Rss

Archives for : Стихотворения

Йашоде мате

47 12

Она в то время на Земле гостила.
И имя было ей прекрасное –
Йашода, поскольку славой сыновей
Голоки она одаривать умела.
Черноволоса и смугла, и невысока,
была и томною, и утомленной,
когда ждала того, чье имя Кришна –
сладчайшее для губ ее и слуха.
С зарей вечерней Его с пастбищ ожидая,
прислушивалась с нетерпеньем, –
ей чудился звук самой нежной флейты,
и беспокойство сердце материнское
щемило. Едва ж заслышав, как играет
Он чудесно, она на месте сладко
замирала и мысленно сыночка обнимала,
и струйкой теплой молоко
уже бежало по телу из ее грудей.              
Любовь Йашоды к сыну возрастала.

Когда же Кришна к маме возвращался,
то пыль из-под копыт Его коров
все милое лицо, изящный тилак
и розовые уши мягко покрывала.
Казалось, будто бы светильник,
покровом ночи Он накрытый.
Лишь в дом войдя, сын утопал  
в объятиях Йашоды, славной маты,
и к Его черной шелковистой голове
Йашода в трепетном блаженстве
приникала, вдыхая вновь и
вновь волшебный аромат Его.
Любви потоки, смешанные с молоком,
из ее сердца нежно-нежно истекали,
смывая пыль с Его любимого лица,
и мальчик выглядел таким умытым, как
Божество во время абхишеки,
когда Его жрец-брахман поливает
божественным нектаром без конца.      

Любила наблюдать она, укрывшись
(подругам Аиндавии с Киртидой
лишь в шутку также наказав молчать),
как Кришна, воровато озираясь,
из-за кустов малиновых крадется.
Она любила наслаждаться видом
Его прекрасного, замыслившего
новую проказу, и ею увлеченного, лица.
И как Он мило, наполненными ужасом
глазами, врасплох застигнутый,
взирает на нее со страхом, и только
танец озорных Его бровей
вдруг выдает лукавое притворство.
«И как же Он великолепен!  – с восторгом
Нанде Махарадже говорила, – как Он красив,
пригож, умен, как замечателен и ловок.
Как ангел мил и весел как ручей,
силен как лев, горячий как огонь
и, словно лотос, несказанно нежен».    

И если с простоквашей бил горшки Он,
их разливал по дому здесь и там,
и если сливки с молока снимал,
ломал мутовку, и масла пригоршни
в ладони набирая, с разбегу их
в огонь пурпуровый намеренно бросал,
то лишь усиливал экстаз Йашоды маты.
Журя Его и вразумляя, нравоучения читая
и строго иногда на сына глядя,
любви ее, как мамы Кришны вечной,
кто в этой расе счастлив бесконечно,
и сладость и огонь лишь только возрастал.                        
То гладила она Его, то ободряла,
то вновь благословляла от души.
Друг к другу нежно, нежно прижимаясь,
Испытывали оба – сын и мать –
любви счастливейшей и чистой вдохновенье,
не хватит слов, чтоб верно эти чувства описать.  

Но только Кришна уходил из дома
Пасти телят или играть с друзьми,
движения Йашоды замедлялись,
ее охватывала жгучая тревога,
взгляд останавливался, и в ее дыханьи
такой был жар, что от него, казалось,
и молоко вот-вот в груди Йашоды закипит.
И думала она: «На мне лежит проклятье.
Я с сыном навсегда разлучена!
И, не смотря на все свои богатства,
я не могу сыночка вновь увидеть
и аромат Его головушки вдыхать!»
Охваченная сильным беспокойством,
Йашода Нанду Махараджа упрекала:
«За что ты только назван царем Враджа?  
Разлученный с любимым сыном,
ты продолжаешь жить здесь. Разве можно
в груди на месте сердца холодный,
мертвый камень лишь носить?»

Так Нанду мать Йашода обвиняла,
и как-то муж ее ответил: «Зачем ты так  
волнуешься, Йашода? Ведь сын твой Кришна,
с которым ты в разлуке так страдаешь,
перед тобой находится сейчас!»
И крепко мать Йашода Кришну обнимала
или Канея мату сладко обнимал.
Прикосновение рук Йашоды освежало
и было так приятно, что несравнимы  
были в этом ни мягкая сандаловая паста,
ни даже яркий лунный ночной свет.
Через одежды, словно радуга, блестевшие,
струилось молоко любви из гор ее грудей,
окрашивая воды Ганги белым цветом,
а льющиеся слезы, смешиваясь с черной
тушью, Йамуны воды делали еще черней.
И эти две реки поведали всем жителям
вселенных о материнской и непревзойденной –  
ее любви – живой, нетленной,  вечно молодой.

