Rss

Фантастический рассказ на темы сознания Кришны

Гуру сидел на сцене и пел «Джайа Радха-Мадхава», аккомпанируя себе на гармонике. Организаторы семинара заранее не побеспокоились об удобном сидении, и ему пришлось расположиться на простом стуле, поместив гармонику на небольшом столике перед собой. Петь он старался негромко и медленно, но даже такое щадящее пение тяжело отдавалось в больной голове. Мриданга и караталы слева от него усиливали пульсирующую боль. К тому же сидеть на простом стуле, в подобном состоянии было просто невыносимо.

Зал, вмещающий 700 зрителей, был заполнен до отказа, со всех сторон на него смотрели внимательные сочувствующие взгляды, преданные пели за ним и руки многих хлопали в такт мелодии. В самом начале, открывая семинар, он объявил, что выдержит не более сорока минут из-за гриппа, который его в конец одолел, но сейчас, чувствуя каждый удар по большой мембране, отзывавшийся тупой болью в левом виске и заставлявший зажмуривать глаза, он давал себе не более пятнадцати минут. Обезболивающие не помогали и единственное средство, о котором он знал в данный момент, это бхаджан и последующий киртан.

Гуру запел громче, ускоряя темп. Еще немного и придет второе дыхание, он знал это – практика была большая. Он был обессилен болезнью, усталостью от непрерывных переездов и единственным источником, от которого он мог почерпнуть энергию, было воспевание.
Темп нарастал, он запел маха-мантру и, наверное, пришло долгожданное второе дыхание, так как у него появилось странное ощущение, что тело куда-то ушло, а остался только голос, мастерски выводящий мелодию.

Закончив киртан, гуру перевел дыхание. Действительно стало легче и он даже смог прочитать лекцию, которую преданные выслушали очень внимательно. По их напряженным взглядам было понятно, что на семинар они пришли не случайно, и гуру был им очень благодарен за внимательное слушание, которое полностью оправдывало его присутствие здесь в столь тяжелом состоянии.
Сорок минут прошли и еще двадцать, а он все говорил и мог бы говорить и дальше, но часы рядом с книгой на стуле показывали, что время семинара подошло к концу.

Гуру остановился и поблагодарил преданных, пришедших на лекцию. Он скользнул взглядом по залу, кое-где замечая знакомые лица и уже собрался подняться со стула, когда его память вдруг «отмотав» на несколько секунд картинку, услужливо сделала паузу и в этот момент гуру потрясенно подумал: «Не может быть!» Он поднял голову и еще раз пробежался взглядом по залу в поисках знакомого взгляда. Он сразу же нашел того, кого искал. Да, точно, это лицо было ему хорошо знакомо. Их было много, знакомых лиц и взглядов, но этот взгляд был особенный.
Преданные встали и двигались между рядами к проходу, через который гуру должен был выйти из зала. Проходя через этот живой коридор, он успевал обмолвиться несколькими словами с учениками, дать наставления и коротко ответить на вопросы. Несколько преданных все еще оставались на своих местах, что-то обсуждая друг с другом и ожидая, когда разойдется толпа на выходе.

И среди них он отыскал это лицо, которое, как оказалось не смог забыть даже через – дай Кришна памяти – тридцать с лишним лет! Да что там тридцать, около сорока!

Его потрясло, насколько дети могут походить на своих родителей. Абсолютно то же лицо, улыбка, взгляд, который он бросил на гуру, прежде чем начать двигаться к выходу. Рядом с парнем стояла молодая матаджи, скорее всего супруга этого преданного. Она была его ученицей, и гуру ее очень хорошо помнил – у нее была проблема с рекомендацией при получении инициации. Теперь она здесь со своим мужем и у него потрясающе знакомое лицо.

На сцену поднялись несколько учеников, они подошли к гуру и, обратившись через переводчика, стали задавать вопросы. Наблюдая за перемещением пары, он давал ответы на несложные вопросы, одновременно вспоминая обстоятельства, связанные с предполагаемым отцом или близким родственником преданного в зале.

