всем этим.

И что мы должны сделать там, у себя дома? Мы должны создать там атмосферу Вриндавана. Начните с простых вещей, не совершайте ошибок. Не планируйте больших вещей сразу же. Создайте хорошую нама-хатту. Особенно домохозяева пусть примут это с полной ответственностью. И не просто, чтобы мы собирались, говорили о чем-то, потом расходились. Нет, с полной ответственностью, чтобы мы могли продвигаться вместе. Чтобы мы лучше понимали философию, чтобы росло наше вдохновение служить Кришне, чтобы увеличивался этот потенциал. Если мы примем это с полной ответственностью, развитие нама-хатт выльется в целое движение. Бхактивинода Тхакур сказал об этом. По-другому сознание Кришны не распространится все равно, не пытайтесь найти другой выход. Только через нама-хатты, даже не через храмовое поклонение. В век Кали храмы – большие мишени. Пример с Москвой очевиден. Сразу это стало большой мишенью для христиан, для других властей. Это тоже, безусловно, форма проповеди. Но распространится сознание Кришны только через движение нама-хатт. Домохозяева должны взять полную ответственность за развитие движения сознания Кришны.

И так же, если кто-то имеет потенциал проповедовать, нужно стараться выходить к людям, организовывать программы какие-то. Не сразу выходить к большим аудиториям, важно видеть, что мы даем вдохновение, что люди получают этот импульс – бхакти. Даже если один, два человека слушают, не важно сколько, цена бхакти от этого не меняется. Проповедуем мы аудитории из ста человек, десяти или одному человеку, цена бхакти та же самая. Из многих, многих тысяч только один заинтересуется, что такое дух и материя. Из тех, кто интересуется, что такое дух и материя, достигают совершенства очень немногие. Очень мало преданных будет. Вриндаван – очень маленькое место, видите. Достаточно для всей Вселенной. Преданных очень мало во Вселенной. Двенадцать Махаджан всего. Для Вселенной это ничто, просто единицы. Практически на пальцах можно пересчитать великих личностей. Но если одна такая великая личность приходит на нашу планету, то все переворачивается здесь. Прабхупада сделал это невероятным образом. Есть великие души, но в основном люди Земли, Бхарата-варши способны уйти к Богу, просто уйти к Богу. Не развивая какого-то величия вселенского масштаба, не становясь полубогом или ачарьей. Но уйти к Богу каждый может по милости ачарьев, по милости Шрилы Прабхупады. Вот этим мы можем воспользоваться, рассказывая о Вриндаване, о Харе Кришна мантре, об этой вечной культуре, об ахимсе, о любви к Богу. Людям на самом деле не хватает этого как воздуха.

Когда-то я проповедовал психологам, «новым» людям. И я думал, нужно как-то применительно к ним философию дать, пытался находить язык какой-то – психологический, философский. Но на третьем занятии стал рассказывать о Господе Чайтанье. И в это время пришли еще несколько новых психологов, которые не слышали предыдущей лекции, подготовительной. И одна из этих психологов стала преданной. Она возглавляет сейчас целое движение психологов-преданных в Казахстане. Я спросил у нее: «Как вы привлеклись сознанием Кришны?» «Я услышала о Господе Чайтанье, и поняла – вот это мне и нужно. Мне нужна любовь к Богу». Никаких подготовительных вещей, смотрите. Часто то, что мы думаем, в действительности совсем не так. Люди на самом деле хотят только любви. Именно во Вриндаване мы получаем этот импульс – просто говорить о Кришне. Вот увидите, вы приедете и можете целую неделю, целый месяц и даже больше только говорить о Кришне, и люди будут вам верить. И слушать будут, потому что тут будет бхава, привезенная из Вриндавана. Позже она иссякнет, «батареи» разрядятся, потому что там гуны материальной природы, очень трудный мир. Трудно трансформировать его. Это как ряска в пруду – вы бросаете камень, она расходится, потом постепенно снова сходится, и на том же самом месте все остается. Очень сложно умы людей менять. Нужно очень много времени, иногда полжизни нужно потратить на то, чтобы кто-то стал преданным. И затем снова «батареи» иссякнут, нужно будет находить какие-то аргументы, какие-то доводы философские, психологические, аюрведические, астрологические. Боже мой! …Финансовые, экономические, даже эту сторону нужно будет рассмотреть для людей, для них это все очень важно. И потом вы снова приезжаете во Вриндаван, тут никого это особенно не интересует. Просто о Кришне люди говорят. Заряжаемся, снова приезжаем, удивляемся: просто говорим о Кришне – люди верят. Вот они – «батареи»! Но према-бхакти, которую мы получаем здесь, в окружении которой мы сейчас находимся, она не проявляется постоянно в материальном мире, она только во Вриндаване. В таких местах, как Варшана, према-бхакти есть всегда. «Варша» – это дождь, он постоянно идет, это дождь из премы… Очень красивые места, очень вдохновляющие – Радха-кунда, Шьяма-кунда, Пыль Вриндавана…

30 7

На парикраме вокруг Вриндавана

В материальном мире, в котором мы живем, не может быть постоянно проявлена према-бхакти и какие-то духовные настроения. Время от времени мы будем вспоминать о Вриндаване с тоской, с болью разлуки… Вот так будет развиваться наше сознание Кришны. В конце концов, преданный по ночам будет вспоминать о Вриндаване и плакать. Так все это будет происходить. На фоне материального мира все это кажется таким привлекательным, таким желанным и таким недоступным. Вриндаван-дхама…

Если снова приедем во Вриндаван, подумаем: это мой дом, я снова дома. Ничего не было там, откуда я приехал. Приснилось что-то мне… Материалистов было много, да… Где они? Нет их тут! В духовной обители ни одного материалиста нет. Сон, майя какая-то, наваждение… Все отрезает дхама и дает возможность просто снова получить милость Кришны. Главное – не совершать оскорблений. Но Прабхупада сказал: «Здесь наш дом, здесь, во Вриндаване, всегда хочется быть, но поле деятельности – весь мир».

Развитие духовных общин – форма проповеди

Поэтому должна быть готовность приехать и распространять сознание Кришны разными путями. Прабхупада дал много наставлений на эту тему, но также он сказал, что можно придумывать что-то новое, особенно, что касается развития общин.

Многие наши преданные, хорошо обученные, будут жениться и потом пропадать. То есть наше движение обречено на провал… Прабхупада сказал: «Придумайте что-нибудь…» Община означает: один – за всех, все – за одного. Должны быть общие духовные законы, связь между преданными. Внутренняя защита должна быть, чтобы мы имели уверенность в обществе преданных. Это даст нам силу. Чтобы мы не чувствовали одиночества, находясь в общине, чтобы были связаны внутренне. Что касается России, у нее есть большие шансы, потому что Россия – это страна коммунизма, она всегда мыслит категориями общины: «все – общее». Недаром коммунистические тенденции в России были. Это очень похоже на ведическую концепцию, Прабхупада сказал: «Ведическая цивилизация точно такая же, только вся разница в том, что здесь есть Кришна, который все естественно объединяет, а у них там не было Кришны, поэтому все развалилось. А идеи хорошие, привлекательные… Поэтому, раз мы коммунисты, какой толк называться коммунистами, если мы не можем установить сознание Кришны?!»
Эти идеи близки для нас. Никаким русским преданным не нравится сепаратизм. Мы всегда рады, когда мы вместе, когда вместе что-то получается. Русские считаются одними из самых поющих преданных в мире. Ну, вместе что-то делать трудно, а петь – можно…

(Продолжение в следующем номере «Садху-Санги»).

Огромная благодарность Эдуарду, преданному из Риги, записавшему лекции Чайтаньи Чандры Чарана прабху во Вриндаване и бескорыстно распространившему диски с лекциями среди преданных!

Записала Любовь Антонец

Заключительная лекция Его Милости Чайтаньи Чандры Чарана прабху
в один из последних дней Картики, 27 октября 2006 года, Вриндаван

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No30, май 2007

Шукар-тал

…Великий император всего мира Махараджа Парикшит отправляется на охоту. В течение долгого времени он блуждает по лесу. Мучимый голодом и жаждой, он видит хижину, в которой мудрец Шамика Риши находится в глубокой медитации. Полностью погруженный в памятование о Верховном Господе, мудрец не замечает прихода императора и не предлагает ему даже традиционного стакана воды. Не получив подобающего царской особе приёма, Махараджа Парикшит в гневе накидывает на плечи мудреца мертвую змею и покидает его дом. Видя такое поведение по отношению к своему отцу, всё еще находящемуся в медитации, сын мудреца Шринги, совсем еще молодой, но уже обладающий брахманическим могуществом, проклинает Махараджа Парикшита на то, что через семь дней он будет убит укусом мистического змея Такшаки. Выйдя из медитации, Шамика Риши обнаруживает, что случилось непоправимое – великий царь и преданный проклят несмышленым мальчиком на смерть за незначительный проступок. Зная умонастроение преданных Господа, он понимает, что царь не будет применять единственное возможное в этой ситуации средство – проклясть мальчика в ответ и тем самым нейтрализовать его проклятие. Поэтому он посылает Махараджу Парикшиту известие о том, что натворил его сын, чтобы дать ему возможность подготовиться к смерти. Царь, который в это время глубоко раскаивался в своём поступке, получив известие о неминуемой смерти, принимает это как милость Господа, забирающего его к себе, в духовный мир. Он был очень дорог Господу, и потому Кришна в течение всей его жизни лично проявлял заботу о нем. Одно из имен Махараджа Парикшита – Вишнурата, означающее «тот, кто находится под защитой Господа», поскольку Кришна еще в утробе матери защитил его от брахмастры Ашватхамы. Махараджа Парикшит всю жизнь искал встречи с Кришной, помня об удивительно прекрасной форме Господа, пришедшей, чтобы спасти его от смерти. Как и предполагал Шамика Риши, он не пытается противодействовать проклятию. Царь оставляет царство своему сыну, Махарадже Джанаменджайе, и отправляется на берег священной реки Ганги, совершает омовение и принимает решение поститься до самой смерти. В это время великие мудрецы со всей Вселенной приходят на это место, понимая, что сейчас произойдет нечто чрезвычайно важное. Махараджа Парикшит задает им всего два вопроса: «Каковы высшие обязанности, которые должен исполнять каждый?» и «Что должен делать человек в преддверии смерти?», которые оказываются настолько глубокими, что мнения мудрецов разделяются и они не могут дать ему однозначного ответа. В этот критический момент появляется великий мудрец и преданный Господа Шукадева Госвами. Все мудрецы, признавая его возвышенное положение, оказывают ему почтение. Смиренно склонившись перед ним, Махараджа Парикшит задаёт Шукадеве Госвами те же вопросы, на которые мудрецы не смогли дать ответа. Шукадева Госвами, который, получив знание Шримад-Бхагаватам от Шрилы Вйасадевы и благодаря практике преданного служения находится на высочайшем трансцендентном уровне, начинает отвечать на эти вопросы. Несмотря на то, что он старается в точности передать послание, полученное от своего отца, его ответы, описывающие верховное положение Господа Кришны и величие преданного служения Ему, полны глубоких личных реализаций и потому поражают даже присутствующих при этом Шрилу Вйасадеву, его отца и духовного учителя, и Нараду Муни – духовного учителя Шрилы Вйасадевы.

Шримад-Бхагаватам, поведанный Шукадевой Госвами, становится книгой, которая вот уже в течение многих тысяч лет вдохновляет людей со всего мира на служение Господу и развитие любви к Нему. В нем содержится знание, способное возвысить до высочайшего трансцендентного уровня любого человека, независимо от его качеств и способностей, при условии, что он серьезно воспримет его послание и станет следовать его наставлениям под руководством преданных. В нашу эпоху Шримад-Бхагаватам подобно Солнцу освещает путь в духовный мир всем душам, находящимся во тьме невежества и материалистических представлений о жизни. Эта книга чрезвычайно важна для всего человечества, особенно для всех искренних душ, стремящихся к совершенству. Особенно она ценна для вайшнавов, преданных Господа Кришны, поскольку полна описаний трансцендентных деяний Господа, Его удивительных качеств и Его отношений со своими возлюбленными преданными. Поэтому для них важно всё, что связано с этим великим произведением и событиями пятитысячелетней давности, благодаря которым он был поведан.