47 13

Матхурачандрика деви даси

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No47, июль-сентябрь 2010

Стихи Доял Нитая даса из Казани

44 8

ТАМ, ГДЕ НЕ ЛОВИТ «МЕГАФОН»

С Богом связь – увы, удел немногих.
Я разбит, распят, опустошен…
Дозвониться мне бы до Голоки,
Только там не ловит «Мегафон»…

Наизнанку. Выпирают чувства:
Девушки, машины, интернет.
На духовном счете снова пусто,
И пополнить – средств, конечно, нет.

Здесь мне тесно, непонятно, жутко.
Здесь противно. Здесь я обречен.
«Загреметь» хотя бы на Вайкунтху!
Дайте их мобильный телефон!..

Радха-Кришна. Мир царит во Врадже.
Я же — там, где войны и «прогресс».
Вы зачем, о, слуги Ямараджа,
По ночам мне шлете SMS?!

На алтарь – цветы, орехи, соки.
Рад чему-то. Чем-то – удручен….
Дозвониться мне бы до Голоки!
Только там не ловит «Мегафон»…

19 июля 2009

СВЯТЫЕ ИМЕНА

Здесь кто-то тонет, там идет война.
Рожденье, старость, смерть и вспышки боли.
Читать с утра Святые Имена –
Вот то, что я хочу себе позволить!

Не важно, что — сегодня, что – потом.
Движенье гун – стандартная программа.
Не страшен этот дождь, я под зонтом
И громко повторяю «Кришна», «Рама»!

Я, кажется, дотронулся до дна,
Но разве здесь поможет укоризна?..
Читать с утра Святые Имена –
Лишь в этом цель…
Лишь в этом смысл жизни…

7 ноября 2009

А Я-ТО ДУМАЛ, ЧТО Я ВАЙШНАВ

Гуны. Время пошлых забав.
Безбожная аномалия.
А я-то думал, что я вайшнав:
«Тринад апи» и так далее.

Карма. Время черствых сердец.
Фальшивое покаяние.
А я-то думал, что я мудрец:
Гирлянду мне… и так далее!

Сухость. Лжи и гордости сплав.
Формальное поклонение.
И я же видел, что я – вайшнав…
Но Кришна вернул мне зрение!      

6 марта 2009

ЕСЛИ ТЫ МЕНЯ БРОСИШЬ…

Кришна, ты видишь, как я умираю!
В адский колодец устал я лететь.
Ну, так зачем выпускаешь ты майю,
Ту, что терзает меня, как медведь?!

Кришна, останься! Я буду молиться.
Джапа – усердно, подъем – по утру.
И даже принцип. Четвертый тот принцип…
Ну, не бросай, без тебя я умру!

Кришна, утратил я все вдохновенье.
И моя жизнь — как сухой каравай.
Перед тобою я весь — на коленях:
Ну, не бросай меня здесь, не бросай!

Я перестану в святого рядиться.
Снова садхана и шлоки из книг.
Ты ведь Арджуны водил колесницу.
Сядь за мою, ну хотя бы на миг!

Пагубный вкус, от судьбы не «откосишь».
Ржавые тропы, я сбился с пути.
Кришна, и знай, если ты меня бросишь,
Мне больше не к кому будет идти…

8 марта 2009

ТРАНСЦЕНДЕНТНАЯ ПОЕЗДКА

Мриданга и четки, прасад и рюкзак.
Вези нас к вокзалу, водитель!
По милости гуру, иначе – никак,
Мы едем в святую обитель!

И дружно своей кришнаитской гурьбой
Набьемся в вагон под завязку!
Кто рядом – забудьте скорей про покой!
Мы едем с вайшнавами в сказку!

Накормим сгущенкой опять Божества!
Дадим мясоедам по книжке!
По всем трем мирам пусть несется молва!
Мы едем служить Радха-Кришне!

Мы будем кричать на перроне «Нитай!»
С утра петь «самсару» соседям!
Джай Шри Шьямасундара! Мадхава – Джай!
Мы с бхактами в Криницу едем!..

