Rss

Интервью с первыми кришнаитами Пскова

Мы жили очень аскетично в старом доме на Крутой Набережной…

Всегда интересно слушать рассказы преданных конца 80-х – начала 90-х годов. Тогда царила особая теплая атмосфера в отношениях, была мощная проповедь людям, истосковавшимся за долгие застойные годы по духовным знаниям, был взрыв интереса к духовности – на программы люди валили толпами, все казалось необычным и особенно сладким. Поющие люди в белых или шафрановых одеждах казались инопланетянами или богами, а аскезы, которым они подвергались, были просто немыслимыми. Сами участники тех событий тоже любят иногда окунуться в прошлое и испытать ностальгию по тем временам, когда все еще только начиналось…

17 14

Врикодара прабху

На наши вопросы отвечают первые псковские преданные Врикодара прабху и Виталий Шалугин.

Говинда Нандини деви даси

– Каков был Ваш путь в сознание Кришны?

17 15

Врикодара прабху: «Это было в те времена, когда «повылезали» всякие экстрасенсы, чумаки, кашпировские. Я любил читать в то время фантастику, и однажды по радио один контактер сказал, что можно связаться с космосом с помощью мантры. Я записал эту мантру, это была какая-то абракадабра: «Тары-бара-растабары, тыры-пыры-растапыры». Я ее записал и каждый вечер повторял, обращаясь к Космосу. Вскоре мне друг Юрик дал почитать Бхагавад-гиту, и после этого все пошло. Я потом анализировал, откуда же все началось, и понял, что именно с этой мантры-абракадабры и начался мой путь к Богу».

– Расскажите, пожалуйста, о первых годах сознания Кришны в Пскове, с чего все начиналось.

Врикодара прабху: «Все началось с того, что в Псков как-то попали книги Шрилы Прабхупады. В магазине «Находка» мой друг Артур купил «Источник вечного наслаждения». Издание было не типографским, это была обычная ксерокопия. Мы сидели в какой-то компании, философствовали. И Артур вдруг говорит: «На самом деле я знаю, в чем смысл жизни». Мы все сильно удивились, потому что никто из нас не знал ответа на этот вопрос. И Артур сказал: «Смысл жизни в преданном служении Господу». Для меня это было шоком. Потом Артур начал рассказывать что-то из «Источника», а мы слушали.

Через некоторое время мои друзья написали по указанному в «Источнике» адресу, и нам из Швеции прислали Бхагавад-гиту на русском языке, в мягком переплете, двухтомник. Это был 1989 год.

17 16

Первые харинамы в Пскове

Потом я получил зарплату, и мы поехали в Ригу. Накупили на все деньги книг. Нас там сразу «зашактили» на марафон (это как раз был декабрь). И мы, приехав в Псков, начали распространять купленные в Риге книги. Мы втроем с Юриком и Артуром вышли вечером к торговому центру, взяли деревянный ящик, положили на него книги и пытались продавать. Мы тогда ничему не следовали, но нам было очень интересно. В те времена на улице никто ничего не продавал, кроме семечек. И для людей это был шок – что кто-то стоит и продает книги. Они подходили и молча покупали. Или спрашивали: «Что это?» А мы: «Религиозная литература». За полчаса все книги раскупили.

Потом мы съездили в Ригу, научились молиться. Мне Юра сказал: “Бхагавад-гита – это самая ценная книга, я очень ее берегу. Я, когда читаю, даже не ем и руки мою”. Я понял, что книга серьезная, раз Юрик не ест, потому что у него была привычка что-то жевать за книгой. Я с трудом выпросил у него Бхагавад-гиту на месяц. Я завернул ее в чистое полотенце, руки мыл и читал.

Потом я у него спрашивал, почему везде говорится, что нужно Харе Кришна повторять? А Юра мне ответил, чтобы я даже не пытался это делать, это, похоже, не для нас. Он пробовал читать мантру, и у него на один круг ушло 45 минут. А нужно читать 16 кругов!

Потом мы приехали в Ригу и увидели, как нужно читать джапу. К нам преданные из Риги приезжали, распространяли книги…»

– Расскажите, как в Пскове появился храм.