Наша школа названа «Шримад-Бхагавата Видйапитхам», поскольку в основу изучения поставлен Шримад-Бхагаватам. В течение целого года мы изучали санскрит, глубоко разбирали каждый стих Шримад-Бхагаватам, основываясь на комментариях Шрилы Прабхупады и ачарьев прошлого. Сдав последний в этом году экзамен, мы решили поехать в то самое место, в котором был поведан Шримад-Бхагаватам, чтобы получить благословение на его изучение и углубить своё понимание этого трансцендентного произведения. Около двадцати брахмачари школы вместе с преподавателями, включая Гопипаранадхану Прабху и его семью, в стареньком, но, как оказалось, очень надежном автобусе отправилась в долгое путешествие. Это место, которое называется Шукар-тал, находится примерно в пяти часах езды от Дели. Мы отправились из Говардхана примерно в 10 часов утра, около двух часов дня приехали в Дели, где приняли прасад в храме и взяли с собой еще несколько прихожан. Ещё около 3 часов отняло путешествие в Мерут – город, который находится в непосредственной близости от Шукар-тала, где мы провели программу в пандале для нескольких сотен прихожан и остались, чтобы переночевать.

На следующий день с самого утра автобус отправился в Шукар-тал. Как оказалось, найти его было не так-то просто – нам пришлось долго блуждать по дорогам, проложенным в рисовых полях, пока мы наконец не приблизились к цели нашего путешествия. Шукар-тал, который буквально переводится как «дерево Шуки», оказался небольшой деревней на берегу Ганги. Первое, что бросилось нам в глаза – многочисленные обезьяны. Мы даже подумали, не привезли ли мы их из Вриндавана! Они такие же проказливые, как и на Говардхане. Издалека видна огромная статуя Ханумана, расположенная на холме.

30 1

В самом центре деревни находится огромный храм. В центре этого храма стоит высокое и раскидистое дерево баньян – то самое, под которым сидели Шукадева Госвами, Махараджа Парикшит и все великие мудрецы. Считается, что это дерево – древо желания, на нем повсюду развешены записки с желаниями паломников. На территории храма находится множество маленьких храмов, главным из которых является храм с Божествами Шукадевы Госвами, наставляющего Махараджу Парикшита, между которыми улыбающийся Кришна с флейтой, звуковым воплощением Которого является Шримад Бхагаватам. Рядом находятся Божества Шрилы Вйасадевы, Нарады Муни, Господа Парашурамы и еще несколько Божеств мудрецов, присутствовавших при этой беседе.

30 3

Вокруг храма можно увидеть бабаджи в самых разных одеяниях. Преданные сели в тени этого огромного дерева, спели киртан и после короткой лекции Гопипаранадханы прабху начали декламировать на санскрите Шримал-Бхагаватам. Местные пуджари были очень удивлены – они не ожидали такого от иностранцев, пришедших в их храм. Мы прочитали три главы Шримад-Бхагаватам – 19 главу Первой Песни и первые две главы Второй песни, непосредственно связанные с событиями, произошедшими пять тысяч лет назад. Потом все совершили омовение в священных водах Ганги – тех самых, в которых совершал омовение Махараджа Парикшит.

30 4

Приняв прасад и накормив местных жителей, мы отправились обратно на Говардхан, полные вдохновения и желания полностью погрузиться в изучение Шримад-Бхагаватам, следуя по стопам всех этих великих душ. Поздно ночью, усталые, но счастливые, мы вернулись на Говардхан.

30 2

шримад-бхагаватам пуранам амалам йад вайшнаванам прийам
йасмин парамахамсйам экам амалам гйанам парам гийате
татра гйана-вирага-бхакти-сахитам наишкармйам авишкритам
тач чхринван су-патхан вичарана-паро бхактйа вимучйет нарах

«Шримад-Бхагаватам является безупречной Пураной. Он бесконечно дорог вайшнавам, поскольку описывает чистое и совершенное знание парамахамс, величайших трансценденталистов. Этот Бхагаватам открывает путь к освобождению от всякой материалистической деятельности, постижению трансцендентного знания, развитию отречения и обретению преданности. Каждый, кто серьёзно старается понять Шримад-Бхагаватам, следуя авторитетному методу слушания и повторения его с преданностью, обретает полное освобождение». (Шр.-Бх. 12.13.18).

Сарвагйа дас

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No30, май 2007

Под защитой Божественного гнева

Больше всего я верю в Него. В то, что Он меня защитит. Поэтому ничего не боюсь, кроме Его гнева. Даже во сне, когда страшно, начинаю звать Его на помощь. И все заканчивается благополучно. Поэтому в дальнее путешествие из Вриндавана в Аховалам мы отправлялись с легким сердцем, надеясь на то, что Господь Нрисимха оградит нас от всех напастей. Это паломничество вспоминается теперь как сказочное приключение, как будто Господь Нрисимха милостиво взял нас в Свои лотосные ладошки и пронес через многие-многие расстояния, чтобы показать места, где Он оставил Свои следы.

Ченнай (он же Мадрас)

Ченнай встретил нас дождем. Четверо русских паломников ранним утром бодро шагали по направлению к океанскому побережью, стараясь развеселить друг друга, а вокруг квакали вороны. Да-да, они почему-то именно квакали, а не каркали. Небо было тяжелым и серым, дождь не прекращался. Редкие прохожие-индусы под зонтиками выглядели непривычно. Огромный город чем-то напомнил Москву. Две ночи в поезде давали о себе знать. Мы проделали только часть пути, предстояло совершить еще несколько переездов по индийским дорогам, прежде чем мы доберемся до Аховалама с его прекрасными пещерами… Океан ходил ходуном, но, когда мы подошли к нему вплотную, все изменилось мгновенно. Среди туч сверкнуло солнце, волны угомонились, дождь утих, хмурое настроение как ветром сдуло. «Среди водоемов Я – океан»… О, дорогой Господь, как Ты все-таки велик, если создаешь такое величие! Кружевная пена прибоя навевала мысли о шуршащих юбочках Радхарани, это Она дарила нам свою милость, чтобы взбодрить после долгой дороги. Мы с восторгом любовались картиной пустынного ченнайского пляжа, и все напоминало какой-то забытый старый фильм. А может быть, прошлую жизнь? Кто знает… Не долго думая, мы попрыгали в волны и резвились там, кто сколько мог. Вайрагья прабу с Расарани как два дельфина ныряли и исчезали в волнах очень долго и очень далеко, мы с Вирьей прабху успели за это время поторговаться с продавцами ракушек, высушить мокрую одежду, приготовить немудреный завтрак.

На рикше доехали до прежней искконовской территории, но преданных там уже не было. Они выкупили участок земли в 25 км от центра города и переехали туда, но времени у нас было мало, чтобы их искать – до поезда оставалось несколько часов. Мы пошли к храму Шри Партхасаратхи – он находился совсем рядом с океанским побережьем. Описание этого храма принадлежит Вайрагье прабху.

«Храм Партхасаратхи был выстроен царями династии Паллава в 8-м веке. Некоторые добавления были сделаны позже царями Чхола и царями Виджаянагара (16 век). Храм относится к 108 основным храмам Вишну Дивья Дешам.

29 1

Главное Божество, Партхасаратхи – это форма Господа Кришны. Во время битвы на Куру-кшетре, когда была поведана Бхагавад-гита, Господь Кришна стал колесничим (саратхи) Арджуны, который был известен как сын Притхи (Партха). Так появилось это имя. Здесь присутствует также Божество Ведавалли Аммаи, супруги Партхасаратхи.

Главное Божество храма, Шри Партхасаратхи (Венкатакришна Свами), известен также как Гитачарья. В Своей правой руке Он держит раковину, а левая рука сложена в гьяна-мудру. Справа стоит Рукмини, слева – Сатьяки. Справа от Рукмини находится Баларама. На северной стороне алтаря лицом на юг стоят Прадьюмна, сын Кришны, и Анируддха, Его внук. Слева от Божества лежит меч, олицетворяющий меч знания. Функциональное Божество Партхасаратхи имеет отметину на Своём лице – след стрелы, выпущенной Бхишмой на Курукшетре. Впечатляющая вимана (башня) над алтарём частично украшена золотом и называется Ананда Виманой.

В храме есть отдельный алтарь Шри Ранганатхи. Там же установлены Шри Вараха и Шри Нарасимха. Есть алтари Йога-Нарасимхи, которому поклоняются как Алагия Сингару (прекрасному льву) и Шри Рамы (Шри Рама Саннидхи), Ситы, Бхараты, Шатругны и Лакшмана. Есть алтарь, посвящённый Шри Гаджендра Варадаре, форме Вишну, спасшего слона Гаджендру, когда тот был пойман за ногу крокодилом.
Говорится, что, приняв омовение в храмовом водоёме, известном как Карвени, человек обретает счастье и процветание. Не индусов в храм не пускают, но преданным ИСККОН входить разрешается.»

* * *

Мы долго бродили по территории храмового комплекса, рассматривали все, фотографировали, где было можно, и прикасались к камням, как к самой вечности. Пуджари предложил нам фитилек, туласи, чаранамриту, а Вайрагье прабху – гирлянду, которую нищенка у храма потом прикрепила к моей прическе. Голова стала тяжелой и легкой одновременно, не нужно было напрягаться, чтобы держать ее прямо. Милость Божеств и доброта Индии давали о себе знать на каждом шагу нашего дальнейшего путешествия.
Мадрас – шестимиллионный город, столица штата Тамил Над. Вайрагья прабху уже был здесь несколько лет назад. Вот как он описывает 108 Дивья дешам и Альваров, а также некоторые из храмов Ченная.

«Альварами называют двенадцать святых вайшнавов в Тамил Наду. В гимнах, составленных Альварами, прославляются 108 важных храмов, посвящённых Вишну. Все эти храмы считаются особо значимыми. Разные Альвары посещали эти храмы и воспевали славу находящихся там Божеств. Алагия Манавала дас (известный также как Дивья Кави Пиллай), известный поэт– вайшнав в своей «108 Тирупати-Антхаади» воспевает славу 108 Дивья Дешам. Эта песнь принимается как научный перечень этих храмов.

Двенадцатью Альварами являются: Кулашекхара Альвар, Пей Альвар, Тирумалисай Альвар, Тирумангай Альвар, Тондарадиппади Альвар, Бхутатт Альвар, Пойгай Альвар, Наммальвар, Перий Альвар, Андал, Тируппан Альвар и Мадхуракави. Четверо из них родились в 80 км от Канчипурама.

Большинство храмов Вишну в Тамил Наду посвящены непосредственно Господу Вишну, а не Его экспансиям. Храм Шри Партхасаратхи Свами – главный храм в Мадрасе. Также здесь есть небольшой храм ИСККОН. Божества в этом храме: Рукмини-Кришна (а также Сатьябхама, расположенная на том же алтаре), Гаура-Нитай и Джаганнатха, Баладева и Субхадра.

На окраине Мадраса находится ещё один очень интересный храм – Ашта-Лакшми мандир (храм восьми Лакшми). Хотя этот храм очень живописно расположен на берегу океана, его нет в путеводителях. Главные Божества – Лакшми-Нараяна – расположены на центральном алтаре.

Далее, поднимаясь по лестнице по часовой стрелке и обходя второй и третий этаж, можно увидеть восемь разных форм Лакшми Деви, каждую на отдельном алтаре. На территории храма также присутствуют Божества Ганеши, Ханумана и Йогананда-Нрисимхи. Все Божества выполнены из чёрного мрамора».

Aховалам

Вечером поезд увозил нас из Ченная. Луна, как красивая индуска, улыбалась вслед, то пытаясь обогнать поезд, то любезно пропуская его вперед. Рано утром приехали в Корнуул. Коров не увидели, но было очень много ослов, прямо на центральной площади. От автостанции 3 часа 20 минут ехали на автобусе до Алагадды, оттуда еще 40 минут– до Аховалама. Буйство зелени за окном автобуса вызывало некоторую зависть: у нас-то ноябрь, и морозы в Москве, а тут – небывалый урожай мандаринов!

Аховалам –это место, где Господь Вишну принял форму Нарасимхи, получеловека-полульва для того, чтобы защитить Своего преданного, пятилетнего мальчика Прахладу и победить могущественного демона Хираньякашипу.

Аховалам – единственное в Индии место, где поклоняются всем девяти формам Господа Нрисимхи, Нава Нарасимхе. Господь Чайтанья, совершая паломничество по Южной Индии, посещал это место.