8 августа 2008

ЛЮДИ В ДХОТИ И САРИ

Люди в дхоти и сари
Выглядят как индусы:
Лысые, с волосами,
Носят на шее бусы.

С Богом всю жизнь связали
И изучают «Гиту».
Люди в дхоти и сари:
Судьбы их не разбиты.

Люди в дхоти и сари
Перебирают четки,
Что-то на них читают,
Нежно, смиренно, кротко.

Рядом сижу часами.
Благость вползает в душу.
Люди в дхоти и сари:
Мы теперь с ними дружим!

Встретишь их и в Казани,
Что-то поющих громко.
Люди в дхоти и сари:
Игорь, Ачарья, Ромка!

Люди в дхоти и сари:
С трех тридцати в движеньи.
Прошлое побросали
Для своего служенья.

Знаю, мне так сказали,
Что после смерти, братцы,
Люди в дхоти и сари
Здесь уже не родятся!

6 августа 2008

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No44, октябрь-декабрь 2009

Стихотворения матаджи Матхурачандрики

43 9

СЕРДЦЕ…

Что оно скажет, о чем строго спросит,
и где приметы его на земле распознать.
Как сердцем слышать и видеть сердцем,
и как опыт сердца другому отдать.

Созерцание успокоит сердце, но лишь действие его закалит.
Опыт получит сердце в служении, станет, как сильный магнит.

Не промолчит сердце там, где действовать нужно немедленно.
Оно! – не рассудок – предостережет от опасности и уклонения.

Сердце – подлинный храм. Не быть ему кумирней лживой.
Не скроется от глаз его никакой подкуп или уловка. Здесь его сила.

Тот, кому дорого познавать этот мир и путь свой сердцем,
Никогда не станет спрашивать о последующем, не поняв первое.

Сердце – милосердие, сострадание, мужество, щедрость и качество.
Самый яркий светоч из всех огней сердца – бескорыстная самоотдача.

Светлое, глубокое творчество – это откровенье великого сердца.
Мозг не сможет творить, не получив от сердца дар его – зерно, семя.

Молитва сердца чудо творит, не сами слова, но чувство сердечное.
Сердце сожмется и затрепещет, раскрыться сможет любви навстречу.

Дурные привычки, как мозоли на сердце: ханжество, страх, суеверие.
Очистят его лишь молитва, терпенье, смиренье, любовь и доверие.

Сердце избежит о бесспорном споров, где цель пуста – мериться силой.
Лишь все согласное с Тобою в сердце сделает меня неуязвимой.

Сердце все видит и слышит истину.
В тайной сокровищнице кладезь хранит.
Голос любви его научиться слышать
Можно, если положа руку на сердце жить.

                         22-23 июля 2009 г.

43 10

МОЛИТВА

Из этого мира рождений и смерти
Веди меня как путеводная нить.
В бессмертном нектаре сокровищ далеких
И расе высокой позволь вечно жить.

Верни мне таланты мечтаний и мыслей,
Но, связанных только с одним лишь Тобой.
Позволь в суть игры совершенства проникнуть,
Где счастья тропинки не спорят с судьбой.

Возьми меня в дом Твой, любовью согретый,
Открытый душевным ветрам и словам.
Где каждый цветок, расцветающий в сердце,
Любому сама я с желаньем отдам.

Чтоб я была счастлива вечно в том доме
С Тобой – откровенно желанье Твое.
Кто б знал меня так и любил… во вселенных
Не встретила больше я ни одного.

Что самое ценное есть в этом мире –
Твой взгляд черных глаз (Ты зови и зови!)
Там встречу я в каждой улыбке лучистой,
В мерцании слезинок нездешней любви.

Способности жителей необычайны
В том мире прекрасном, сладчайшем из грез.
Любовь отражается светом преданья
В сердцах, как и в зеркалах тысяч глаз.

Из этого мира рождений и смерти
Возьми меня верно и счастливо жить!
Блаженный нектар нашей расы глубокой
Позволь нескончаемо сладостно пить.

                        23-24 мая 2009 г.

43 11

ЗАБЫВ СВОЙ УМ

Влюбленный Твой привет звучит во всем вокруг,
ответ желанный Твой мне слышится повсюду.

Малыш очаровательный доверчиво распахивает взгляд
навстречу всему, что отражается в его глазах,
а я вижу, как ресницы Твои взлетают выше бровей, и как
зеркалом глаз рождаются все новые лики Твоей любви.

