Rss

Господь здесь, с нами

34 4

– Матаджи Айодхья, как давно Вы занимаетесь пуджарской деятельностью, с чего начинали?

– Я приехала в храм в Краснодаре в 1992 году, мне сразу понравились Божества, я не могла от Них глаз оторвать и с самого начала стала Им служить: стирала одежды, потом готовила для Них (я по профессии кондитер), пекла тортики и всегда присутствовала на службах, внимательно смотрела, что делают пуджари. Сначала у меня не получалось, да и женщинам не разрешали пуджарить в то время. Потом приехал Гопипаранадхана с женой. И я узнала, что она пуджарила в Швеции, и Шриле Прабхупаде, и Божествам. Почему я не могу это делать? Наш президент храма начал у всех спрашивать: с кем ты хочешь служить и кем ты хочешь служить? Я написала – пуджари. И через некоторое время мне это разрешили.

– Вы уже были инициированы?

– Да, я уже три года была инициирована. Меня инициировали для того, чтобы я могла готовить. Так как я уже в возрасте, то через шесть месяцев жизни в храме мне дали инициацию. А в 1997 году мы поехали в Индию и там приобрели Нрисимхадева. Чтобы Ему служить, нужно иметь брахманическую инициацию. Я получила второе посвящение и на следующий день мы установили Нрисимхадева. Я начала служить Ему вместе с нашими Божествами.

– Считаете ли Вы, что это очень аскетичное служение по сравнению с другими?

– Я бы не сказала. Просто нужно иметь желание служить, любить Божества и чтобы было достаточное количество пуджари. Как мне сказал один психолог, женщина должна делать столько, сколько хочет и то, что хочет. Когда служишь больше, чем надо – устаешь. Поэтому сейчас я служу Божествам другим образом – я готовлю Им. Это тоже не легкое служение. Я готовлю завтрак, обед, покупаю продукты, мою кухню, делаю даже больше, чем в пуджарской. Сейчас в храме мало преданных, и поэтому очень тяжело: некому готовить, ходить за продуктами. В храме живет семь человек: Харидев пишет книгу, у остальных другие дела. Все падает на Тунгабхадру, еще одного преданного и на меня. У нас команда пуджари – два человека, и я – повар. Я готовлю не только для Божеств. Если пришло десять человек, готовим на десять, если двадцать – на двадцать. Тяжеловато, да и возраст – уже 60 лет, уже на пенсию пора…

– Вы учились где-то пуджарскому искусству или осваивали на практике?

– Меня просто привели в пуджарскую. Я сказала, что все вижу, только покажите, что за занавесом делается… А остальное я умею делать.

– Расскажите об интересных случаях из Вашей практики, из взаимоотношений с Божествами, игры Божеств.

– Может, что-то и было, но я не на таком уровне.

– Расскажите, как Нрисимхадев решил отправиться в путешествие.

– Он в очередной раз показал, что нужно охранять Божества. Это было в 2002 году. Один человек пытался украсть Божества. Сейчас у нас хорошая решетка, а тогда ничего не было. Вор пришел на мангала-арати, когда я подошла к нему, он уже лежал на диване и говорил, что всю ночь шел из города, нашел какое-то озеро, в общем, нес чушь. Наши ему поверили, дали ему место, он переоделся. Он, оказывается, был и в других храмах. В сочинском храме он тоже украл Божества и часы. Это потом уже выяснилось.

Днем, когда была пересменка между двумя пуджари в двенадцать часов, я решила отдохнуть, он вошел, закрыл дверь (в храме было три человека), спокойно взял Божества и унес. На кухне матаджи читала мантры, потом она вошла и обнаружила пропажу Божества. Это был шок. Я не могла сдвинуться с места. Единственная мысль – что же мы повезем на фестиваль? Все будут спрашивать: «Где ваш Нрисимхадев?» Мы сразу обратились к нашему президенту, а он уже всем храмам сообщил об украденном Божестве.