Это небольшая деревня, расположенная в 300-х километрах к югу от Хайдерабада, посреди красивейшего горного массива, поросшего джунглями. На расстоянии 10 километров от Аховалама в горах уже встречаются хищники и дикие слоны. Немногие из иностранцев приезжают сюда, так как он достаточно удален от железной дороги и крупных городов.

Аховалам (Ahobilam) переводится как «удивительные пещеры». Он известен также как Сингавел Кундарам. В 1977 году, после получения санньясы Индрадьюмна Махарадж пришел сюда пешком, чтобы посетить святые места, связанные с пребыванием здесь Господа Нрисимхи. В одной из своих лекций Индрадьюмна Махарадж рассказывает об этом паломничестве. Жил он тогда в палатке, и однажды ночью на его громкие призывы о помощи вся деревня сбежалась, чтобы защитить его от змей, скорпионов и пираний. На самом деле маленький кузнечик прыгнул ему на живот.

Вайрагья прабху впервые был здесь в 1999 году. Аховалам тогда представлял из себя две улицы, но уже был асфальт и какой-то транспорт. Сейчас это знаменитое место паломничества, целые автобусы экскурсантов-индусов приезжают сюда. Построена дхармашала (гостиница), есть лавки и харчевни с громким названием «Hotel». Много разной живности, особенно коз, стрекоз и обезьян. Жители невысокого роста с очень темной кожей. Язык – телугу. Письменность – что-то среднее между грузинскими письменами и санскритом.

Красивый и величественный храмовый комплекс Нижнего Аховалама носит название Шри Прахлада Варада («варада» – дающий благословения). Самопроявленным Божествам этого храма поклонялись еще Сита и Рама, храм же был построен более 800 лет назад, по занимаемой территории он равен почти половине площади всего поселка. Этот храм посвящён аспекту Господа Нрисимхи, благословляющего Прахладу. Два алтаря в храме – Лакшми Деви и Лакшми-Нрисимхи. Прасад здесь такой, что согревается сердце, и вкус его запоминается надолго. Здесь спокойно, малолюдно и тихо. Тишину нарушают голоса птиц, но иногда во время службы играют музыканты, оглушая все вокруг. Здесь красивые, горделивые брахманы, элегантные, почти как наши. Только искконовские преданные сияют чистотой и мало улыбаются, а здешние больше светятся своими улыбками и очень любят фотографироваться.

Мы прожили здесь три дня. Просыпались до рассвета под пение какой-нибудь мантры. Неземной красоты голос, усиленный динамиками главного храма, исполнял мелодию, похожую одновременно на Нрисимху-кавачу и Брахма-самхиту. Я узнала этот голос – он явился мне однажды во сне и пел «Харе Кришна Харе Кришна Кришна Кришна Харе Харе / Харе Рама Харе Рама Рама Рама Харе Харе!» Душа в спящем теле начинает ликовать, хочешь-не хочешь – проснешься.

Вайрагья прабху вспоминает, как в первую свою поездку сюда они попали на девятидневную утсаву (фестиваль), когда Божества выезжают из храма на паланкине и объезжают деревню. Это очень красиво.

До Верхнего Аховалама можно доехать на рикше или на автобусе. Это уже в горах, природа там потрясающей красоты. Горные речки спадают водопадами, деревья с причудливыми листьями и цветы, которых у нас нет. Облака на небе как храмы куполов. Первый раз мы пошли пешком до самого ближнего храма Шри Чатравата Нрисимхи – это в двух километрах от Нижнего Аховалама. Храм располагается под деревом Пиппали. Мы любовались им издали, но ближе подойти не могли – на воротах высокой ограды висел замок. Местные жители объяснили, что служба начнется позже, и мы вернулись в поселок. По дороге встречались мужчины и женщины, они уважительно кланялись нашим двум брахманам: Вирье прабху и Вайрагье прабху. Каждый прохожий был при деле – кто тащил на себе тюк с листьями или охапку бамбуковых стеблей, кто-то гнал стадо коз или вез скошенную траву на повозке. Один пастух сидел на дереве и приветствовал нас: «Бай-бай!» Дорога была весьма живописной. Мы остановили моторикшу и поехали в компании индусов, по другому маршруту, в надежде попасть в следующий храм. Яркий, красивый, ухоженный храм находился в стороне от дороги. Пуджари со своей красавицей-дочерью стояли у дороги и остановили нашу рикшу, приглашая нас посмотреть храм. Это Храм Шри Каранджа Нрисимхи. Господь на алтаре необычайной красоты, с яркими глазами, сияющий и торжественный. После пуджи мы получили много милости от Него в виде фитилька, туласи и цветов.

29 2

Храм Шри Караджа Нрисимхи, у ворот стоит дочь пуруджари

Ранним утром следующего дня взяли моторикшу и поехали в горы. Дорога уходила вверх, извиваясь между зелеными зарослями. То и дело попадались крошечные храмы с алтарями Ганеши, Ханумана, Лакшми деви. Главный храм Верхнего Аховалама – храм Шри Ахобила Нрисимхи. Красивое здание возвышается между двумя почти отвесными скалами. Здесь Господь Нрисимха проявил Свою божественную форму в пещере, а потом уже вокруг этой пещеры строился храм. Самопроявленное Божество располагается на алтаре, как бы в глубине пещеры, пуджари проводит пуджу, сидя в позе «лотоса» и упираясь головой в потолок. Он подробно рассказал нам обо всем, а Вайрагья прабху переводил. Эту форму Господа называют еще Угра Нрисимха – яростная, гневная форма (русское слово угрожающий не отсюда ли произошло?)

На площади у храма два ряда попрошаек приветствовали нас слаженным хором, у них это было здорово отработано. Пожилая индуска весело пела, прославляя Господа Нрисимху и подыгры-вая себе на каком-то дивном струнном инструменте, сделан-ном из фанеры и гвоздей.

29 3

Храм Кродха-Нрисимхи

Храм Кродха-Нрисимхи находится в 10 минутах ходьбы от задних ворот главного храма в Верхнем Аховаламе. В этом храме Господу поклоняются в форме Варахи (Вепря). Храмовая комната полностью вырезана в скале. Здесь установлены Божества Варахи и Нарасимхи. Варахадев убил младшего брата Хираньякашипу – Хираньякшу. Этим Божествам поклоняются уже тысячи лет.

29 4

Аховалам- Нрисимха

Мы рассматривали карту-схему с нарисованным маршрутом, изображающим девять основных храмов Нижнего и Верхнего Аховалама. Кроме уже названных храмов Шри Чатравата Нрисимхи, Шри Ахобила Нрисимхи, Шри Каранжа Нрисимхи и Шри Крода Нрисимхи есть еще пять храмов: Шри Малола Нрисимха, Шри Джвала Нрисимха, Шри Бхаргава Нрисимха, Шри Йогананда Нрисимха, Шри Павана Нрисимха. Проводник по имени Раджа предложил свои услуги, мы заказали обед в храме, и пошли вверх по ущелью, под шум горной реки.

Первый даршан в храме Шри Малола Нрисимхи – здесь Лакшми Деви сидит на коленях у Господа. Она здесь в образе и матери, и возлюбленной. Говорится, что Божество Нрисимхи в этом храме находится в шанта-рупе, умиротворенном состоянии. Пуджари проводит пуджу и объясняет, что вначале возносится молитва Лакшми Деви, потом – Господу Брахме. Над храмом, как будто игрушечным, нависла огромная каменная глыба. Лианы и корни деревьев обвивают её, удерживая камни от падения вниз. По карнизу ходит охранник с метлой в руке и сметает вниз сухие листья и глину. Это новый храм, старый храм Малола давно обветшал. Такое чувство, что мы тут уже были когда-то. Цивилизация долго не выпускала нас, столько пересадок пришлось сделать, чтобы, наконец, добраться сюда и ощутить покой и умиротворение.

Поднимаемся выше, к водопаду. С нами группа индусов, очень приветливых и радост-ных, с ними маленькие дети и пожилые матаджи. Проходим водопад изнутри, как бы за ним, между отвесной горной стеной и струями воды, которые падают в пропасть от подножия Угра-стамбха. Вода сочится прямо из скалы (на вершине нет никаких источников) и очень вкусна. Сейчас здесь сделано маленькое ограждение, как перила, раньше этого ничего не было. Вайрагья прабху вспоминает, как они проходили здесь по узкому карнизу над обрывом. Ширина скользкой тропы не больше полуметра, а падать вниз метров двести… Этот водопад называется Бхаванасани, он охладил ярость Господа Нрисимхи после того, как Он расправился с Хираньякашипу, и привел Его в умиротворенное состояние. Но об этом – позже, а пока за водопадом мы проходим к маленькому храму Шри Джвала Нрисимха, где Господь проявил восьмирукую форму и расправился с Хираньякашипу («Джвала» переводится как «пылающий гневом»). Этот храм, где проявлена Угракала (ужасающая) форма Господа, находится на полпути к колонне. Алтарь, где восседают Божества – это порог дворца Хираньякашипу, где демон и встретил свою смерть. Какие-то красные разводы на нем, жутковатое место. Здесь три Божества, два из которых разрывают Хираньякшипу, а один сражается с демоном, эти Божества находятся в пещере за решеткой, поэтому они в темноте почти невидимые. Мы спели Им «Нрисимха-пранаму» (песнь, прославляющую удивительные игры Господа в этом воплощении) вместе с местной группой паломников, которые кроме слова «Джагадиша» больше ничего не знали, предложили благовония и поклоны и направились к Ракта-Кунде. «Ракта» означает «кровь», в этой кунде Господь Нрисимха омыл Свои когти после битвы с демоном. Мы пили воду из Ракта-кунды и все порывались принять в ней омовение, но проводник не разрешил, сказал – нельзя. Чтобы достичь этого места, нужен гид, как и для посещения других удаленных храмов.

29 5

Угра-стамбха

Теперь нам предстояло подняться в гору, на Угра-стамбху, колонну, из которой вышел Господь Нрисимха. Она возвышалась высоко в горах, на фоне синего неба и казалась далекой и неприступной. Чтобы взобраться на ее вершину, нужно пройти вверх по камням два километра. Проводнику не хотелось, он попытался нас отговорить, но мы были непреклонны. И пошли. Группа индусов осталась внизу. Самым экипированным оказался Вирья прабху: он взял бамбуковую палку, которая в горах не мешает, а заменяет руки, иногда – ноги. Я это поняла на следующий день, когда мы предприняли попытку повторить подъем в горы.

А пока мы шли, вернее, шли наши прабху-брахманы, а я карабкалась при помощи рук, ног и резиновых шлепанцев, стараясь от них не отстать. Каменистая горная тропа была почти не видна, жара нарастала, колонна медленно приближалась и в какой-то момент угрожающе нависла над нами, она была невероятных размеров и отливала красным цветом. Кантхималы врезались в шею, я остановилась, чтобы распутать их и заодно отдышаться. Откуда-то сверху раздался голос Вайрагьи прабху: «Оставайтесь в кхантималах, неизвестно, какие у Господа планы!» Спасибо, добрый Вайрагья прабху, но мне еще рано, я еще ничего не сделала для своего Гуру Махараджа. С трудом пробираюсь сквозь высокую траву. Попадаются расколотые камни с изображением тилаки внутри – удивительны деяния Твои, Господь… Дорога была все круче и круче, и по мере продвижения вверх, колонна плавно отступила и исчезла из виду – мы были практически на ее вершине.

«Волосы на гриве Нарасимхадева пронзали облака и мотали их по небу, Его горящие глаза попрали сияние небесных светил, а Его дыхание вздымало моря и океаны. Услышав Его рёв, все слоны мира начали плакать от страха» (ШБ 7.8.32)

Было трудно, но очень радостно. Последние метры подъема, самые крутые, неожиданно оказались самыми легкими – Господь сжалился над нами, увидев непреклонность наших намерений. Мы были наверху, но вершина Угра-стамбха была не круглой ровной площадкой, а вытянутой, в виде прямоугольника с наклоном, состоящей из больших камней. Слева – пропасть и справа-пропасть. Проводник сказал, что здесь можно оставить обувь. «И тело», – съязвила я, а Вайрагья прабху подсказал, в какую сторону надежнее падать.

