Rss

Мама теперь говорит мне «Харе Кришна»…

«Я очень переживал, что никогда не видел Прабхупаду, – с сожалением говорит Враджа Кришна прабху. – Однажды он пришел ко мне во сне и сказал: « Почему ты думаешь, что милость, если она есть сегодня, ее нету завтра? Милость трансцендентна, она есть всегда.» После этого у меня появился духовный учитель».

14 8

– Как Вас Кришна заманил в свои «сети»?

– Я жил на полуострове возле Японского моря, в пяти километрах от которого уже был Китай. Однажды я плыл по морю на корабле, и одна женщина сказала: «Знаешь, среди всех этих пассажиров почему-то нет верующих людей. А ты как считаешь? Думаешь, мир просто так произошел?» Я сказал, что не знаю, наверное, что-то есть выше нас. И тогда она посоветовала мне, что если я захочу когда-нибудь познать Бога, то должен обратиться к Нему в своем сердце. Я тогда подумал: «Я хочу познать тебя, Бог».

Пришли во Владивосток, я ходил по городу и вдруг почувствовал себя очень плохо. Дышать стало трудно. Скорая привезла меня в больницу, и мне сказали, что у меня редкое заболевание, в шесть лет один такой случай встречается – воспаление сердца, инфекционная болезнь.

Через месяц меня выписали, я приехал на свой полуостров, но нужно было продолжать лечение. Сказали, что мне поможет иглоукалывание и китайская медицина. В больнице одна женщина дала мне книгу «Источник вечного наслаждения». Я стал читать и ничего не понял. Потом она привела ко мне одного человека. Человек сказал: «Знаешь, мы тут йогой занимаемся». Протянул мне записку и добавил: «Читай эту маха-мантру и выброси все свои таблетки». Я выбросил таблетки и стал повторять мантру.

Через несколько месяцев я встретился на нама-хате с преданными. Потом съездил в храм во Владивостоке и попросил у преданных все книги, какие у них есть. Купил книги, приехал домой и стал читать. Особенно мне понравилась «Наука самосознания».

Через несколько месяцев мы уже встречали группу санкиртаны. Преданные жили у меня дома, и я был очень рад, что хоть как-то могу служить им. Вскоре я оставил завод, где был хорошим специалистом, которого ценили. Квартиру продал, половину пожертвовал преданным. Потом стал жить в общине вместе с преданными.

Моя мать, узнав, что я живу в обществе кришнаитов, подключила свои связи в МВД, чтобы вытащить меня из опасной секты. Однажды я копал огород, и ко мне подошел человек в костюме, предложил поговорить, назвав меня по имени. Потом меня посадили в машину, привезли в органы и начали задавать вопросы. Вокруг сидели полковники, все снималось на камеру.

Потом меня отпустили, а через несколько месяцев снова вызвали в прокуратуру и сказали, что отправляют меня в психиатрическую лечебницу. Только работник органов взялся за трубку, чтобы звонить в психбольницу, в кабинет вошел преданный, который привез меня, и почему-то прокурор его испугался. Преданные прятали меня в укромном месте, но все-таки меня заставили трудоустроиться на завод (раньше не работать нельзя было), откуда я умудрялся сбегать к преданным.

В конце концов, родители привезли меня из Владивостока в Полоцк, чтобы спасти от влияния «секты», и в этом городе я семь лет жил один, служа Шриле Прабхупаде по мере своих возможностей.
В то время у меня состоялась встреча со звездой психиатрии. Это был известный профессор, обладающий способностями к гипнозу. Я говорил ему, что мы не тела, а души и рассказывал о других законах Вселенной. Профессор сказал мне: «Побольше бы таких людей», но тем не менее вечером приехали два санитара и забрали меня в «психушку», сказав: «Четки оставь». В больнице поставили диагноз: «Причина болезни – верующий. Значит, с паталогией». Я сказал: «В 1917 году неверующий считался с паталогией, а теперь верующих называют больными».

Мне кололи уколы, от которых руки-ноги выкручивало, и боль была дикая. Но я старался помнить о Кришне – разорвал полотенце, сделал четки и читал на этих четках мантру. Свободных кроватей в этой «психушке» не было – все было занято в основном наркоманами. Потом все-таки меня выпустили, потому что понимали, что я не больной. Даже психи сказали: «Ты не наш».