49 11

Гуру вспомнил, как примерно в 1970 году, в их ашраме появился этот странный парень. Откуда он явился и где жил никто не знал, было удивительно еще и то, что он знал о преданном служении больше них всех. Это было заметно по тому, как он вел себя, хотя и старался быть незаметным, помещаясь всегда в сторонке от всех и с невероятным вниманием наблюдая за всем происходящим. Вечером он исчезал и появлялся вновь рано утром, часа в четыре. Некоторые преданные пытались заговорить с ним, но он, отвечая, что плохо понимает по-английски, тем не менее, слушал каждую лекцию Основателя, стараясь не пропустить ни слова. Странный был парень. И больше всего всех потрясло то, что именно он на некоторое время стал самым близким собеседником Основателя. О чем они общались, никто не знал, ибо даже слуги не смели входить в кабинет, когда они разговаривали. «Не трогайте его. Он человек не от мира сего» – таким был единственный ответ Основателя на вопросы учеников о предмете их конфиденциальных бесед.

Странная личность, он исчезал иногда на довольно долгий срок, а когда появлялся снова, то старался быть как можно незаметнее. Подобное смирение потрясало полных сил, энергии и, самое главное, ложного эго молодых последователей Основателя.
Однажды он исчез навсегда и никогда больше не давал о себе знать. И вот сейчас гуру встречает его точную копию на своем семинаре примерно через сорок лет. Это ли не удивительно?

Ответив несколько невнимательно на вопросы учеников, гуру неожиданно для себя решил встретиться с парнем, который еще стоял в проходе между рядами, беседуя с женой. Он подозвал слугу и послал его к этой паре попросить их остаться на несколько минут поговорить с ним. Спускаясь с лестницы гуру почувствовал, что болезнь вновь наваливается на него и даже пожалел о том, что не ушел через черный ход и не уехал к себе, настолько ему стало плохо.

Но как говориться, «noblesse oblige» (1), поэтому, собрав остатки сил, гуру двинулся к выходу, периодически останавливаясь, чтобы поговорить с учениками. Во время движения он старался не упускать из виду супружескую пару и слугу рядом с ними. Даже отсюда он мог видеть, насколько похож этот парень на того, из семидесятых. Это даже не копия, а практически одно лицо, фигура, в общем, одна и та же личность!

Гуру двигался очень медленно и все это время парень наблюдал за ним, в то время как его супруга беседовала со слугой. Собрав остатки сил, гуру разговаривал с учениками, потихоньку продвигаясь вперед и уже засомневался в том, что вообще когда-нибудь выйдет из зала, как вдруг увидел парня, его жену и слугу прямо перед собой. Он сделал два шага по направлению к ним и толпа преданных сомкнулась за его спиной, образовав живую стену. «Могу я поговорить с вашим супругом наедине?» – обратился гуру к матаджи, которая стояла перед ним сложив ладони и склонив голову. «Конечно Гуру Махарадж» – молодая женщина почтительно отошла в сторону, рядом с ней встал слуга, бдительно следя, чтобы его гуру никто не мешал беседовать.

Наконец они встали друг перед другом, парень прикоснулся сложенными ладонями к груди и улыбнулся, внимательно с состраданием глядя на, больного и смертельно уставшего гуру.

– Харе Кришна, Махарадж. – тихо произнес преданный – Неужели узнал? Я старался всю лекцию сидеть опустив голову, но ты все же подловил меня.

– Как же …так – у гуру перехватило дыхание. – Я думал…неужели это ты?

– Ты, наверное, думал, что я какой-нибудь родственник? – преданный тихо засмеялся. – Махарадж я так рад видеть тебя.

– Но как такое возможно, ведь прошло столько времени, ты должен был измениться, постареть…

– Так получилось Махарадж, все это было неожиданностью и для меня тоже.

– Значит, когда Он говорил, что ты не из мира сего, Он говорил буквально?

– Да, Махарадж, у меня в то время были определенные способности, сейчас я лишен возможности перемещаться во времени, но того, что со мной произошло, общения с Ним, мне хватит на всю оставшуюся жизнь.

Гуру стоял потрясенный, не веря ни своим ушам, ни глазам, парень же стоял перед ним и улыбался своей мягкой и такой знакомой улыбкой.