Прабху пошли вперед, к стопам Господа Нрисимхи (Бхагаван–пада), которые остались отпечатанными на камне с другой стороны площадки. Для этого нужно было пройти над пропастью по наклонному обрыву, затем спуститься на несколько метров вниз по отвесной скале, снова подняться. Я ограничилась тем, что, затаив дыхание, проползла на «пяти точках» над обрывом, достала камеру и сверху снимала все.

«От давления лотосных стоп Господа Земля была готова сорваться со своей орбиты, холмы и горы подбрасывало от проявления нестерпимой силы. Сияние тела Господа заставило померкнуть сияние небес во всех направлениях» (ШБ 7.8.33)

Даже сейчас на видеозаписи страшно смотреть, на какую высоту мы забрались. Внизу-крошечные деревья с изогнутыми ветвями, как на холмах Варшаны. А ведь это только осколок Угра-стамбха, то, что от нее осталось спустя миллионы лет. В давние времена здесь возвышался дворец Хираньякашипу, но это было так давно, что от него не осталось и следа, только остатки этой колонны. Прабху с проводником повесили колокольчики, предложили благовония стопам Господа Нрисимхи и вернулись обратно.

Мы спустились вниз по другому, более пологому склону. Этот путь вёл дальше, к другим храмам. Дорога то поднималась, то спускалась, ноги уже не ощущались, да и было все равно – есть они или нет.

А вот и храм Шри Бхаргава Нарасимха – здесь пребывает Господь в устрашающей форме, разрывающий Хираньякашипу.
В пещере внутри скалы находится Храм Шри Йогананда Нрисимхи. Главное Божество в нем – Сам Нрисимхадев, также есть Божества Прахлады, а еще там живут летучие мыши. В этом месте Господь Нрисимхадев научил Прахладу Махараджа нескольким йогическим асанам.

* * *

Пишу эти строки и вспоминаю вкус прасада в главном храме Верхнего Аховалама. Нам подали там заранее заказанный обед – очень простой: рис, дал, напиток из йогурта, жгучие приправы. Даже есть-то не очень хотелось. Но все оказалось таким вкусным, что до сих пор пытаюсь найти этот вкус и не нахожу. Мы купили несколько коробок с ладду, чтобы привезти в Россию прасад от Господа Нрисимхи. Прошло почти полгода, от него осталась еще горсть крошек, но прасад не портится! Стены храма внутри, где нам разрешили сесть, увешаны фотографиями спонсоров. Их довольно много, но основные – несколько индийских семей, которые пожертвовали очень крупные суммы для кормления паломников. Всех, кто дает пожертвования, записывают в отдельный журнал и просят расписаться.
Почти в самом низу, в ущелье, есть маленькое прозрачное озерцо среди камней. Там вся наша компания позволила себе расслабиться и принять омовение. Расарани пыталась поймать маленького сомика, я находила крабов среди камней, которые быстро успевали спрятаться. Вирья прабху задумчиво рассматривал камни. Я легла на огромный отшлифованный веками камень и посмотрела в небо. И вдруг услышала голос, беззвучно, как будто из сердца кто-то говорил:

«Не нужно столько беспокойств. Почему ты в постоянной тревоге? У тебя именно сейчас уже все хорошо, радуйся этому». И появилось ощущение беспредельного света, счастья и покоя. Потом, когда мы спустились с гор в поселок, я вдруг начала кружиться посреди улицы и что-то петь. Прямо как в детстве. Это ощущение счастья и защищенности не покидает меня до сих пор.
Приношу свои поклоны и слова благодарности Вайрагье прабху за помощь в подготовке статьи, за снимки, за перевод, за организацию всей поездки. Выражаю свою благодарность Вирье прабху – за милость общения, терпение и доброту. В пути он так заботился о своих Шалаграм-шилах, даже в поезде проводил Им пуджу и абхишеку. Потом угощал нас прасадом от Них. Спасибо самой юной нашей путешественнице – Расарани даси за ее стойкость и мужество, проявленные в пути. Выражаю робкую надежду, что мое присутствие в этой компании не очень омрачило путешествие. Спасибо всем!

Любовь Антонец

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No29, апрель 2007

Битва любви

Если бы воинственный дух не был изначально присущ Господу, то откуда бы у людей появилось желание сражаться? Господь является источником всего сущего, поэтому Ему присущи гнев и воинственность.  
Шримад Бхагаватам 3.16.26
 
Я хотел бы поделиться с вами одной вещью, которая произвела на меня очень сильное впечатление. Это, может, не самое сильное, но одно из самых сильных впечатлений, которое я пережил в дхаме в этом году. Оно уникально своей экстраординарностью и простотой, и, тем не менее, за ним скрывается глубокая философия.

Речь пойдет о битве любви, о празднике, который носит название Холи.

Я сам раньше знал о нем, но понаслышке. И эта «понаслышка» ужасала: Холи – это кошмар, это беспредел – тебя обливают красками, тебя пачкают, портят всю одежду… Лучше сидеть дома или в ИСККОНе и никуда не выходить. А что во Вриндаване творится, так это вообще ужас. Ну и я, естественно, как огня боялся этого свирепого Холи, за километр вычислял мальчишек с красками и обходил их десятой дорогой. Но рассказ Бхакти Вигьяны Госвами Махараджа полностью поменял мое отношение, вплоть до того, что в этом году я умышленно, вместо традиционного омовения в Ганге при восходящей луне, поехал на Гаура-пурниму во Вриндаван.

28 1

Я очень сильно хотел быть облитым краской и больше всего боялся того, что «минует меня чаша сия». И, забегая вперед, скажу – я не разочаровался. Более того, преданные, которых я привез с собой, тоже остались счастливы.

Но, давайте по порядку. Холи – это битва любви. Как мы знаем, все в материальном мире является отражением, жалким, извращенным подобием духовного мира. Махарадж объяснял, что войны – жестокие и кровавые – являются отражением изначальной войны на Голоке-Вриндаване. Войны этого мира усиливают ненависть людей друг к другу, гнев, жестокость, жадность, безумие и вожделение. Сражения пастухов и пастушек в духовном мире, являющихся спутниками Кришны, только усиливают их любовь. В материальном мире люди стреляют друг в друга из автоматов, пулеметов, пушек, бросая друг в друга гранаты, бомбы и ракеты. А в духовном мире люди стреляют и бросаются разноцветной, ароматной водой и красками. Война в материальном мире – безумие ненависти, война в духовном мире – безумие любви.
И еще один момент. Шрила Прабхупада говорил, что просто наличие материального тела у живого существа говорит о болезненном состоянии души.

Мы больны, хотя бы только из-за того, что находимся в материальном теле. Наш приход в этот мир, в обитель смерти, Мритьюлоку, по словам Бхагаватам, знаменует лишь поражение – парабхавас тавад абодха джатам, но Господь является для того, чтобы одержать победу. В образе Варахи он победил жадность в лице Хираньякши, в образе Нрисимхадева – гордыню, олицетворением которого был Хираньякашипу, в образе Рамачандры – само вожделение, Равану. Как Кришна Он убил дюжину демонов, олицетворяющих анартхи и грехи (подробно описанные Бхактивинодой Тхакуром), дабы увековечить свою победу вовеки веков и в кульминации ко всему поведал Шримад Бхагавад-гиту. В образе Шри Чайтаньи Махапрабху своей безграничной любовью Он одерживает окончательную победу над эгоизмом и озлобленностью взбунтовавшихся джив, восставших против Его власти. Может, поэтому Господь Чайтанья приходит в этот мир, когда вся Индия празднует Холи.

Уже накануне газеты, журналы и даже огромные бигборды предвещают приближение этого праздника, не без помощи размалёванных, улыбающихся индусов и индусок на фоне пестрых, разноцветных клякс. Когда один джентльмен, сидящий рядом со мной в рейсовом автобусе, открыл газету, я машинально подумал, что он сам или ему кто-то налил зелёнку на газету и красные чернила – для контраста. Во Вриндаване ощущалось приближение чего-то колоссального и грандиозного. Помню, как за день до Холи у ворот Кришна-Баларам Мандира мы столкнулись с одним учеником Шрилы Прабхупады, и он, окинув нас, чистеньких, розовеньких, обезнадеживающим взглядом, многозначительно и интригующе спросил: «Ну что, вы готовы умереть?» Не долго соображая, я ответил, что во Вриндавана-дхаме готов на всё что угодно. И я вдруг почувствовал – то, что будет завтра, я запомню, быть может, на всю свою жизнь.

Так и случилось.

Мы были очень уставшими и измотанными. Один преданный даже серьезно заболел. Поэтому полдня мы просидели дома, читали джапу, отдыхали, заботились о больном преданном. Я был слишком возбужден и не мог сидеть на месте. Большую часть времени я коротал на балконе (выходящем на парикрамную дорогу) и был в курсе всех событий, происходящих на улице. А на улице уже царили непривычные и шокирующие вещи.

Все проходящие по дороге люди от мала до велика были похожи на маляров, возвращавшихся с работы и забывших переодеться, причем, видно было, что они не белили и не штукатурили, а красили, потому что все были яркие и разноцветные.

28 2

Меня развеселил десятилетний хлопец из соседнего отеля. Вооруженный насосом и парой ведер с «боевой» смесью он поливал всех ничего не подозревающих прохожих с крыши. И когда на людей обрушивался цветной дождь, они сначала озирались по сторонам, но, завидев шалуна, либо махали рукой, либо, улыбаясь, грозили пальцем. Это и поразило меня больше всего, а в последствии еще больше. Никакого недовольства, злости, агрессии или ненависти у людей не было. Как это ни странно, но у них это праздник!

Пришел преданный, который жил с нами по соседству, ушедший утром на парикраму. Очень скромный преданный, неразговорчивый, нелюдимый. Когда мы его увидели, то еле сдержали смех. Он был похож на палитру, его глаза горели огнем, в руке он держал кулёчек с краской. Почти крича, он начал рассказывать, как сражался с индусами и обстрелял их, хотя сначала он просто обходил святые места и никого не трогал. Больше это продолжаться не могло. Я был как на вулкане. Поэтому под предлогом, что мы ещё не получили даршан Кришна-Баларамы, не поклонились Шриле Прабхупаде, мы пошли в храм. Но вскоре моя радость сменилась на досаду. Произошло то, чего я больше всего опасался. Моего друга мазали все, кто только попадался на пути, а в мою сторону никто даже не смотрел. А еще меня поразила улица напротив храма: асфальт, стены, деревья, люди, автомобили – всё было ярко-пёстрым, преимущественно розовым. Даже воздух. Всё было как в густом розовом тумане.

Самыми уязвимыми оказались рикши и их пассажиры. Это очень легкая, передвижная мишень и едет не быстро, можно догнать и замалевать людей до неузнаваемости. Что мы на себе также испытали. Местная ребятня, завидев нас на хромой рикше и в воинственном духе, не упускала возможности любовного обмена, награждая нас все новым и новым боевым окрасом.

Силы были не равны. Пока мы поняли, что на рикше воевать невозможно, было уже поздно. Как численно, так и стратегически силы противника явно превосходили. Но эмоциональное состояние смело компенсировало все телесные неудобства. Мы настолько промокли, что сняли курты. Наш несчастный рикша, хоть был и на нейтральной стороне, тем не менее, с лихвой получал свою порцию расцветки. Однажды со мной случилась настоящая истерика, я так хохотал, что в буквальном смысле слова вываливался с рикши. У меня от смеха свело живот, захлебываясь, я не мог сказать ни слова. А все из-за того, что после очередной атаки какой-то хлопчик не поленился бежать вслед за нами и лить из целого водомета ярко фиолетовую краску сплошной струёй моему другу в спину на протяжении нескольких минут. Единственное, что он мог сделать в тот момент, так это смеяться, взывать о помощи (ко мне, но я был не дееспособен) и ждать, когда целые реки фиолетового цвета, стекающие по всей спине прямо в дхоти, прекратятся.

Удивительнейший случай произошел до этого. Когда мы только купили по баллончику с краской на случай отражения агрессии, хотя, как я раньше уже говорил, всей душой ждал этого момента… Но произошло не менее приятное событие. Подобно бывалому бойцу я решил проверить свое оружие, чтоб не подвело в нужный час. И, не найдя ничего более подходящего, я прыснул зеленой струей за курту своего коллеги. От неожиданности он вскрикнул и направил свой баллончик на меня.