В Полоцке я устроился на работу, а милиция за мной присматривала. Но я продолжал потихоньку заниматься духовной практикой и общаться с преданными…

– И сколько лет продолжалась Ваша подпольная духовная жизнь?

Это длилось 13 лет. Все это время у меня не было духовного учителя.

Однажды преданные сказали, что в Минский храм должен приехать садху, которого в СНГ никто никогда не видел. Это был Тривикрама Махарадж. Я приехал на эту встречу, слушал, как удивительно поет Махарадж. Вернувшись домой, я подумал: «До конца ли ты понял, что ты слуга? Если понял, ты будешь служить при любых обстоятельствах». Я задумался над этим: «А, может, это мой духовный учитель?» Он мне очень сильно понравился. Но я решил еще подумать.

Через полгода Махарадж опять приехал. Я слушал, как он поет, но подойти не решился. Собрался уехать домой, как вдруг ко мне подошел региональный секретарь Дамодара прабху и сказал: «Ты куда собрался? Приехал твой духовный учитель, а ты даже пранаму не попросил.» Я так удивился, я ведь никому своих мыслей не открывал. Утром на даршане Махарадж спросил у меня: «Какая у тебя цель?» Я ответил: «Научиться любить Кришну». Он говорит: «О, это очень высокая цель. Что касается меня, то я помогаю Шриле Прабхупаде и подвожу всех к нему. Я буду помогать тебе в духовной жизни».

Я стал жить в Минском храме – так сказал мне учитель. Через полгода начал распространять книги. Чайтанья Нитай взял меня в первый раз на санкиртану, и я помогал ему книги носить. Потом попробовал сам распространить, почему-то книгу взяли, так я и втянулся в это дело. Сейчас мы путешествуем вместе с Чайтаньей Нитаем прабху, он милостиво берет меня с собой.

Через 10 месяцев я получил инициацию, и гуру дал мне наставление – распространять книги. Насколько могу, стараюсь это выполнять.

– А сейчас с мамой у Вас какие отношения?

– Мама звонит мне теперь и говорит: «Харе Кришна».

– Расскажите, пожалуйста, интересные истории, которые случаются с Вами на санкиртане.

– Это был марафон Шрилы Прабхупады, и я стоял возле магазина с книгами. Мимо шел мальчик с лыжами. Он спросил: «Дяденька, я что это за книги?» Я ответил, мальчик попросил подержать книгу, посмотрел картинки и сказал: «Дяденька, что это за иероглифы? Ты можешь что-то сказать на этом языке?» Я что-то сказал на санскрите, что привело мальчишку в полный восторг. Он побежал в магазин, привел свою маму и уговорил ее купить книгу.

Был еще случай, когда я протянул книгу девушке, она ответила: «Не нужна», – и ушла, а через некоторое время вдруг вижу, протягивается рука и сует мне деньги в карман. Это была та девушка. Я побежал за ней, чтобы отдать книгу.

Одна девушка попросила подождать, пока сходит домой за деньгами. Смотрю, идет мужчина, я протягиваю ему книгу, а он говорит: «Не до книг мне, меня с работы выгнали». Появляется та девушка и жалуется, что домой не попасть. Тогда я обращаюсь к мужчине и говорю: «Вы можете пожертвовать деньги на книгу, а девушка ее возьмет». Он сначала был в шоке от моего предложения, а потом почему-то так и сделал…

Еще был случай, когда я протянул человеку книгу со словами: «А у вас больной сосуд в сердце». Он страшно удивился, оказывается, он об этом никогда никому не говорил. Показал руку со шрамом: «Вот отсюда вырезали, а в сердце вставили, давай книгу».

Шла женщина, я протянул ей книгу и говорю: «Мы монахи из храма, книги вот распространяем». А она: «Монахи, монахи… Вот угадай, кем я работаю?» Я взмолился Кришне и сказал: «Экономист-бухгалтер». А женщина: «Правильно, давай книгу». Это было в Бресте.

– В Пскове случались с Вами подобные истории?

– В Пскове мало людей, интересующихся духовностью. В основном людей интересует работа и деньги. Каких-то ярких случаев в Пскове не было. Правда, один случай можно рассказать. Разговариваю с человеком, объясняя ему про книги не ради денег, а просто так. И вдруг он звонит по телефону, и через некоторое время ему приносят деньги на книгу…

Вопросы задавала Говинда Нандини д.д.

Записала Мяконькина Елена

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No14, декабрь 2005