Ты бежишь и розовые оставляешь вместо следиков
своих розы, оживая в памяти моей Твоим ароматом.

По золотистой радуге летит в пруд чей-то мячик.
Скользя по воде, скрывается среди голубых лотосов.
…Сейчас появится Твой лебедь Каласвана. И мячик –
Твой, а лук Твой золотистый с тетивой на радугу похож.

Луна на небе показалась цвета заплаканных глаз –
рассказать, как сейчас Ты от Яшоды убегаешь в страхе.

На столе взбитые сливки и рис сладкий…Для кого же
так вкусно готовили Твои любимые ароматные блюда.
…Мама Яшода зовет Тебя: Уже поздно, иди скорей домой,
пора обедать, густой йогурт и пури из белой муки с сахаром.

Ты – единственный ключ к разгадкам любой из тайн, а
узнавать Тебя повсюду, значит искать с любовью свидание.

Как будто за мои мечты чудесными мечтами,
игрою образов Твоих меня Ты щедро награждаешь.
В чужой стране слова родного языка так ловят,
как голос Твой повсюду я ловлю, забыв свой ум.

                    9-10 июля 2009 г.

43 12

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No43, июль-сентябрь 2009

К 50-летию Чайтаньи Чандры Чарана прабху

Кто более всех нам дороже,
В лесу, на орнамент похожем
Шагал, будто странник,
Иль Божий посланник,
Как будто он скромный прохожий.

Следов его шло дуновенье.
Шафрановый листик осенний,
По ветру спускаясь,
К следу прикасаясь,
Промолвил, как спутник смиренный:

«Уже меж деревьев нарядных
Шагов не слыхать его плавных.
Но все еще слышно —
Звучит имя Кришны
Здесь, в шорохе листьев янтарных».

Чьи тропы ведут к отреченью,
В душе — только к Кришне влеченье;
Что пройдено было,
То в миг уже скрыло
Чистейших снегов дуновенье.

Как сердце — снег белый искрится!
Направлены в книгу ресницы.
Снежинки порхали
И тихо шуршали,
Как Гиты священной страницы.

Кто Господа всюду узнает,
С ним рядом весна расцветает.
Не тягостным грузом,
А сладостным вкусом
В пути его жизнь награждает.
Юный, весенний, игривый,
Начало всей жизненной силы,
Изящества полон,
Как Кришна! Пришел он,
Сезон несравненно красивый.

Так путника жизнь озарилась.
Сама утонченность явилась,
Цветов и прохлады
Неся ароматы,
И в летний восторг превратилась.
                                                   
Но странник, и в счастье, и в горе
Шел дальше дорогой прямою,
Чтоб люди, растенья,
Чтоб все населенья
Услышали Имя Святое.

Тропа шла в леса непроглядные,
Сменились сады виноградные
Сухими кустами,
И вновь пред глазами
Осенние ветви нарядные…

Мир — замкнутый круг. Ну и что же?
Не кружит, не бродит прохожий.
Он радости полон —
Идет по прямой он
К Тому, Кто ему всех дороже.

А все, кто в пути повстречались,
Душой вслед за ним устремлялись…
Вновь листья желтели.
Кружились и пели
И тихо к следам опускались.

Но то был не тихий уж звук!
В них голос прорезался вдруг:
«Он только прохожий.
Как быстро, о Боже,
Прошел здесь сердечный наш друг!»

Стих от Враджадеви даси, дочери Чайтаньи Чандры Чарана прабху про папу для папы на День его рождения

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No36, февраль-апрель 2008

Новогоднее поздравление от Лаванья-сар деви даси, преданной из Омска

Моря мелеют и сохнут,
Крошатся и рушатся горы.
За тысячи тысячелетий
Меняется лик планеты.

Ветшают и падают храмы,
В песках погибают царства,
И даже галактики гибнут
В космических катастрофах.

Но есть на Земле Такое
Незыблемое, Святое
Такое, что в памяти сердца
Извечно у нас хранится.

То – несколько слов трансцендентных
Они – это Имя Святое,
Ибо Оно неизменно
В отличье от гор и созвездий.

Держитесь за эту святость,
За силу Его зацепитесь,
Старайтесь воспеть Его славу,
И смысл глубочайший постичь.

И пусть Вас обнимет удача
В Году в этом Новом, особом,
И милостью Прабхупады
Вы станете ближе к Нему.