Спустя мгновение, пока мы вырисовывали на груди друг у друга замысловатые узоры, мы заметили, как два порядочных индуса, по-детски улыбаясь, наблюдают за нами. Когда они увидели, что мы их заметили, то, переглядываясь, видимо стесняясь, они робко приблизились к нам и скромно, сложив ладони на груди в пранама-мудре, попросили, чтобы мы их тоже обрисовали. Долго уговаривать не пришлось. Пятнистые и полосатые, красно-зеленые, они, счастливые, горячо обняли нас и беспрерывно повторяя «Харе Кришна! Радхе Радхе!», сердечно благодарили. Вернулись домой мы картинной галереей Сальвадора Дали. Когда третий преданный, который остался дома, открыл нам дверь, он ахнул. Но, к нашему удивлению, не от удивления, а от зависти. Он начал рваться на улицу и, чуть не плача, кричал: «Я тоже так хочу!» Требовались огромные усилия, чтобы его остановить. Несмотря на очень плохое самочувствие, а состояние у него было очень болезненное (высокая температура, тошнота), его трудно было удержать, и он всячески хотел вырваться на улицу. Мы нашли компромиссное решение. Со словам «Холи хе» мы с великой любовью покрыли его остатками боеприпасов, оставшихся после бурного и насыщенного дня.

То, что произошло с нами в тот день, практически ничто по сравнению с тем, что было на следующий. «А что было на следующий?» – спросите вы. Да ничего, мы просто пошли в парикраму вокруг Вриндавана.

Это была самая длинная, эмоциональная, незабываемая и безрассудная парикрама в моей жизни. Может, самая бесполезная, так как я пропускал многие святые места, о многих вообще забыл, у меня не было ни молитвенного, ни медитативного, никакого умонастроения. Хотя с другой стороны – святыни все равно обойдены, вся дорога состояла из преданных, бриджабаси, Святого Имени, вернее, из общения с ними. Да и какого общения!

С первых же шагов мы подвергались шквальному арт-обстрелу. Мы вооружились до зубов – и порошками с краской разных цветов, и новыми баллончиками. Да и людей было столько, что скучать не приходилось.

Один из самых смешных моментов случился, когда из нашей энтузиастично настроенной четвёрки один вайшнав решил остаться в стороне. Он заявил, что сражаться не будет, а будет идти в паре метрах от нас, повторять мантру и соблюдать нейтральность. Одна беда, он забыл предупредить об этом всех бриджабаси. И так как все-таки был с нами, получал по полной программе. Он оказался на редкость стойким, а, учитывая то, что он был безоружный и не сопротивлялся, то изменял окрас одежды быстрее, чем мы. Со стороны это выглядело весьма и весьма забавно: пока мы ребячились, он терпеливо сносил все препятствия парикрамы, время от времени отплевываясь и оттирая глаза. Но однажды мы, пройдя очередной плацдарм и готовясь к следующему, оставив попытки вдохновлять преданного присоединиться к нам, вытряхиваясь, отплевываясь и смеясь, оглянулись, чтобы подождать его, отставшего от нас. Что же мы увидели! Он шел походкой тигра, с горящими глазами, с кривой улыбкой (что для него вообще не характерно), мешочек болтался у него на груди, а в руках он уже держал мешок с порошком (неизвестно, откуда взятый) и вертел головой, выискивая себе жертву. При этом он весь был совсем другого цвета, чем тогда, когда мы видели его в последний раз, две минуты назад. Цвета ложились на нас, как на торт, слоями. Коржами были узоры и кляксы всех цветов радуги, а кремом – цветной порошок, преимущественно розовый. Желтый, зеленый и красный встречались чуть реже. Порошок замазывал собой рисунок и впитывал в себя воду, создавая возможность дальнейшим художествам, безвозвратно хороня предыдущие рисунки. Иногда «крема» было так много, что мы пополняли им свои запасы, стряхивая с головы и с плеч в свои мешочки.

Если попадались на дороге две противоборствующие группировки, интенсивно и «ярко» сражающиеся друг с другом, то, видя нас, они не сговариваясь, заключали перемирие и объединялись, правда, не с нами. После того, как мы проходили, они переводили дух от бурных, любовных эмоций и продолжали свою более скучную перестрелку.

Чтобы у вас не складывалось неправильное впечатление, я обязан сказать, что практически в самом начале, где-то в районе ИСККОНовской Гошалы, а потом и у Калийа-Марданы, бриджабаси невольно ввели нас в правильное умонастроение. Небольшими группами, пузатые, усатые, с краской в руках и сами разукрашенные, среднего возраста и пожилые, как бандиты «с большой дороги», караулили, поджидая… Увидев нас, они поднимали руки, начинали танцевать, петь «Харе Кришна» и подзывать нас. Приблизившись, они очень горячо нас обнимали, каждый бриджабаси обнимал каждого из нас и очень нежно, с любовью, говорил: «Радхе Радхе! Холи Хе!» Взяв в ладонь немного краски, они мягко мазали нас по щекам, шее и вискам, а у кого не было краски, тот просто прижимал нас к своей груди и просил, чтобы мы нанесли на него немного «цветной любви». Это было настолько трогательно, что некоторые преданные сдерживали слезы. Для нас это был слишком откровенный опыт обмена любовью, уважением, эмоциями с незнакомыми людьми. Мы вышли из слишком имперсональной, закомплексованной и вульгарной культуры. Такие праздники возможны, лишь когда люди не привязаны к «тряпкам», к имиджу, к эго, да и к телу вообще, а так же когда все – и бедные, и богатые, и простые, и влиятельные, и взрослые, и дети, и индусы, и мусульмане, все – равны. Все одинаковы. На нас это произвело такое впечатление, что мы всю дорогу, встретив взрослых индусов, обнимались и нежно мазали друг другу щеки. Это также легко работало и с молодыми парнями шестнадцати – двадцати лет. Но с детьми было иначе. Для них это день, когда можно безнаказанно шалить и «беспредельничать». С ними приходилось сражаться до последнего патрона, но ввиду численного, стратегического и милитаристического преимущества, несколько раз приходилось обращаться в бегство. Нас это доводило до боли в животе (от смеха). Толпа здоровых мужиков убегает от пяти-восьми летних карапузов.

28 3

Весьма примечателен тот факт, что эти порошки не ядовиты, не разъедают глаза и вообще никакого негативного эффекта не вызывают. Несмотря на очень яркие, едкие цвета, создается впечатление, что они натуральные, не химические. Не спрашивайте, откуда я знаю, потому что бывало – полный рот набивался, полные глаза – что аж не закрывались, полные уши – что аж не слышно ничего. И скажу вам, без особого дискомфорта. При этом они источают очень приятный, тонкий аромат. Идешь после встречи с кем-то по улице и чувствуешь, где-то сильно и вкусно пахнет, вертишь головой по сторонам и потом осознаешь, что это ты пахнешь.

Единственные, кто не испытывал большого энтузиазма в празднестве – это животные. В частности, собаки, обезьяны, коровы были не против, а свиней и трогать не хотелось. Не понимая, что от нас ожидать и чего мы от них хотим, они не ленились убегать. Но некоторых мы все-таки успели намазать, а некоторых кто-то успел до нас. Видели обезьяну, красную с ног до головы, будто её в бочку с краской опустили. Но коровы… наверное во всем Вриндаване не было ни одной «белой». Еще бы, ведь их любят больше всего.

Даже садху не сопротивлялись. С ними мы старались быть более сдержанными и учтивыми. Невысокие, худые, старые, с длинными бородами, с тростью и кружкой, погруженные в свою парикраму и в воспевание мантры, местами забрызганные каким-нибудь мальчуганом-хулиганом – они достаточно тепло и приветливо реагировали при встрече или при «обгоне».

28 4

Когда мы вышли на финишную прямую и до дома оставалось метров сто, когда казалось, что никого уже не встретим, праздник окончен, а настроение еще праздничное, вдруг из очень роскошного, дорогого автомобиля, едущего нам на встречу и поравняв-шегося с нами, приоткрылось затем-ненное, наглухо закрытое окно, и оттуда вылетела тонкая зеленная струя, поразив одного из нас в сердце. Пока он сообразил, эта же самая зеленная струя вцепилась в грудь другого и начала двигаться по всей курте, ища что-то.

Кто-то подбежал к этому окну и уже замахнулся в него, мягко говоря, бомбой, как послышались умоляющие крики: «Нет, нет, не надо! Один момент, пожалуйста! Подождите!» Из автомобиля вылетели три человека с чёрными бородами, чалмами, в джинсах, похожие на мусульман. Один держал в руке насос, являющийся, по всей видимости, причиной этой дерзкой, зеленой струи. С восклицаниями «Джай Шри Радхе! Харе Кришна!» мы обменялись объятиями, намазали их как чучела. Они внимательно «озеленили» еще двух из нас и, тепло попрощавшись, нырнули обратно в машину, позволив нам, счастливым, закончить, в конце концов, эту неординарную и незабываемую парикраму.

Я был счастлив. Эксперимент удался. Несмотря на то, что до этого я слышал сотню страшных историй, где преданных обливали, пачкали, унижали. Некоторые даже били несчастных индусов за то, что те их красили. До этой поездки во Вриндаван многие преданные меня отговаривали, считая это безумием. Но я нисколько не разочаровался и не жалею. Полученный мною опыт очень эмоциональный и философский. Единственное, жаль преданных, не понимающих насколько сокровенен и дорог Кришне этот праздник. В последствии на протяжении почти недели разные преданные спрашивали у меня: «О! Что, попал? Что, влип? Ого, как тебя сделали! Где это ты так под раздачу попал?!» Обычно я молча улыбался. Мне было их искренне жаль. Это они «попали». Они даже не виноваты. Виновны культура, стереотипы, обусловленность, воспитание. Одно разочарование все-таки у меня было. Оказалось что краска отмывается. Брахманский шнур – наполовину фиолетовый, наполовину красный – через неделю был бело-снежный как облако. Одежда отстиралась – если сначала я был похож на чёрта, через неделю было уже тяжело дога-даться, что эти курта и дхоти пережили нака-нуне. За исклю-чением тусклых зеленого и синего пятен, почти застиранных, и рукавов, которые были один чуть темнее, другой светлее, спустя еще пару недель никаких следов вообще не осталось бы, как не осталось их на чадаре и мешочке для джапы.

Меня жалели, мне сострадали. Подобно тому, как материалист сострадает преданному: «Бедняга, мясо есть нельзя. Пить, курить нельзя. Заставляют Богу молиться! Нет у него в жизни наслаждения!» Маханидхи Махарадж на лекции через пару дней, сказал что Холи удивительный и прекрасный праздник, но западные преданные понять его не способны.

Иногда мы становимся слишком старшими, слишком правильными, слишком умными и слишком центральными. Мы знаем шастры, знаем, как правильно, как неправильно, знаем себе цену. Мы можем всё, можем играть на всех музыкальных инструментах, можем завораживающе проповедовать, можем толкать грандиозные проекты. Мы предались Кришне, по крайней мере, считаем, что предались. Иногда создается впечатление, что мы что-то упустили. Что-то простое, что-то очевидное, само собой разумеющееся, не так важное или слишком трудное, чтобы останавливать всю проповедническую машину…

Прошло много времени, но мне часто по ночам снилось, как будто кто-то во Вриндаване запускает в меня краской. В первое мгновение я вздрагивал: «Что? Что это такое? Холи давно уже закончилось! Я же в чистой одежде!» А потом я остывал: «Ну и ладно, ничего страшного, зато я в Дхаме. Это все Кришна подстроил». Кстати, традиционно индусы одевают на Холи не рваньё какое-нибудь, а белоснежные, дорогие, шелковые одежды. Еще я обратил внимание, что даже в «битвах» они обычно не уворачиваются, как это делали мы. Я думал, что у них плохая физическая подготовка и реакция, но скорее, у них просто другое настроение и отношение к этому.

