Rss

Интервью со Шри Натхаджи прабху

17 5

Чем дольше я живу, тем больше мне кажется, что я еще не достиг преданности

Шри Натхаджи прабху с радостью приехал из Санкт-Петербурга, чтобы поделиться с псковскими преданными своими реализациями в духовной жизни. Его любимая тема – нектар святого имени. Вот он сидит, обложившись книгами великих святых, воспевающих славу святого имени. Он внимательно читает, делает какие-то пометки, надолго задумываясь…

Потом он рассказывает нам о прочитанном, делится своим опытом в воспевании, дает нам практические задания, внимательно выслушивая все наши вопросы. Когда он сам воспевает, от него невозможно оторвать свой взгляд. Кажется, что он забыл о нашем существовании, его лицо сосредоточенно и вдохновенно, а в его голосе слышится мольба и отчаянный призыв к Тому, к Кому он обращает свою любовь и нежность…

Говинда Нандини деви даси

– Как Вы пришли в сознание Кришны?

– Самые первые впечатления о преданных были очень хорошими, несмотря на то, что я обладал уже жизненным опытом, мне было около сорока лет. Я общался с людьми разных интересов, старался войти во многие круги и нигде не мог найти людей, которые бы меня понимали. Но, встретив преданных через одного из лидеров этого движения, Маму Тхакура, я получил очень сильное положительное впечатление. Сила характера Маму Тхакура меня поразила, в его поведении проявлялись обаятельность, ясность мышления и целеустремленность. Он меня долго не знакомил с преданными. Брал на проповедь к обычным людям, и я не знал других преданных. Он долго жил в Питере и когда собрался уехать, я его попросил, чтобы он мне дал какой-нибудь адрес или телефон, чтобы я мог общаться с другими преданными. Никаких книг тогда не было, и я не знал, что нужно с преданными общаться, просто чувствовал, что практиковать один не смогу. Я тогда мантру мог повторять только в присутствии Маму Тхакура. Я его сильно полюбил и когда мы расставались, он дал мне адрес преданных.

Я попал на программу, которая проходила на квартире одной матаджи в Санкт-Петербурге. Помню, как мы встали перед каким-то сервантом, на котором было изображение Харикеши прабху. Преданные пели Харе Кришна, ничего другого больше не пели. Отношение к воспеванию было очень серьезным, и это меня впечатляло. Потом был прасад, мы сидели на кухне за столиком и ели. Пища была со специями, очень вкусная.

Я жил один, и вскоре преданные стали собираться и у меня. Я познакомился со всеми поближе, меня учили, как готовить прасад, как устроить алтарь и т.д. Меня очень хорошо поддерживали.

Я видел, что с материальной точки зрения эти люди имеют очень много недостатков. Я не принимал их за ангелов, но, несмотря на это, я видел, что у них есть качества очень мягкие и теплые, которые я не мог определить. Общаться с этими людьми было как-то очень приятно, и я был уже удовлетворен этим. Все больше я понимал, что у меня нет необходимости идти к своим прежним друзьям.

Я тогда работал инструктором по туризму и пошел в поход уже с целью проповеди. Готовил прасад и пытался распространять «Шри Ишопанишад». Вскоре все заметили, что инструктор у них какой-то необычный. Тогда я понял, что уже не могу общаться с обычными людьми. Пытался знакомить своих друзей с философией, приводил к ним Маму Тхакура прабху, но ни один из моих друзей или родственников не принял сознание Кришны.

Поскольку у меня не было сильной привязанности к кому-либо, все прежние связи довольно быстро порвались. Общение с преданными полностью удовлетворяет наши духовные потребности. Если человек не продвигается духовно, это значит, он параллельно продолжает общаться с материальными людьми, лелеет какие-то надежды на их хорошие качества.

До сознания Кришны я был женат, но очень недолго. Брак был не равный, детей не осталось. Но перед тем, как утвердиться в сознании Кришны, я встречался с девушкой, которая очень хотела выйти за меня замуж. А я узнал о регулирующих принципах и испытал такое облегчение… Я тогда подумал, что не обязан удовлетворять чьи-то потребности. Погрузился полностью в духовное, постоянно говорил обо всем, что мог услышать сам. Слышал что-то из лекций, потом всем рассказывал.

Я общался с отцом и с этой девушкой. Она ходила ко мне в группу здоровья. Никакие другие разговоры не поддерживал. Какое-то время они пытались подыграть мне, пробовали заниматься чем-то подобным, но потом все распалось.

А с этой девушкой так получилось, что когда нас пытались выследить и ее вызвали в милицию, она все рассказала о нас. Просто испугалась. Тогда движение преследовалось, приходили из Армении книги, и мы все были вынуждены соблюдать конспирацию. Потом эта девушка куда-то исчезла.

– Вы один из тех, кто пережил трагедию с Харикешей Махараджем. Что дало вам силу пережить и остаться в движении?