Врикодара прабху: «Постепенно собралась команда из нескольких человек, у которых был революционный дух. Мы проводили программы, выходили на харинамы и пели, кто как мог. Продавали книги со столика и пели при этом. Люди стали интересоваться. Раньше ведь никто не пел на улице. Люди спрашивали, мы знакомились и приглашали в гости. Сначала на квартирах собирались, потом сняли домик на Крутой Набережной».

Виталий: «Первая большая программа была, когда мы пригласили преданных из Риги. Сняли большой зал, напечатали билеты в типографии, сделали ладду. Пришло 400 человек!

Потом мы делали программы для Гаргачарьи прабху. Это был 1992 год. Мы сняли зал, в котором Гаргачарья прабху давал лекции. Потом к нам приезжали и давали лекции Деваршират прабху, Сутапа прабху, Антарьями прабху. Программы в ДК стали регулярными. Вообще 1992 год был самый активным годом становления сознания Кришны в Пскове. Мы проводили Гаура-арати, кормили людей, рассказывали им о Кришне. В храм на программы всегда приходило 20-25 человек.

Гададхара Пандит прабху (тогда еще Денис) тоже начал в то время приходить на программы. Он тогда учился на подготовительном отделении Политехнического института. Он приходил утром до занятий на мангала-арати, слушал лекцию, принимал прасад, а потом бежал в институт. Времени не хватало. Бывало, что ему хотелось остаться подольше, послушать, но уже надо было уходить. В итоге он забросил институт и даже переехал жить в наш храм. Потом уехал в Рижский храм. Не удалось ему стать инженером, зато стал брахманом и преданным. Такая у него интересная судьба…»

17 17

– Виталий, а как Вы пришли к преданным?

Виталий: «Я увлекался книгами. А в «Книжном обозрении» было объявление, что по почте высылают какие-то индийские книги. Я несколько книг у них заказал.

В 1991 году я стал видеть в городе преданных с книгами. Они стояли у аптеки за столиком. Я подходил, смотрел, вопросы задавал. На груди у них висели мешочки. А я из «Книги индийского мышления» узнал о том, как четки сделать. Полгода подходил к ним, «Шримад-Бхагаватам» читал и потом решил прийти к ним на квартиру, потому что они меня всегда приглашали на программы. В первый раз побоялся прийти, вокруг дома ходил, высчитал, где эта квартира, но зайти не решился. Но во второй раз уже пришел.

Решил совершить аскезу и перестал смотреть телевизор, такое вот отречение было, что перестал смотреть воскресные мультики ради программы.

Гададхара Пандит прабху пришел на неделю раньше меня. Он сразу начал всерьез изучать философию.»

– Расскажите о храме на берегу реки.

Виталий: «Я до сих пор помню, как мы пришли в этот храм. Мы пошли с Врикодарой прабху в его сарайчик, взяли мешок мороженой картошки и на санках отвезли туда, в этот пустой дом. Сделали там себе какой-то аскетичный чай на травах. Месяц сушили картошку, а она не хотела сушиться. Все было очень аскетично. Удобств никаких не было, была только речка. Мы зимой обливались водой, но мне было сложно все это делать. Я сначала только приходил утром и книги распространял, но потом все-таки остался в храме. Непрактично было ходить то домой, то в храм, и, в итоге, я остался…

Мы выходили на обрыв к реке и читали джапу на восходе солнца…

Однажды, когда опять обнаружилось, что у нас не хватает кастрюль (приходило много народу), мы с Врикодарой стали ходить и искать кастрюли. Нашли возле какого-то старого дома кастрюлю, наполненную золой. Врикодара прабху перелез через забор, вытряхнул из кастрюли золу, и она долго нам служила.»

Врикодара прабху: «Мы это оправдали тем, что в этикете написано, что воровать нельзя, но иногда можно. И мы думали, что это как раз тот случай, так как больше взять было негде.»

Виталий: «Расскажи, откуда у нас тарелки квадратные появились» (смеется).