«Один из таких праздников отмечается в весенний месяц Пхалгуна, когда Шри Кришна, гопы и гопи, одетые в очень красочные наряды, участвуют в веселом празднике Холи. Собираясь во Вриндаване, с музыкой, юмором и непристойными шутками, пастушки бросают вызов девушкам-пастушкам и бросают друг в друга разноцветные краски. Привлекательность Кришны усиливается благодаря разноцветным порошкам, покрывающим Его лицо, волосы, тело и одежды. Гопи очень радуются, участвуя в этом развлечении, и их глаза достигают совершенства, созерцая Кришну». («Вену-Гита», главаVII)

«Холи-лила проходит на красочной площадке, инкрус-тированной драгоценными камнями, в северо-западной части кунджи Лалиты. Площадку украшают искусные рисунки из рисовой пасты. Здесь есть стрелы-цветы из кункумы, камфары. И особые «бомбы» из камфары, кункумы, кастури и агуру в оболочке из лача. Они устроенны столь искусно, что взрываются в воздухе, окатывая краской сверху. Вринда-деви одевает Кришну и гопи в тончайшие белые одежды, надевает на них гирлянды и украшает их чанданой. Битва Холи начинается в любовном умонастроении.

Ароматизированные порошки начинают летать повсюду. Кришна и гопи одновременно осыпают друг друга разноцветными жидкостями и стрелами косых взгядов. Гопи поют красивые песни, чтобы усилить любовное умонастроение. Радхика и гопи окатывают своего возлюбленного Шьяму премой, бросая в Него цветочные бомбы, ароматические порошки и брызгая в Него из пичкари (насос). И всё это в игривом настроение любви. Агуру, кастури, кункума, чандана, камфара и шафран – вещества, доставляющие удовольствие. Тот, на кого эти вещества попадают в большом количестве, охватывает экстаз. Брызги красок, летящих из пичкари Кришны, восхитительны. Они разделяются на сотни, тысячи и миллионы брызг, орошая тела гопи. Бомбы из лача взрываются, осыпая всех цветными ароматическими порошками.

28 5

Поскольку одежды у всех промокли насквозь, цветные порошки пристают к телу. Тела и одежды гопи становятся разноцветными. На земле, в небе – повсюду цветные порошки и струи красок, летящие из пичкари. Когда Кришна пытается дотронуться до Радхи, она намазывает Его душистой пастой. Некоторые гопи, подкравшись сзади, окатывают Его из кувшинов подкрашенной водой. Все сакхи смеются, когда одна из них закрывает Кришне ладонями глаза. Потом гопи окружают Кришну и бросают в Него ароматические порошки. Пользуясь тем, что они так близко, Кришна обнимает их, бросает им в лицо порошки и целует их. На протяжении всей игры гопи и Кришна дразнятся и подшучивают друг над другом». («Радха-кунда Махима Мадхури»)

Бхаджа Говинда дас

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No28, март 2007

Амбика Кална: сердце Западной Бенгалии

27 1

В Индии мне часто приходилось слышать, что Майапур и Навадвип – это душа Западной Бенгалии. Нельзя не согласиться с этими словами. Но однажды мне посчастливилось побывать в городе, который считается сердцем Западной Бенгалии. Это очень красивый старинный город. Когда приезжаешь в него, кажется, что он полностью состоит из одних только храмов, в которых живут Божества – истинные хозяева города, а люди в этом городе – всего лишь их смиренные слуги. Позвольте же рассказать вам о достопримечательностях священной Амбики Калны.

Ананта Васудев Мандир

Этот храм – один из самых известнейших не только в Западной Бенгалии, но и по всей Индии. Он расположен в месте под названием Шьямараи Пара, и ему уже около 250 лет. Его основатель – Его Высочество Махарадж Бардвана (это не имя, а название округа в Западной Бенгалии). 60 лет назад храм был отреставрирован Е.С. Бхакти Промодом Пури Госвами Махараджем. В данный момент храм находится на попечении его племянника, племянницы и ее мужа.

В храме находится множество разных Божеств: Божество Кали, маленькие Божества Радхи и Кришны, Шалаграма Шилы и др. Особо выделяются Божества самого Бхакти Промода Пури Госвами.

Триданди Свами Шримад Бхакти Промод Пури Госвами Махарадж явился в этот мир 8 октября 1898 года в благоприятный час брахма-мухурта. В юности, изучая санскрит, он был постоянно занят в служении семейным Божествам Шри Шри Радха-Гопинатхе. Строгая приверженность к духовной жизни была заметна в нем еще с юных лет. В те годы он регулярно посещал лекции своего духовного учителя в ашраме Гаудия-Матха в Калькутте. В 1923 году, в священный день Шри Кришна Джанмаштами, Промод Бхусан принял прибежище у лотосных стоп своего гуру, получив одновременно харинама и брахманическую инициации. С того времени он стал известен как Шри Пранабананда Брахмачари – полноправный член Шри Гаудия-Матха. Более семи лет Махарадж прослужил старшим пуджари и президентом храма Шри Шри Йогапитх, построенном в месте рождения Шри Чайтаньи Махапрабху и обнаруженном Шрилой Бхактивинодой Тхакуром. Все это время Махарадж не расставался со своими Божествами, а Их Светлости помогали ему в духовном продвижении и делали его медитацию более глубокой. Со временем Махарадж переехал в скромный домик на берегу Ганги в Амбика Калне, где поселился вместе с дорогими его сердцу Божествами Шри Шри Радха-Гопинатх. В то время правитель Бардвана был известен своим благочестием. В День Явления Шри Радхики в 1958 году он передал свой огромный храм Шриле Пури Махараджу. Махарадж прослужил в этом храме много лет.

В храме регулярно проводят свои проповеднические программы гаудия-вайшнавы.

Храм Лалджи

Храм Лалджи поистине является жемчужиной Бенгальской архитектуры. На каменных плитах, из которых он сооружен, можно до сих пор прочесть надписи на бенгали, датированные 1655 годом. Эти надписи повествуют, что храм Кришны Наваратны был основан Рани Лакшманавати, женой Раджи Хари-Нарайаны.

27 2

Храм Лалджи

Напротив храма Лалджи расположен натмандир, или танцевальный зал, к западу от которого расположена башня в Орисском стиле, посвященная Рагунатхаджи.

Внешний двор отделен от внутреннего стеной, в которой располагается маленький храм Камешвара Шивы, построенный в стиле Панчаратха, надписи на котором датированы 1577 годом. Это самая старая часть храмового комплекса. Надписи же на восточных воротах, также выполненные на бенгали, датируются 1831 годом и приписываются самому правителю Бардвана.
Храм Лалджи посвящен Радхе и Кришне. Он построен как точнейшая копия более древнего архитектурного сооружения, находившегося на этом же месте. Как и большинство храмов этой местности и эпохи, он расположен на квадратном фундаменте, высотой почти 12 с половиной метров.

Чем еще славится Амбика Кална?

Не только живущими в ней Божествами Господа Чайтаньи и Нитьянанды, Радхи и Кришны. В этом городе также живут Божества Бхагавана даса Бабаджи. Бхагаван дас Бабаджи Махарадж был учеником Сиддха Кришнадаса Бабаджи с Говардхана. Он начал поклонение Божествам Нама-Брахмана в Калне, которое продолжается здесь и по сей день. Также в Калне располагается и знаменитое Божество Гаруды.

27 3

Место женитьбы Господа Нитьянанды

Многие паломники посещают храм Гуридаса пандита, ученика Нитьянанды Прабху, чье самадхи находится неподалеку от Амбика Калны. В храме располагаются те самые Божества, явленные Гуридасу самим Господом Чайтаньей. Существует история о том, что однажды Господь Чайтанья и Господь Нитьянанда пришли в дом к Гуридасу Пандиту, но всего лишь на короткое время. Понятно, что Гуридас Пандит, наслаждаясь обществом Их Светлостей, совсем не хотел их отпускать. Он попросил Господа Чайтанью сделать так, чтобы никогда уже больше с Ним не расставаться и тогда в ответ Господь Чайтанья явил своему преданному два деревянных Божества – Свое и Господа Нитьянанды, чтобы Гуридас Пандит мог всегда быть рядом с ними. Эти самые Божества и по сей день можно увидеть в храме Гуридаса Пандита.

В 1809 году Махарадж Теджа Чандра Бахадур построил в Амбика Калне 108 храмов Шивы, расположенных в форме концентрических кругов, напоминающих четки. Самый красивый из них – храм Шивы Кайласа.

Также один из красивейших храмов в городе – храм Гаудия Матха. В нем готовят очень простой, но непревзойденный по вкусу прасад.

И, завершая эту виртуальную экскурсию по городу, нельзя не упомянуть еще одно священное место – место женитьбы Господа Нитьянанды, которое и по сей день выглядит так, будто Господь Нитьянанда был здесь всего несколько минут назад.

Конечно, о храмах Амбика Калны можно рассказывать бесконечно и прославлять его необычных жителей тоже. Но лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, тем более что этот волшебный город, по словам садху, живущих в нем, почему-то так редко посещают русские паломники.

Редакция сердечно благодарит Радха Рамана даса из Чехословакии за предоставленную информационную поддержку.

Опубликовано в газете «Кришна Карнамрита» Нижний Новгород

Кишори Халдер (Западная Бенгалия, Индия)

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No27, февраль 2007

У стоп Кришны и Парвати

Мы посетили замечательное место – Мамаллапурам, в котором находится красивейший храм Господа Вишну. Господь Вишну в этом храме пребывает в мистическом сне – йога-нидре. Храму 600 лет, и в нем также можно увидеть барельефы, описывающие игры Кришны и сцены из Махабхараты.
На фотографии я склонился к стопам Кришны, который держит холм Говардхан, слева от него стоят Нанда Махарадж и мама Яшода, а следующая большая фигура, которая не вошла в кадр из-за стоящей впереди колонны – Баларама. Этим барельефам 1300 лет!

26 4

На другой фотографии вы можете увидеть Арджуну, совершающего аскезу в Гималаях. Это случилось после того, как Пандавы ушли с нашей планеты. Арджуна стоял без еды и воды 12 лет, подняв руки вверх – на фотографии заметно, что тело его совершенно высохло.

26 5

Недалеко от Ченная мы «открыли» один за храмов Дурги, супруги Господа Шивы, олицетворенной энергии Майи. Это удивительное Божество имеет огромные клыки. Мы спускались в храм, находящийся под землей, у подножия огромной статуи Дурги высотой 24 метра. Маленькая алтарная храма украшена величественными статуями полубогов, рядом с Божеством Дурги в полумраке возвышаются львы. Поскольку в алтарной очень мало места, спускаются сюда по нескольку человек…

26 6

Путевые заметки Игоря Неизвестного

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No26, январь 2007

Вриндаван, проявившийся на земле Бенгалии

Заметки о посещении Навадвип-дхамы

Предваряя заметки, хочу сказать, что все, написанное мною, не претендует на серьезный путеводитель по Навадвип-Мандала-Парикраме, а также не является систематическим описанием святых мест Навадвип-дхамы. Моя цель – передать субъективные переживания и мысли, пережитые мною во время посещения этого замечательного места, где в полнолуние, 18 февраля 1486 года родился Господь Гаурахари.
Мое путешествие не было паломнической поездкой. В Навадвип мы поехали по делу – моему мужу необходимо было купить несколько книг для своих друзей, глубоко изучающих бенгали; кроме того, необходимо было посетить несколько гуру-ашрамов каких-то знакомых и что-то им передать.

Так, совершенно отвлеченные от духовного и возвышенного, одним ранним февральским утром мы сели на паром и отправились через реку на один из живописных зеленых островов Навадвипа.

До фестиваля оставалось еще несколько недель, поэтому европейцев в Навадвипе практически не было. За исключением меня, в лодке ехали еще две американские матаджи, постоянно живущие в Майапуре. Все остальные пассажиры были бенгальцами, и среди них практически не было вайшнавов.

Сначала мне казалось, что лодка опрокинется, потому что она буквально просела под тяжестью пассажиров, ручной клади и велосипедов, которыми было загромождено все пространство, но мотор завелся без проблем и мы быстро помчались, рассекая волны и дыша соляркой, пары которой черными клубами вырывались из отверстия в днище, где, по моим догадкам, должен был располагаться мотор. У берега вода была грязная и мутная, но на середине реки подул свежий ветер и все вокруг как будто преобразилось.
Вдруг индийцы начали оживленно о чем-то говорить и показывать на воду. Многие перегнулись через борт, чтобы лучше видеть. Вскоре и я стала свидетелем этого необычного явления – вода на месте слияния трех священных рек была трех разных цветов – темно-синего, зеленоватого и бежевого, словно радуга.

Вскоре из утренней дымки показались очертания зеленых рощ и величественных белых храмов. Кажется, мы приехали.