Вы сладость Его ощутите,
Вы вкусом этим напьетесь,
Вы станете инструментом
В служении вечном Ему.

Пусть искренность будет, как компас,
Который дает направленье,
Куда же Вам устремиться,
Чтоб в мир духовный попасть.

Дерзайте, любите, дарите,
Учитесь, танцуйте и пойте,
И помните: ГОСПОДУ КРИШНЕ
ВЫ ОЧЕНЬ И ОЧЕНЬ НУЖНЫ!!!!!!!!!

Ваша слуга  Лаванья-сар деви даси

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No35,январь 2008

Арджуна уходит в изгнание и женится на Субхадре

кришна кришна маха-бахо
бхактанам абхайантара
твам эко дахйомананам
апаварго `си самсритехе

Арджуна сказал: «О Кришна, Ты всемогущая Личность Бога. Твои энергии безграничны, поэтому только Ты способен изгнать страх из сердца Своих преданных. Любой человек, охваченный пламенем материальных страданий, может найти путь к освобождению только в Тебе». Ш.Б. 1.7.22

Соблюдая высокие нравы,
Дети Панду грехов сторонились.
Но случилось, что братья Пандавы
На одной Драупади женились.

Пять Пандавов – одна Драупади.
Пять мужей – а царица одна лишь…
Как семейное счастье наладить?
Братьев как от раздора избавить?

Юдхиштхира, мудрейший из братьев,
Предложил им решенье простое:
Если кто-то один с Драупади,
Пусть другие их не беспокоят.

Если ж с умыслом или случайно,
Кто не выполнит данную клятву,
Пусть он на год уходит в изгнанье,
Искупая свой грех целибатом.

Так и стало. Жена их безгрешна.
Братья следуют данному слову…
Но вот только совсем безмятежно
Не прожить в этом мире суровом…

31 10

* * *  
Раз Арджуна, могучий, как ветер,
Выходя из дворцовых покоев,
Вдруг почтенного брахмана встретил.
Брахман очень был обеспокоен.

«Что случилось с тобою, почтенный?
Чем помочь смогу? – молви лишь слово!»
«Горе мне! Вор рукой дерзновенной
Отобрал и похитил корову!»

Грозный Пандав мрачнеет как туча:
«Подожди меня здесь, о безгрешный,
Негодяя мы быстро проучим
И печаль твою скоро утешем!»

За оружием бросившись серной,
В мыслях долг, ни одной о награде,
Что ж он видит? Как раз в оружейной
Юдхиштхира сидит с Драупади…

Как из сложной истории выйдешь?
Два пути пред Арджуной открыты:
Или брата с женою обидишь,
Или брахман уйдёт без защиты.

Так – нарушится кшатрия слово –
Уходи из дворца опозорен.
По-другому – поступишь сурово:
Всю религию срубишь под корень.

Лишь мгновенье герой колебался;
Слабость прочь отметнув и сомненья,
За оружьем вбежав, улыбался,
А в душе уже принял решенье…

…Вор наказан. Отбита корова.
Брахман рад и возносит молитвы.
А Арджуна в изгнанье уходит,
Не взглянув на дворец после битвы.

Он отправился в дхамы святые;
Много дней проводил с мудрецами…
Шёл Арджуна тропами лесными,
Не прельщаясь мирскими дворцами.

Как-то раз на брегу на озёрном
Отдохнуть он, усталый, решился.
Вдруг касанье почувствовав чьё-то,
Ото сна тот же час пробудился.

Перед ним распрекрасная дива,
Яства, фрукты ему преподносит,
Улыбается, смотрит стыдливо
И смиренно о милости просит:

«Я тебя полюбила безумно;
Награди меня сыном, красавец.
Это долг твой, ты – кшатрий, Арджуна,
А откажешь, – я с жизнью расстанусь».

«Я прекрасно тебя понимаю,
Но нарушил я данное слово
И теперь целибат соблюдаю» –
Ей Арджуна ответил сурово.

«Нет, – она отвечает спокойно, –
Твой обет посвящён Драупади.
Подари же мне сына, Достойный,
Исполнения долга лишь ради».

И под воду его пригласила.
Там, в озёрном дворце превосходном
Царь-отец мигом благословил их,
И сочлись они браком законным.

… А однажды, в заброшенном царстве,
Крокодилов убив демоничных,
Спас апсар он, что как-то в проклятье
Получили такое обличье.