– Остальные знают…догадываются?

– Что ты, Махарадж, насколько я понимаю, это опасно, и даже если это не так, я сам не хочу беспокоить их, так что, не говори им ничего, не надо.

– А твоя жена?

– Нет, никто не знает. Все то время, проведенное с вами в далекие семидесятые, здесь измерялось секундами. Я практически не отлучался.

Исчезал буквально на мгновения.

– Потрясающе! Но Основатель, Он так часто с тобой говорил, вы беседовали о будущем?

– Не совсем, я только вкратце обрисовал Ему сегодняшнюю ситуацию в Движении…

– И Он?

– Он решил, что все должно идти, как идет, а нам всем советовал полностью положиться на милость Кришны. И он попросил меня…принять одного из вас, как своего гуру. И я выбрал тебя…

– Но разве ты не получил посвящение от Него?!

– Он настоятельно просил выбрать одного из его учеников, тех, кто останется в Движении. Вот, теперь вы мой Шрила Гурудев.

– Нет, я не могу, как ты можешь быть моим учеником?

– Я уже ваш ученик, Гуру Махарадж, вы забыли, что сами дали мне пранаму.

– Пожалуйста, перестань говорить со мной с таким почтением, мы с тобой практически духовные братья. И к тому же я не мог пропустить тебя и дать пранаму, не обратив внимания на твое лицо.

Преданный снова тихо засмеялся.

– Гуру Махарадж, вы так заняты, что наши лица просто сливаются в одно. Я постараюсь быть хорошим учеником и после инициации не сильно беспокоить…

– Постой, какая инициация, надеюсь, я не дал тебе инициацию, сам того не замечая?

– Гуру Махарадж, успокойтесь, инициация будет завтра, и я прошу вас, поймите, что это Его воля. Он так хотел, я же просто пытаюсь выполнить Его наставления. Пожалуйста, не препятствуйте мне в этом.

Наступила пауза, гуру задумался, парень спокойно ждал, преданные сзади в недоумении наблюдали эту необычную для них картину. Стояла полная тишина. Нарушил ее гуру. Он все обдумал и, кивнув головой, выразил свое согласие. Преданный обрадовано сделал знак своей жене, она же поняла это как согласие Махараджа на инициацию.

Все остальные преданные, наблюдавшие за происходящим тоже радостно загалдели и в зале снова стало как-то шумно и людно.

– Гуру Махарадж, вам уже пора, скоро здесь начнется следующий семинар.

– Но мы еще увидимся, поговорим?

– Непременно и очень скоро.

Гуру радостно улыбнулся, подошел к своему ученику, обнял его и, развернувшись, двинулся к выходу навстречу пребывающим на следующий семинар преданным. Только когда сел в машину, он понял, что болезнь ушла, как и усталость и он чувствует себя просто замечательно.

– Сегодня вечером я пою киртан в пандале – обратился он к слуге.

– Но Шрила Гурудев, Ваш грипп…

– О, об этом не беспокойся, нет больше никакого гриппа. Киртан уничтожил его, а вечером будет профилактика.

Он задумался на мгновение, покачал головой и весело рассмеялся.

– Шрила Гурудев? – слуга, сидя за рулем удивленно посмотрел на гуру. Его можно было понять. Утром он привез на программу совершенно измотанного, больного немолодого Махараджа, а днем отвозит его же, но только помолодевшего, довольного жизнью, а самое главное, здорового и радующего глаз.

– Ничего особенного. Просто вспомнил одну смешную фразу из рассказа, который читал давным-давно в юности, я ее хорошо помню.
Слуга вопросительно посмотрел на него.

– Хочешь услышать? Ладно, звучит она так: «Подумать только, сколько треволнений выпадает на долю человека за семьдесят примерно лет, непосредственно предшествующих его погребению» (2) Здорово сказано и самое главное про меня. Удивительный был сегодня день, правда?
——————————————
(1) Положение обязывает (фр.)
(2) О.Генри. «Купидон a la carte»
9 ноября 2006 г.

Йога Нрисимха дас (г.Самара)

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No49,февраль -март 2011