26 1

Группа киртана во дворе дома преданных в Навадвипе

Особенно выделялся своей красотой один храмовый комплекс. Он был такой белый, кружевной и воздушный, что показался мне сделанным из облаков. На вершинах резных башенок весело развевались разноцветный флаги.

– Что это за место? – полюбопытствовала я.

– Это храмовый комплекс Шри Чайтанья Сарасват Матха, – ответил муж. – Один из самых красивых на острове. В мандирах этого комплекса много известнейших Божеств, которым поклоняются гаудия-вайшнавы, например, Гиридхари или Шри Дхамешвар Махапрабху, Божество Гауранги, которому поклонялась сама Шри Вишнуприя. Мы обязательно должны получить Их даршан.

Божество Гиридхари напомнило мне о любви, которую испытывала к своему Господу Мирабай. Схожее чувство я ощутила, когда увидела Божество Шри Дхамешвара Махапрабху. Он был очень красив своей аскетично-отвлеченной красотой и привлекателен своей простотой во всем – в облике, в одежде, в убранстве алтарной. Однако аромат Его цветочных гирлянд создавал удивительное ощущение Вриндавана, внезапно воплотившегося здесь, в Западной Бенгалии. Вот тогда-то мне и пришли на ум слова из “Шри-навадвипа-Шатаки” Шрилы Прабодханады Сарасвати, которые и послужили заголовком к моим заметкам: «Если ты поклоняешься Навадвипе, то ты поклоняешься и лесу Враджа; если ты не поклоняешься Навадвипе, лес Враджа далек от тебя. Если поклоняешься Господу Чайтанье, то поклоняешься и герою Враджи; если не поклоняешься Господу Чайтанье, то не можешь поклоняться Господу Кришне. Это Вриндаван, проявившийся на Земле Бенгалии».

В середине дня мы посетили Свананда Сукхада Кунджу, храм Гауры-Гададхары, Божеств, которым поклонялся Шрила Бхактивинода Тхакур, а также его дом и самадхи. Божества произвели на меня очень глубокое впечатление своей красотой и изяществом. Они были одеты в дорогие одежды и роскошные украшения и держали в руках живые цветы. Я сразу поняла, что эти Божества очень милостивы. Даже не знаю, почему…

26 2

Ближе к вечеру мы посетили несколько вайшнавских семей и ашрамов. Люди в Навадвипе живут очень искренне и просто, вся их жизнь сосредоточена на поклонении Гаурахари, и это отражается в их облике, разговорах, образе жизни. Они очень вежливы, тактичны, щедры и гостеприимны. В каждом доме или ашраме основное место занимает алтарная, в которой живет Божество (чаще всего это Гауранга и Вишнуприя, Шри Говинда или Шри Гопал); семья же живет в маленьких, не очень уютных с точки зрения европейца комнатах. Все члены семьи считают себя слугами Божества, а свой дом – Его домом. В одном из ашрамов нам предложили присоединиться к киртану, прославляющему Шри Гаурангу и Туласи Деви. Киртан проходил прямо во дворе дома, его вел гуруджи, и в нем участвовали члены его семьи, ученики, соседи и несколько гостей. Все преданные выглядели очень умиротворенно, они были просты и серьезны, на шею каждого была надета цветочная гирлянда. По окончании киртана пожилой брахмачари прочел лекцию по Шримад Бхагаватам, но я мало чего из нее поняла, потому что не говорю на бенгали.

В другом ашраме престарелый гуруджи и его старший сын пригласили нас принять прасад. Прасад был очень острый, но необыкновенно вкусный. Затем гуруджи и гурума (очень веселые и приветливые пожилые люди) показали нам своих Божеств, а также свое хозяйство, состоящее из нескольких коров, которые паслись тут же во дворе.

Атмосфера была настолько теплой и умиротворенной, что я почувствовала себя как дома. В тот момент мне как никогда были близки слова Шри Прабохдананды Сарасвати: «О Гаура! О Господь, наслаждающийся играми со Шри Радхой в Радхаване! Будь милостив! Насильно притяни мое сердце, связанное теперь сотнями веревок порочных желаний к Твоим лотосным стопам! Я совершенно не способен подчинить себе чувства, у меня нет никаких достоинств, сонмы пороков постоянно терзают меня. Куда мне идти? Что делать? Увы, увы! Я не вижу никакой милости к себе. О Господь, пожалуйста, позволь мне жить в Навадвипе! Это мой единственный дом».

26 3

Мать Ганга

Мы вернулись в Майапур поздно вечером, с сожалением проделав обратный путь на лодке. Обезьяны на пристани прощально махали руками всем отъезжающим. И каждый, кто ехал со мной через реку, печально смотрел назад. Никто не разговаривал. Наверное, именно такие чувства должен испытывать человек, надолго покидающий дом.

Кишори Халдер (Западная Бенгалия, Индия)
Опубликовано в газете «Кришна Карнамрита», Нижний Новгород

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No26, январь 2007

Только здесь я почувствовала себя по-настоящему счастливой…

…Я живу в небольшой деревне в часе езды от Калькутты, в штате Западная Бенгалия, в месте, где родился и провел большую часть своей жизни Шрила Прабхупада. Жизнь здесь простая и аскетичная, но я очень счастлива. Меня сердечно приняли, и я сразу стала членом большой, шумной и веселой семьи. Младшая сестра моего прабху взяла надо мной шефство, она меня обучает бенгали и всему, что необходимо девушке. Ее подруги тоже очень добры ко мне и терпеливы ко всем моим недостаткам. Меня обучают правильно одеваться, вести себя, готовить, а также всему тому, что пригодится мне в моей семейной жизни. Иногда они устраивают мне свидания с моим прабху, и мы вместе проводим время, ездим в город или просто ходим гулять на кунду. Жизнь здесь похожа на ожившие сцены из «Вену-Гиты». Кажется, что вот-вот из ближайшей рощи со Своей флейтой выйдет Кришна. Люди постоянно говорят о Нем и о Радхарани, будто бы это члены их семьи или близкие друзья. Я здесь научилась верить по-настоящему…

21 1

Я поняла: паломническая поездка и жизнь в Индии – это далеко не одно и то же. Это все равно, что сравнивать туризм с эмиграцией. Конечно, жизнь здесь счастливая, простая и возвышенная, наполненная духовным смыслом, однако жизнь в Индии не ограничивается одной только религией (хотя религия, безусловно, пронизывает все области жизни в этой стране). Но паломничество в святую дхаму – это когда ты не замечаешь никаких недостатков и просто приходишь на время в гости в духовный мир. Ты знаешь, что скоро вернешься домой, хотя тебе и не хочется возвращаться. А жизнь в Индии означает, что теперь это твой дом со всеми его плюсами и минусами, которые со временем уже не можешь не видеть, и иного выбора у тебя нет. Все же я счастлива здесь, хотя приспособиться ко всем этим новым условиям совсем не просто, особенно для меня, совсем начинающей преданной.

Сначала я тоже пыталась подражать местным женщинам – в одежде, поведении, во всем, но меня не очень получалось, и это очень беспокоило мой ум…

21 2

…Когда я приехала, на меня набросилась шумная разноцветная толпа женщин, говорящих на непонятном языке. Они схватили меня, раздели, разули, вымыли, причесали, нарядили и накрасили так, как тут принято. Первые дни я так и ходила, все с меня сваливалось, я спотыкалась, у меня разламывался желудок и меня тошнило от специй. Мне было одиноко. От меня спрятали все мои вещи, кроме компьютера, меня все время окружали какие-то люди, жаждущие со мной пообщаться на бенгали. Меня все разглядывали, трогали и даже в туалет сопровождали. Такой тут образ жизни. Никто не функционирует по одиночке, только как единый организм.
В конце концов, мой прабху взял все в свои руки, мне вернули вещи и разрешили есть без специй, спать в пижаме, самостоятельно мыться, расчесываться и ходить в туалет. Это сделало меня очень счастливой…

Я тоже люблю книгу Бхакти Викаши Свами «Взгляд на традиционную Индию», тем более, что все, что там написано, чистая правда. Теперь я все это увидела собственными глазами и испытала на себе.
* * *

Я живу в деревне под названием Шри Гопал Нагар. Она находится в штате Западная Бенгалия, в часе езды на автобусе от Калькутты в южном направлении. В деревне примерно 10000 жителей. Почти все они родственники. Почти у всех одинаковая фамилия. Семьи живут в больших трех-четырехэтажных домах с плоской крышей, где спят летом, и крытой верандой, где готовят пищу и принимают прасад. У каждой семьи, как правило, своя комната, у взрослых детей – своя. У жителей каждой комнаты свои Божества, иногда и своя плита для приготовления прасада. Обстановка в домах очень простая. Мебели почти нет. Я живу в одной комнате с младшей сестрой моего прабху, она меня на два года младше. Из мебели в комнате только кровать, маленькое трюмо и алтарь с Божествами. Кровать, правда, огромная, высокая (чтобы змеи не заползали) с москитной сеткой. На нее забираются человек пять. У бон (так на бенгали называется младшая сестра) постоянно ночуют подруги и кузины. Здесь так принято.

Замужние матаджи носят сари. Незамужние – шальвар камис. Кстати, у нас в России шальвар камис почему-то называют пенджаби, но в Индии об этом названии никому не известно. Также замужние матаджи носят много украшений, серьги в носу, бинди, синдур, браслеты на руках и ногах, кольца, красят брови, губы, подводят глаза. Еще очень любят делать друг другу массаж с ароматическими маслами.
В деревнях шальвар камис носят строго только незамужние. В больших городах типа Калькутты и Дели замужние тоже носят эту одежду, но не все, только самые прогрессивные. В штате Пенджаб носят все независимо от возраста и положения. Гопидрес носят только во Вриндаване и только прогрессивные матаджи, в других местах о нем и слыхом не слыхивали, ибо гопидрес – это изобретение западных учениц Шрилы Прабхупады, которые не очень умели сари надевать. Поэтому я видела гопидрес только в ИСККОН и только на западных женщинах. Ни разу не видела взрослую индианку в гопидресе.

В деревне не обязательно все ложатся и просыпаются очень рано, молодежь отходит ко сну, когда хочет. Старшие ложатся в 8 и встают перед мангала-арати – в 4 утра. Моются в ванной комнате обязательно в гамче, на все тело ставят тилаку и ходят в таком виде целый день. Спят, как правило, в той же одежде, в которой ходили днем, а утром одежду меняют.

…Отношения в семье очень уважительные, а семьи большие. Кстати, я никогда не видела, чтобы жены касались стоп мужа. Мы всегда кланяемся старшим родственникам. Дети кланяются нам, но жены мужьям почему-то не кланяются. Или, может быть, просто не делают это на людях. Замуж здесь выходят очень рано, сразу после школы (школу заканчивают в 14 лет), детей у всех куча. Муж и жена практически не общаются на людях, даже не едят вместе. Сестры и братья относятся друг к другу по-приятельски. Все очень любят друг друга и заботятся друг о друге, и поэтому личной жизни ни у кого нет. Люди постоянно вместе с утра до вечера.
Индийский традиционный дом – огромная коммуналка, где в каждой комнате живет одна семья и у каждой семьи свое имущество и своя жизнь. Дом строят родители, и в нем живут все сыновья с семьями. Это традиция.

Мой жених живет отдельно, он сейчас достраивает комнату для нас двоих на первом этаже и живет в ней, хотя там совершенно нет мебели и никаких удобств. Кушать он к нам приходит, на веранду. Еще иногда по вечерам он приходит и учит меня и сестру английскому по книжке про Радху и Кришну, читает нам вслух, а потом по очереди заставляет пересказывать по-английски, что мы поняли. По деревне мы с ним не передвигаемся в одиночку, только в сопровождении сестры и ее подруг, иногда еще и его друзей. Ходим большой толпой. Мы идем рядом, остальные идут сзади и внимательно следят, чтобы он (не дай Бог!) за руку меня не взял или не посмотрел на меня как-нибудь не так. В город (в Калькутту) нам разрешают ездить одним. Иногда, правда его дядя с нами ездит, но он человек прогрессивный и особо нас не контролирует. В городе все иначе, мы ходим в кафе, пьем молочный коктейль или едим пиццу, катаемся на рикшах, в общем, весело проводим время. Но там тоже нужно вести себя осторожно, потому что если кто-то из друзей или знакомых увидит что-то не то, через пять минут благодаря современным мобильным технологиям об этом будет знать вся деревня.