Совершил он за год этот долгий
Много подвигов, чудных и славных.
Их оставим. А лучше-ка вспомним
О достойном конце изгнанья.

Шёл он в Прабхасакшетру прямо,
Но узнал, повторяя мантру –
За Дурйодхану Шри Баларама
Собирается выдать Субхадру.

Как саньяси-вайшнава одевшись,
Данду взявши и больше не бреясь,
Он отправился в Двараку спешно,
На удачу и Кришну надеясь.

Чатурмасья как раз наступала,
Мудрецы оставались на месте,
И Арджуна в столице остался,
О прекрасной мечтая невесте.

Он прославился очень скоро
Красотой, чистотой обетов; –
Славил Бога, улаживал ссоры –
Вся столица узнала об этом.

Баладеваджи, щедрый к вайшнавам,
Во дворец пригласил святого
И не знал, что назло Кауравам
Тот Субхадру похитить дал слово.

Во дворце Баларама и Кришна,
И царицы его привечают,
Но Арджуне на них не глядится –
Лишь Субхадру одну замечает.

Краше солнца Субхадра сияет –
Дочь Рохини и Васудевы –
Всех красой неземною пленяет
Сестра Кришны и Баладевы.

Наш Арджуна, от счастья пьяный,
На неё наглядеться не может,
Похищения строит планы…
И Субхадре он нравится тоже…

Смотрит в гостя глаза дорогие
И решает: «Братьям не в обиду,
Не нужны женихи мне другие,
За него только замуж я выйду».

Долго ль, коротко – в Двараке стольной
Жил Арджуна, не узнан друзьями.
Только Кришна, проделкой довольный,
Знал про это. Другие не знали.

Кришне воин открылся как другу:
«Я в Субхадру влюбился безумно.
Всё равно получу Её руку.
Помоги ж мне советом разумным».

И Господь ему дал колесницу
(Потихоньку, чтоб брат не заметил),
Что плыла в облаках, словно птица,
В небесах неслась быстро, как ветер.

Через несколько дней все Ядавы
В храм собрались – Богам поклониться.
Вышли в поле, а Арджуна бравый
Тут как тут на своей колеснице.

Словно лев среди стаи шакалов,
Без препятствия дичь уносящий,
Грозный Пандав, гроза Кауравов,
Шри Субхадру похитил блестяще.

В плач – родные, к оружью – солдаты.
Попытались пуститься в погоню,
Но Арджуну в повозке крылатой
Всё равно уж никто не догонит.

Услыхав о таком вероломстве,
Баларамаджи, вспыльчивый нравом,
Был готов в тот же час вместе с войском
Отправляться войной на Пандавов.

В этот миг, словно мира посланец,
Подошёл к Нему Кришна с улыбкой:
«Ты не знаешь подробностей, братец,
И война будет только ошибкой.

Я Арджуне как давнему другу,
Помогал в похищении этом.
И Субхадра любила Арджуну,
И родители знали об этом…»

Услыхав, что Субхадра довольна
И в Арджуне лишь видела счастье,
Баларамаджи, гнев успокоив,
Подобрел и утих в одночасье.

Новобрачным послал он в подарок
Колесницы, слонов и верблюдов,
Много золота, войска, нарядов,
Самоцветов и жемчуга груды.

А Арджуна с прекрасной женою
(Год изгнанья как раз завершился)
К братьям с матерью прибыл домой,
Так в столицу свою воротившись.

31 11

Вайрагья дас

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No31, июнь 2007

Право выбора

Навозной мухой можно быть,
Смакующей фекалии,
А можно мёд цветочный пить,
Нектары и так далее.

Зависит выбор от тебя,
Лишь стоит поднатужиться –
Ты можешь знанием сиять,
А можешь хрюкать в лужице.

Идя блистающим путём
Забылся на мгновение –
И вновь внизу, и вновь сметён
Гордыней с вожделением.

От Брахмы – вниз до муравья,
От индра-гопы – к святости…
В твоих руках судьба твоя –
В решимости иль в слабости.

Нет сил, что могут сокрушить
Плоды священной мудрости.
Нет никого, кто защитит
От собственной же глупости.

Мы возвращаемся путём,
Как кромка бритвы узеньким…
Или ещё разок рискнём
Понежить в луже пузико?