Вор привез Божество в Петербург в храм, и там хотел Его продать за семь тысяч, ему деньги дали, но Кришна же хитрый, Его не обманешь. Вор пошел на вокзал и хотел купить билет, но билетов не было, и он опять решил воспользоваться доверчивостью кришнаитов и остановиться у них. А преданные как раз прочитали сообщение, что украдено Божество. И вот вор вернулся в храм, а там его уже ждала милиция. Нрисимхадеву тоже пришлось идти в милицию. Милиция из Краснодара поехала за похитителем, взяв у нас деньги на самолет с обещанием вернуть. Через два дня они вернулись, я поехала их встречать. Они выходят, в руках у них маленькая сумка, и оттуда выглядывает Нрисимхадев! Он же относительно большой, смотрит на нас и думает: «Что только Я не перенес!» Я поехала с ними, просила отдать мне Божество, но они не отдали. Мы пришли в милицию и стояли возле двери следователя. Вдруг выходят телеоператоры с камерами. Они, оказывается, все сняли на телекамеры, вот поэтому нам сразу не отдали Божество. Говорят, все было показано по телевизору.

Питерские преданные сначала думали, что это не наш Нрисимхадев, они Его не узнали. На плакате-то Он в одежде, в украшениях, и глаза там у Него другие были. Признали Его только после того, как прочитали, что Он был украден.

Итак, Его привезли, помыли. Приехали все наши прабху, провели киртан, абхишеку и торжественно поставили Нрисимхадева на алтарь.
С Ним был еще один случай. Один преданный с большими материальными желаниями написал Господу Нрисимхадеву письмо и попросил меня положить это письмо под Божество, чтобы, говорит, Он сам прочитал. Я говорю, что Господь все знает, Он и так прочитает. Но он все же меня уговорил. И вот я начала приподнимать Нрисимхадева одной рукой, а Он тяжеленький, а другой рукой подсовывать письмо. Вдруг свет тухнет, тухнет, как в кинотеатре. А как только я поставила Господа, свет загорелся, даже страшно стало. Можно было почувствовать, что Господь здесь, с нами. Когда Его только привезли в храм, в первый день загорелась какая-то машина, в общем, нашего Господа все время сопровождает огонь.

– Какими качествами должен обладать человек, который хочет стать пуджари?

– Такими, которых у меня нет. Надо любить Божеств, заботиться о Них, быть Им верными, не бегать из одного храма в другой.

34 5

– Какое отношение у Вас к Божествам: как к Господу или как к ребенку?

– У наших Божеств имена такие: Авадхута Чандра – Гауранга Рой. Гауранга Рой – значит «царь среди санньяси». Как я могу относиться к Нему как к ребенку? Это царь среди санньяси. Я даже одежду Ему не шью как ребенку, потому что Он – царь. Также и Нрисимхадев. Вот для Прахлада Махараджа можно шить шортики, маленькую, короткую одежду. Мы его зовем не Махарадж, а «наш мальчик».

– Какие планы на будущее? Вы хотите посвятить свою жизнь служению Божествам здесь, или поехать в Индию?

– У меня всякие планы. Но будет так, как разрешит Господь. Я бы не хотела служить с утра до вечера – тяжеловато, рано вставать, повышенное давление. Было бы побольше помощников, один, два – маловато. Но я делаю то, что говорит президент. Говорит готовить – я готовлю. Хотела бы поехать в Индию. Я спрашивала с 2003 года у Гуру Махараджа, ехать или нет. Он сказал: «Спешить не надо. Где Вы будете жить, что кушать, какое служение? Там Вы будете только шить Божествам, а здесь можете проповедовать». Тогда я поняла, что он хочет, чтобы я проповедовала. Шить Божествам я и здесь могу. Но я хотела бы оставить свое тело в Индии, там бы его сожгли, о чем мечтают все преданные.

34 6

– Большое спасибо. Харе Кришна!

Вопросы задавал Лакшмана Прана дас

Интервью с матаджи Айодхьей

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No34, ноябрь-декабрь 2007