Свадьба у нас будет традиционная индийская, как принято в этой местности. Церемония будет во Вриндаване, а праздновать будем дома.
Здесь действительно очень ценятся целомудрие и женская скромность, не то, что на Западе. Теперь я понимаю многие наставления Прабхупады лучше, чем когда-либо. Здесь нет супружеской измены, разводов, практически нет семейных проблем, одиночества и прочих неприятностей, которые свойственны западным семьям.

* * *

21 3

Теперь расскажу непосредственно о моем будущем муже. Его зовут Пранговинда дас, или Палаш Халдер. Ему 29 лет. Он сирота. Его родители умерли 10 лет назад, и ему пришлось оставить школу и много работать для того, чтобы обеспечивать младшую сестру. Он работал сначала на своего дядю. Потом он накопил деньги на курсы английского и компьютера в Калькутте и закончил их. После этого он познакомился со многими преданными на Западе. Они помогли ему открыть собственный бизнес. Он продает индийскую одежду, украшения, благовония, книги и прочую атрибутику западным преданным через интернет. Пранговинда – президент маленькой торговой компании под названием «Намасте Индия Сэйлс Промошн». Половину заработанных денег он и его семья жертвуют бедным. Еще в прошлом веке его семья создала благотворительный фонд, который занимается помощью бедным людям в округе, а также благоустройством деревни. В деревне они открыли бесплатную школу и больницу для бедных, поставили фильтры для очистки воды, постоянно организуют различные культурные и спортивные программы, раздают одежду, медикаменты. Прабху посвящает много времени работе в фонде. Я тоже. Мне это очень нравится. Раз в неделю я провожу уроки русского для 25 местных молодых девушек и юношей, а также недавно мы играли в спектакле для детей из неполных семей. Благодаря работе фонда семья моего прабху считается в этой местности очень уважаемой. То, что я сразу же после приезда приняла активное участие в работе фонда, сыграло большую роль в моей адаптации здесь. Я познакомилась со множеством людей (несмотря на то, что они знают только бенгали), теперь у меня множество хороших друзей, потому что индусы – очень дружелюбный и гостеприимный народ.

Общаюсь я с прабху на ломаном английском, немного на бенгали, а все больше жестами.. Мы вместе повторяем Святые Имена, поем бхаджаны, разговариваем о Кришне, работаем в фонде. Это все наполняет мою жизнь смыслом.

Здесь у всех есть Божества. Члены семьи, в основном, поклоняются Дурга-Деви. У одной тети есть Божества Лакшми-Нараяны. Они поклоняются каждый в своей комнате. У сестры – Гопал. Она проводит простое арати. Я ей иногда учусь помогать. Киртаны мы поем втроем. Пранговинда играет на мриданге, я на караталах, а сестра звонит в колокольчик.

* * *

Я начала учить бенгали, уже могу изъясняться небольшими предложениями. Говорю всем: «намаскар» (здравствуйте), «Шива Ратри» (доброй ночи), «дандават» (спасибо), «амар нам Кишори» (меня зовут Кишори) – это всех приводит в восторг и умиление. Еще называю правильно родственников: старших – ма и баба (мама и папа), помладше – кака и какима (дядюшка и тетушка), ровесников – диди и дада (сестра и брат), младших девушек – бон (младшая сестренка), не родственников, но хороших девушек – бонду (подружка). Также еду называю бенгальскими названиями, например, чапати – по-бенгальски рути (слово «чапати» бенгальцы не очень понимают), учу названия других продуктов, названия предметов и цвета.

В Бенгалии пальцы не все женщины красят, а только некоторые. Ступни красят почти все. Синдур наносят все замужние женщины. Без него даже дома ходить – большой стыд, на тебя будут смотреть, будто ты голая. То же самое, если ты не носишь браслеты на обеих руках. Замужние женщины должны носить обязательно по три браслета на обеих руках – красный, белый и золотой. Также обязательно носить мангал-сутру (символ замужества) и кольца на пальцах ног.

Мангал-сутра – это красивая подвеска на шее у замужних женщин, шнурочек обычно из тряпочки, а золотая эмблема – в форме усеченного треугольника и маленьких золотистых бахромок внизу. Эти пять вещей – атрибуты каждой порядочной замужней женщины в Индии. Бинди может быть любого цвета. Синдур намного важнее. Я заметила, что в России незамужние девушки круглые бинди не носят, только замужние. В Индии девушки носят любые бинди и женщины тоже. Замужнюю женщину отличает от незамужней именно синдур. Мой прабху объясняет эти атрибуты так: браслеты показывают, что твое тело не свободно и принадлежит другому, это как маленькие кандалы. Красный бинди на лбу показывает, что твой разум занят мужем, это как красный сигнал светофора для других мужчин: вход запрещен. Мангал-сутра символизирует, что твое сердце занято, а синдур – это как стрелка, показывающая на совокупность всех этих атрибутов, чтобы все сразу обращали внимание на то, что ты не «бесхозная», а находишься под защитой своего прабху. Это как надпись на заборе: «Частная собственность». Если ты не носишь на себе эти сигналы, любой может посягнуть на тебя, и ты окажешься совершенно беззащитной.

Браслеты могут быть серебряными (временно), но они никогда не должны быть железными, стальными и т.д. Только пластмассовые. Два красных (на каждой руке по одному) и два белых – обязательно, остальные можно снимать и не носить постоянно. Бордовые тоже временно носить допустимо. Но браслеты должны быть одноцветные, без украшений, и если возможно, без узоров.

Настоящие индийские брачные браслеты не пластмассовые, они делаются из морских раковин и покрываются инкрустацией. Это очень красиво. Белые браслеты не красят, а красные красят и они без инкрустации. И стоят они, соответственно, очень дорого, долларов 20 пара, продаются только в специальных ювелирных магазинах. Такие браслеты были еще в древности, во времена гопи. Раковина – это священный предмет. Такие браслеты в Индии могут себе позволить только женщины из обеспеченных семей и средний класс. Их покупают на всю жизнь и никогда не снимают. Женщины из бедных семей, к коим зачастую относятся и русские преданные, покупают пластиковые подделки, которые выглядят также, но, соответственно, более низкого качества

Стальные браслеты в Индии тоже несут сакральный смысл, но несколько иной. Они связаны со смертью, с потусторонними силами. Их носят для того, чтобы защититься от привидений и ракшасов.

На ночь украшения никто не снимает. Брачные браслеты никогда нельзя снимать, кольца на ногах тоже. Серьги – по желанию. Но я не видела, чтобы кто-нибудь спал без украшений.

Ногти в деревне никто не отращивает, но красят все на руках и на ногах – и старые и молодые. В городе – отращивают и красят. Сестра говорит, что индийские женщины всегда красили ногти, и она мне даже показала кучу мест в шастрах, где говорится, что и гопи это делали постоянно. Так что традиции это не противоречит. Голову покрывают только летом. Со смирением это никак не связано. Здесь впервые об этом слышат, что покрывать голову – знак смирения. Голову покрывают только, чтобы от палящего солнца защититься. И Божествам поклоняются тоже с непокрытой головой. Я спросила у бон, почему так, и она сказала: «Ты ведь не станешь покрывать голову, чтобы покормить собственного сына? Так и с Божествами». Видимо, здесь такое особое умонастроение…

* * *

Молочные продукты здесь редкость, но гхи едят все, хотя кто победнее – может позволить себе это лакомство только по выходным. Йогурт, кхир и все остальные молочные продукты делают в деревне, а вот панир не очень любят. Его почему-то считают элементом китайской кухни.

Традиционная индийская кухня заметно отличается от искконовской кухни. К примеру, в Индии не готовят суп, не пьют обычные ИСККОНовские напитки. Но расагуллы и гулабджамуны поглощают ежедневно в неограниченных количествах. Готовят и множество новых для меня блюд – сладкий рис разных сортов, жареный в сахаре дал и прочее.

В Бенгалии очень любят шак – разновидность шпината, любимое блюдо Господа Гауранги. Его жарят в горчичном масле со специями и подают к рису. Очень вкусно.

А молоко по-бенгальски – «дут», его пьют на протяжении всего дня, ибо коров доят тут не два раза, как в России, а три – еще и в обед.

* * *

Сейчас мы путешествуем по Индии по семьям родственников. Неделю жили в Майапуре и Навадвипе. В настоящее время живем в небольшом старинном городе Муршидабад на границе с Бангладеш. Здесь совсем рядом деревня Экачакра, где родился Господь Нитьянанда. Мы живем у богатых родственников в большом трехэтажном доме. В этом доме кроме нас живут еще человек 30, не считая слуг. Это очень благочестивая вайшнавская семья. В доме живут четыре поколения семьи. Хозяева дома – пожилые супруги. Они здесь непререкаемый авторитет, решают все вопросы, отвечают за алтарную и за все, что касается поклонения. Они также следят, чтобы все члены семьи вели себя подобающим образом, повторяли ежедневно положенное число кругов мантры и присутствовали на арати. Каждый день все члены семьи приносят им поклоны, и они всех благословляют. Они очень добрые. В доме также живут пятеро их сыновей с женами и детьми. Жена младшего сына – моя ровесница, а у нее уже восьмилетний сын. Я живу в комнате с дочкой старшего и дочкой третьего сына, им обеим по 16 лет, они заканчивают школу и после этого должны выйти замуж. Так что, мы все три невесты в одной комнате. Одна немного говорит по-английски, и мы хорошо общаемся, вторая учиться не любит, думает только об украшениях и нарядах, по-английски не говорит.

Каждый день мы с ними ходим в храм, гуляем по магазинам и ярмаркам, потому что город славится изделиями из шелка и серебра. Пранговинда прабху ходит с нами, но в некотором отдалении, вместе с женихами этих девочек. Кажется, они тоже подружились. Замужние женщины в этой семье не покидают дом, потому что на рынок и по другим делам ходят слуги. Я живу здесь неделю, а они только один раз вышли из дома, на свадьбу к родственникам. Все свободное время они стоят с джапа-малой на балконе и смотрят, что делается на улице, или играют с маленькими детьми. В этой семье не различают, кто чей ребенок и кто чей родитель. Дети одинаково почитают всех старших, а старшие одинаково любят всех детей. Ко мне относятся как к дочери, дарят мне одежду, украшения, каждый день целуют, обнимают, одевают, причесывают.

Женщины не говорят по-английски, мы общаемся жестами и при помощи бенгальских слов, которые я знаю. Мужчины знают несколько предложений по-английски и пытаются постоянно за обедом поговорить со мной о политике и прочих интересующих их вещах. Женщины и мужчины кушают отдельно. Правда, мы с Пранговиндой кушаем вместе отдельно от всех, это исключение из правил, но старшая матушка решила, что так мы сможем лучше узнать друг друга. У каждой семьи своя огромная комната, родители спят вместе с младшими детьми в одной постели. Только старшие дети живут в отдельных комнатах. Пранговинда живет в одной комнате с холостым кузеном, который приехал к бабушке и дедушке на каникулы из Бомбея. Каждый день мы посещаем семьи родственников и друзей, потому что это проявление вежливости. Все угощают нас прасадом и дарят подарки.

Мне очень нравится жить в этом доме, в этой семье, потому что все они очень добрые и смиренные. Я себе вайшнавов именно такими представляла. Каждый день здесь проводится ритуал поклонения предку – основателю семьи, вернее сказать, его портрету. Он висит у входа в дом и все (в том числе маленькие дети, даже если никто не видит), входя в дом, приносят поклоны его стопам. Дети очень воспитанные, знают, как обращаться с джапой и священными предметами, кланяются, произносят вслух все необходимые мантры, ведут себя очень хорошо. Все в семье носят традиционную вайшнавскую одежду. Только иногда за пределами дома мужчины надевают европейскую одежду. Мантру каждый повторяет отдельно в алтарной или у себя в комнате. Каждая семья имеет свою ванную комнату, в каждой комнате висят портреты Госвами Вриндавана, изображения Божеств. Все это создает в доме очень духовную атмосферу. Старшие не включают западную музыку, слушают только бхаджаны и киртаны. У молодежи в комнате (в том числе и у нас) есть телевизор, и мы иногда смотрим кино, но очень тихо и поздно вечером, когда никто не видит…

Отрывки из писем матаджи Кишори (Нижний Новгород) о традиционной Индии

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No21, июль 2006