*** *** ***

Пытался я овладевать
Духовною наукою…
Но всё ж печально сознавать
Себя – навозной мухою

1998

Вайрагья дас

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No30, май 2007

Гопинатха

Тёмная ночь свой опустила покров.
В небе над Враджей яркая светит луна.
Ветер утих, и разлилась тишина
В сказочных рощах и средь чудесных холмов.

Роз и жасминов листья слегха шелестят,
Их ароматом воздух густой напоён.
Лунной дорожкой воды Ямуны блестят.
Смотрится лес в них, своей красотою пленён.

Дивные звуки вдруг нежной волной поплыли,
Грусть и усталость как тягостный сон разогнав.
Там, у Ямуны, ждёт гопи Своих Мурали,
Звуками флейты сердца их навеки связав.

Флейту услышав, лесные олени замрут,
Волны Ямуны на время замедлят свой бег.
Вмиг позабыв про домашний покой и уют
Юные гопи сбегаются в рощи на брег.

Будут деревья сладостный мёд источать,
Терпким дурманом окрестности Враджи пьяня.
В лунных лесах будут павлины плясать.
Рощи замрут, эти игры святые храня.

Хе, Гопинатха!

Вайрагья дас

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No30, май 2007

Шри Джаганнатхаштака

(автор перевода неизвестен)

С берега Ямуны доносит ветер флейты Твоей раги,
Будто шмель, Ты пьешь трансцендентный нектар лиц девушек Враджи,
Пред Тобой склоняется даже сам творец, великий Брахма,
Джаганнатха Свами, придет ли день, когда увижу я Твой лик?

Волосы украшены радужными перьями павлина,
Золото одежд и загадочный Твой взгляд неповторимы,
В сказочном Вриндаване вечно Ты являешь Свои лилы.
Джаганнатха Свами, придет ли день, когда увижу я Твой лик?

Ты живешь в прекрасном дворце на берегу океана
С младшею сестрой и могущественным братом Баларамой.
Словно драгоценность, Твой храм венчает холм Нилачалу.
Джаганнатха Свами, придет ли день, когда увижу я Твой лик?

Цветом Ты подобен скопленью облаков синеватых,
Ты – источник радости для Лакшми и мудрой Сарасвати,
И в большом почтении Веды Твою славу воспевают,
Джаганнатха Свами, придет ли день, когда увижу я Твой лик?

В праздник Ратха-Ятры Ты едешь на огромной колеснице,
И Тебе на каждом шагу возносят песни и молитвы.
Ты – друг всей вселенной, и милость Твоя льется безгранично.
Джаганнатха Свами, придет ли день, когда увижу я Твой лик?

Стопы Твои держит на головах чудесный змей Ананта,
А глаза Твои удивительного лотоса прекрасней,
В океан блаженства Ты погружен в обьятьях нежной Радхи.
Джаганнатха Свами, придет ли день, когда увижу я Твой лик?

Я молить не буду Тебя ни о богатстве, ни о славе,
Ни к чему мне царство, красавицы меня не привлекают,
В сердце у меня живет лишь одно заветное желанье –
Джаганнатха Свами, позволь мне видеть вечно Твой прекрасный лик!

О Владыка Йаду, спаси меня из пут перерожденья,
Океан греха уничтожить Ты способен за мгновенье,
О Господь богов, я мечтаю о Твоем благословенье!
Джаганнатха Свами, придет ли день, когда увижу я Твой лик?

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No30, май 2007

Стихи. Вайрагья дас (ученик Индрадьюмны Свами)

Гуру – дакшина (Подношение Шриле Гурудеву в день инициации)

 Мы долго стучались в открытые двери,
 Но слишком высок был порока порог.
 Мы долго тонули в болотах безверья,
 Не видя сияющих бхакти дорог.

 Но вдруг в жизнь ворвался сияющий садху,
 Не знающий страха и низких тревог.
 Он в сердце несет только Кришну и Радху,
 Всей жизнью своей нам являя урок.

 О Шри Гурудев, если есть Ваша милость,
 Мы сможем безверия горы свернуть,
 Познать нашу с Господом вечную близость
 И к Богу заблудшие души вернуть.
 Но буду ль способен я чисто служить Вам,
 Поднявшись над радостью, страхом и болью?
 Смогу ли когда-то увидеть Вриндаван
 Глазами, открытыми чистой любовью?

 Где вечно присутствуют Радха и Вринда,
 Услышу ли чудную флейту Говинды?
 Где лотоса знаки сверкают в пыли,
 Смогу ли припасть я к стопам Мурали?