– Для большинства учеников Харикеши прабху это была, действительно, трагедия. Для него самого это тоже была трагедия, хотя не знаю, я не общался с ним после всего случившегося. Он потом продолжал приезжать в Питер, давал лекции. Он стал интересоваться музыкой, аюрведой, гармонизацией сознания и т.д.

Я продолжал практику, следовал наставлениям Шрилы Прабхупады, и поэтому для меня это не было катастрофой. В шастрах сказано, что если гуру отклоняется, мы должны оставить его. Но появилась духовная слабость, так как приходилось слышать оскорбления в адрес движения и преданных, а это очень влияет на сознание.

Мы понаслышке знали, что в Америке происходили эти вещи. Гуру падали. Теперь это произошло у нас. Конечно, это влияет на умы тех, кто отошел, и тех, кто остался. Духовная жизнь – это не сантименты и не идеализм. Очень редко кто доходит до конца, очень редко кто-то становится выдающимся человеком в духовной жизни. Все эти вещи служат для нас определенными уроками. Если мы принимаем это как урок, то все становится благоприятным. Конечно, плохо, когда кто-то оставляет движение, кто-то падает, но такова Курукшетра, таково поле битвы материальной жизни. Кто-то падает, кого-то убивают, кого-то ранят, кто-то ползком добирается в лагерь, а кто-то с победой приходит. Духовная жизнь – это не рай на земле. Райской она становится, когда человек полностью осознает Кришну. Тогда все становится прекрасным.

– Вам, как и многим ученикам Харикеши Махараджа, пришлось принять другого духовного учителя. Это было Вашим желанием или просто необходимостью?

– В основном, говорили, что если мы остаемся в движении, то сохраняем связь с парампарой через Шрилу Прабхупаду и новую инициацию получать не обязательно. Потом я стал больше узнавать об этом и увидел, что если человек чувствует дискомфорт при отходе духовного учителя, то самое благоприятное – принять нового гуру. Новичкам бывает в этой ситуации трудно, а те, кто посерьезней, переносят все это достаточно легко.

Я стал обращаться к разным духовным учителям, к тем, кого знал и ценил, кого принял сердцем. Некоторым писал письма. Из всех них Ниранджана Свами больше других отозвался на мои письма. Он дал мне решимость попросить у него прибежище. Это была, конечно, не первая любовь, но я понял, что эти отношения будут развиваться, если я сумею удовлетворить своего учителя, проникнуться его настроением. Тогда и возникает состояние восторга и любви. Ниранджану Свами я знал лучше других Махараджей, общался с ним по поводу служения.

На фестивале в Сухарево Ниранджана Свами вызвал меня к себе, предложил служение, рассказывал о своем служении в Америке. Это было еще до отхода Харикеши Махараджа. То есть мы общались и раньше. Я еще помнил, что Ниранджана Свами очень личностно относился к преданным, всегда помогал, заботился. Мне это очень нравилось. Еще его лекции меня очень вдохновляли.

Меня подтолкнул на новую инициацию Гаргачарья прабху. Я его подталкивал, а он меня. Я пришел на даршан и спросил: «Можно ли мне получить у Вас инициацию?» Махарадж сразу же согласился без всяких оговорок и проверок. И на следующий день он дал мне инициацию.

Потом Ниранджана Махарадж послал меня в Таллинн проповедовать. Я удивился, потому что я жил там раньше и любил этот город. Там прошла часть моей жизни, а теперь я вернулся в другом качестве.

Так постепенно я стал ездить по разным городам и проповедовать.

– Ваше понимание Шрилы Прабхупады, как оно развивалось и благодаря чему?

– Благодаря его книгам, конечно же. Шрила Прабхупада – это очень честная, искренняя и возвышенная личность, которая может не просто что-то объяснить, а направить и дать силы. Если мы поймем его как духовную личность, то мы тут же получим его милость.

Процесс бхакти – это личностный процесс. Если мы не зацепимся за какую-то личность, если не найдем друзей-преданных, то наша духовная жизнь всегда будет висеть на волоске.

– Ваше будущее в сознании Кришны, каким Вы его видите?

– Свою духовную жизнь в будущем я не вижу как что-то радужное, это слово не подходит для духовной жизни. Причин для пессимизма тоже не вижу, но я все больше осознаю, что сдать главный экзамен будет нелегко. Сейчас трудно судить о своем духовном будущем. Это могут делать люди со стороны, но преданным не свойственно рассуждать, что будет в будущем. К примеру, человек может думать, что попадет на Голоку, а сам не знает, что это такое. Но нужно стремиться стать святым, это естественное положение человека.

– Скажите, вы научились предаваться Кришне?

– Обычно преданному не свойственно считать себя преданным Кришны. Чем больше он вырастает, тем больше ему кажется, что он еще не достиг преданности. Харе Кришна.

Вопросы задавала и записала Елена Мяконькина

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No17, март 2006