Rss

На фестиваль санкиртаны я пришел в шляпе, с бородой и в пальто…

Интервью со Шри Гаурахари прабху

– Как Вы пришли в сознание Кришны?

– Это долгая история. Я родился, учился… В старших классах поехал с родителями в ГДР, в Берлин. Мне понравилось жить за границей. Вообще мне всю жизнь хотелось быть моряком и много путешествовать. За границей была какая-то свобода, люди были немного другие… После школы я поступил в Ленинградское Макаровское морское училище. Проучился там два курса, пока меня не взяли в армию. Тогда всех брали. Когда пришел из армии, мне уже расхотелось учиться. Тянуло путешествовать…

В конце концов, я перевелся на заочное отделение и устроился матросом. Но два года меня не выпускали за границу. Потом все-таки выпустили, и у меня была уже твердая идея – жить за границей. Как раз это был конец 80-х – начало 90-х годов, тогда подобные идеи просто витали в воздухе. Я решил, что как только меня выпустят, я сразу убегу.

Когда мы поехали за границу, у нас был фрахт, мы работали на иностранцев, нам за это неплохо платили, и я подумал, стоит ли от добра – добра искать? Мы были тогда в Дании, и я все думал, убегать – не убегать? И вдруг наш пароход ломается, нам почти перестают платить, и у меня всплывают мои прежние решения. Как раз переворот в Советском Союзе, помните – ГКЧП, 91-й год? Я подумал: ну все, пришло время!

Я спустился в кают-компанию, а там все сидят угрюмые. И радио говорит: «От Советского информбюро…». Я так обрадовался и понял – это судьба! Но не подумал, что это Бог, тогда еще я так не думал.

Пошел в полицию и говорю: «Можно вам сдаться?» Полицейский так обрадовался – можно человека спасти! Мне дали билет в Копенгаген, одну ночь я переночевал в ночлежке. Ночлежка отличалась от гостиницы только тем, что сильно пахло дезинфекцией. А так было все очень цивилизованно, был даже бильярдный стол и люди играли в бильярд. Я сильно устал и лег спать.

Проснулся и поехал в Копенгаген. Помню, забрался на верхнюю палубу парома, купил бокал пива и думал – свобода! Это длилось месяца два. Потом настроение почему-то начало портиться, и появилось какое-то непонятное состояние. Начал спрашивать об этом у других, кто там жил, и мне ответили: «Это нормально, у всех так». И потом, когда ко мне подходили другие и спрашивали об этом, я тоже отвечал: «А, у всех так».

Я тогда начал заниматься боксом, иду на занятия, смотрю – стоит кто-то в оранжевых одеждах, я думаю: «Кришнаит. Нужно что-то выдумать, чтобы он ко мне не приставал». А он начал разговаривать с какой-то женщиной. Я расслабился. Но когда мимо проходил, он обратился ко мне и что-то на датском начал говорить. Я говорю по-английски: «Я датского не знаю». А он вдруг спрашивает: «Вы, наверное, из России?» Я очень удивился. Никто не угадывал до этого, откуда я, потому что у меня был хипповский прикид, длинные волосы, вельветовые штаны с заплатками. Меня все за местного принимали, а он сразу догадался, и у меня вся эта оборона внутри сломалась. Он говорит: «Вон там Сергей из Мурманска распространяет книги, хочешь поговорить?» Я согласился, хотя не хотел. Я поговорил с ним, но всерьез не принял. Он приезжал за наркотиками, потом к «зеленым» прибился, а после стал кришнаитом. Я подумал, что он, наверно, хочет остаться за границей, вот и связался с кришнаитами.

Сергей дал мне Бхагават-гиту на русском языке, одну крону я пожертвовал, тогда денег у меня не было. Потом открыл ее на середине и прочитал: «Я – источник всех духовных и материальных миров. Все исходит из Меня. Мудрые, кто в совершенстве знают это, поклоняются мне с любовью и преданностью». У меня внутри был шок, какая-то химическая реакция началась. «Какая наглость! – думал я. – Кто Он такой, чтоб так говорить о Себе!» Как будто соляную кислоту с цинком соединили – у меня от самых пяток все закипело. Я резко закрыл книгу и подумал: «Эти мудрые, они просто подхалимы, никакие они не мудрые». Но книга была красивая, и я ее не выбросил. Положил в сумку.