 Там птицы поют знаменитые гимны,
 Движенья там – танец, и пение – речь.
 И сладкие звуки той флейты заслышав,
 Теченье Ямуны забудет, как течь.

 Звук флейты нектаром вливается в души…
 Телята забыли сосать молоко,
 Коровы навострили длинные уши —
 Им слезы любви удержать нелегко…

 Все жители Враджи в глубоком экстазе
 Проводят в служении дни напролет.
 Вода там – нектар, каждый день – чудный праздник…
 Но как я от этого мира далек!

 Но верю я, милостью Вашей одной лишь,
 Сомнениям этим наступит конец.
 Однажды вернуться смогу я в Шри Дхаму
 И встречу там Вас, мой Духовный Отец!

 Шрила Гурудева ки Джай!
 19.08.1994

* * *

Лунной ночью в лесу на холме у Варшаны
Дивный сад, ароматом пленяя, цветёт.
Радхарани, любимая дочь Вришабхану,
Как обычно, с подружками милого ждёт.

Вновь, из дома удрав, припозднился Говинда,
И к заветной поляне на встречу спешит.
Что-то странно – ни Радхи, ни гопи не видно,
Только ласковый ветер в листве шелестит.

Нет ни смеха, ни шуток, не льётся звук вины…
Вдруг Он видит: на той же поляне как раз,
В лунном свете прекрасно танцуют павлины,
Радха рядом стоит и не сводит с них глаз.

Распуская хвосты, выгнув шеи, кружатся,
И, подпрыгнув, скользят, над землёю паря.
В перьях лунные блики волнами струятся,
И у гопи глаза восхищеньем горят.

«Хе Радхе, Я пришёл, и проделав путь длинный,
Я – с Тобою. Куда Мы пойдём, выбирай!»
А в ответ: «Посмотри, как танцуют павлины!
Как красиво! Постой, помолчи, не мешай!».

Словно камни на сердце упрёки ложатся,
И Кана, чтобы Радху обнять поскорей,
Говорит: «Ну, подумаешь, птицы кружатся,
Я могу станцевать в тыщу раз красивей!»
Он – Господь Натарадж, средь танцоров Он – первый,
С гопи ночи готов танцевать до утра.
Только Радха в ответ: «Эй, не действуй на нервы,
Ты – известный хвастун, докажи-ка сперва!»

«Инструменты готовы? Всем хлопать в ладоши!
Я станцую сейчас, покажу высший класс!»
И, тюрбан набекрень, флейту в пояс, за уши
Заложивши цветы, Кришна бросился в пляс.

Радха смотрит, весёлой улыбки не пряча,
Но признаться, что Кришна опять победил?!!
«Ты танцуешь неплохо, но вот незадача —
Всё же лучше – павлины, на них погляди!»

Он усердней танцует, старается – видно,
И на Радху глядит: «Победил! Согласись?»
«Ну, получше немного, но хуже павлинов,
Лучше сядь отдохни и у них поучись!»

Смолкло всё, шелохнуться никто не рискует
И от танца Его замирает душа —
Во Вриндаване Кришна для Радхи танцует!
Даже боги взирают с небес, не дыша.

Радха смотрит вовсю на такую картину,
Дрожь по телу бежит – удержать нету сил.
«Ты танцуешь прекрасно! Но не так, как павлины,
Сможешь также? Тогда соглашусь – победил!»

Как тут быть? Как снискать одобренье любимой?
Показать всё умение танца решив,
Гопинатха тогда принял форму павлина,
Чудным танцем Своим всех на свете затмив.

Ночь вбирает в себя миллионы столетий.
Радхарани, восторга не в силах сдержать,
Тоже в форме павлина, забыв всё на свете,
Средь цветов вместе с Кришной пустилась плясать.

В изумленьи павлины разинули клювы;
Их хвостов красота позабыта давно —
Танец Радхи-Говинды красой вечно юной
Разливает блаженство пьянящим вином.

И желая отметить победу Говинды,
Подарили павлины герою перо.
И победой той Кришна гордится, как видно —
То павлинье перо – в волосах у Него.

Так танцуют Они и поныне во Врадже,
Шьям и Радха И мы, возвращаясь домой,
Их, очистив сердца, повстречаем однажды
И Они, улыбнувшись, возьмут нас с Собой.

Вайрагья дас

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No27, февраль 2007