Врикодара прабху: «Однажды мы пришли на завод, где делали электровафельницы, как-то прошли все проходные, стали там проповедовать, что мы людей кормим, и набрали там этих металлических квадратных тарелок.»

Виталий: «Я в этих тарелках делал хлебцы. Купили мы где-то овсянки и перловки (тогда трудно было купить что-то в большом количестве, но мы где-то взяли). Артур пожертвовал 5-литровую металлическую банку томатной пасты, мы делали соус, поливали кашу этим соусом».

– А на что вы существовали?

Виталий: «В те времена все распространители получали 5% от суммы распространенных книг. Так продолжалось довольно долго. Мы на эти деньги кормили людей, никто тогда на программах не жертвовал».

Врикодара прабху «Мы выходили на улицу, ставили ведро, и нам туда кидали пожертвования. Я тогда еще работал, тоже что-то давал. Как-то хватало».

– Врикодара прабху, расскажите, как вы встретили духовного учителя?

Врикодара прабху: «Я долго не мог выбрать духовного учителя. Все уже выбрали, а я все не мог выбрать. Стал спрашивать у старших преданных, и они мне посоветовали молиться Прабхупаде. Я стал молиться: «Дорогой Шрила Прабхупада, пошли мне своего духовного сына, чтобы я смог принять у него прибежище».

Когда приезжал «Гауранга Бхаджан-бэнд» и было много духовных учителей, я ходил на все лекции. Мне нравились все духовные учителя, хоть всех выбирай. Нравился Ниранджана Свами, его киртаны, лекции. Все говорили, что Ниранджана Свами такие лекции сложные дает, что даже переводчик не понимает, о чем речь. И у меня появился такой спортивный интерес – как это не понимают, надо понять! Я ходил, внимательно слушал, и через какое-то время мне стало ясно в сердце, что мой гуру только он и никто другой. Вот так».

– Расскажите о том служении, которым вы сейчас занимаетесь?

Врикодара прабху: «Сейчас я живу в Минске, где меня попросили быть президентом храма, и я служу преданным как менеджер.

Чем я конкретно занимаюсь? Гуру-махарадж поставил задачи развития проповеди в Минске, обучения брахмачари, поддержания храма, также я забочусь о программах, праздниках, сотрудничаю с общиной. Сейчас идет перерегистрация общины, это тоже отнимает много сил. В общем, всего хватает.

Кстати, приезжал недавно Чайтанья Чандра Чаран прабху, встретился с парламентариями. Он рассказал, что уже двадцать лет изучает Веды, природу человека, сознание. Люди приняли его очень хорошо, и вместо часа он рассказывал три часа. Депутаты очень заинтересовались всем этим. Они думают сейчас, какой должна быть государственная идеология, национальная идея. Сказали: “Эти кришнаиты ничего не знают, а вы, сразу видно, ученый человек, все понимаете”. Чайтанья Чандра прабху говорит: “Я не отношусь ни к какой религии, это наука о Боге, о душе”. Одна из депутатов очень заинтересовалась нашей философией, и сейчас помогает нам с перерегистрацией. Вот что значит квалифицированный человек – одна встреча и такие результаты. У нас, наверное, так бы не получилось…»

– Какие вы видите перспективы развития сознания Кришны в Пскове?

Врикодара прабху: «Это будет зависеть от каждого человека лично. Самое важное в духовной жизни – внимательно повторять Харе Кришна. Если человек внимательно повторяет мантру, он поднимается на уровень мадхьяма-адхикари. Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур сказал, что если после меня хоть один мадхьяма-адхикари останется, то моя миссия будет успешной. Один мадхьма-адхикари может весь мир перевернуть. А каништха не может. У него слабая вера в Святое Имя. Так что перспектива развития такая – насколько мы будем подниматься на уровень мадхьяма-адхикари благодаря внимательному воспеванию, такая и перспектива будет. Так что все зависит от энтузиазма преданных и от того, как они занимаются духовной практикой. Совместное воспевание очень важно.»

Вопросы задавал Лакшмана Прана дас

Записали Мяконькина Елена и Лакшмана Прана дас

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No17, март 2006