Месяца через полтора начал наблюдать за собой необычные вещи. В то время меня переселили из Копенгагена в другой лагерь для беженцев и там давали вкусные жареные сардельки, к которым я пристрастился еще в Германии. И вот я заметил, что не могу съесть больше одного маленького кусочка этой сардельки. Я испугался, не понимая, почему не могу есть сардельки. Пошел к врачу, он сказал, что я здоров как бык. Потом я стал замечать вокруг себя много вегетарианцев. Я их считал несерьезными людьми, типа «подставь другую щеку, когда тебя по одной ударили…». Среди вегетарианцев был рецидивист, он по Брегу постился постоянно. Второй был Марат – каратист. Я их спрашивал, почему они лишают себя мяса, а они объясняли, проповедовали. Потом меня переселили в другой лагерь, а потом перевели на север Дании. Поселили в комнату с русскими художниками-хиппарями. Они тоже были вегетарианцами. Я любил готовить и готовил для всех вегетарианское, а себе докупал что-то. Но потом, в конце концов, я тоже решил стать вегетарианцем. Сразу почувствовал такую легкость в теле и стал летать по ночам во сне. Обычно это только в детстве бывает. Принципы я не все соблюдал, так как некоторые друзья приносили анашу и подобные вещи, в общем, полеты мои закончились. Но вегетарианцем я так и остался.

Однажды я возвращался из бассейна и подумал, что все мои мечты исполнились. Живу за границей, не работаю, есть немного денег и делаю, что хочу. Компания хорошая, сидели с друзьями, говорили о Боге. Мне просто интересно было обсуждать философские моменты. И я подумал, что мне так хорошо, что лучше и не бывает. И вдруг голос изнутри сказал: «Бывает и лучше». Я опять начал перечислять все свои блага и подумал, что лучше быть не может. И опять какое-то чувство изнутри: «Будет лучше». Ну, думаю, лучше – это ведь не хуже, я не против. Правда, представить себе, что такое «лучше», я не мог. Все ведь исполнилось, все мечты сбылись…

Потом я поехал обратно в Москву, и там столкнулся с книгой «Сын человеческий» Александра Меня. До этого я читал Библию и другие христианские писания, но здесь меня поразила научность всего, о чем писал автор. Было много ссылок на научную литературу, и я понял, что Иисус Христос, апостолы, Ирод, Понтий Пилат – это все исторические личности. Я подумал, что, если это правда, то и учение это – тоже правда. Надо по-другому посмотреть на него. Еще прочитал книгу о ранних христианах. Они были вегетарианцами, были жертвенные такие, жили в катакомбах, многих убивали в Риме. Так они меня вдохновили!

Пришла мысль: «Постом и молитвой». Накупил книжек христианских, поехал на дачу и начал поститься по Брегу. Строил баню, бревна носил. Мой сосед по даче уже лет тридцать был вегетарианцем. И как-то говорит он мне: «Я кришнаит». Мы с ним начали говорить о Боге, об энергиях, о космосе, и он меня спрашивал: «А кто такой Бог?». Я отвечал: «Бог – это любовь». «А что такое любовь?» – спрашивал сосед. Я не мог ответить, и сосед посоветовал мне почитать Бхагават-гиту, где, мол, все написано.

В конце концов, я съездил и купил в комиссионном Бхагават-гиту. Ту, первую, у меня кто-то украл. Я хотел дочитать послания апостолов, но не выдержал и открыл Бхагават-гиту. Если тогда она мне не понравилась, то второй раз открыл, и мурашки пошли по телу. А у меня критерий духовности книг был – мурашки. Тут мурашки прямо «зашкаливали». Книга была так удивительна, что сразу пропал интерес к христианской литературе. Одновременно пропал интерес к телевизору. Включаю – и так противно становится.

Я начал просить свою тетю, экстрасенса, чтобы она познакомила меня с кришнаитами. Знакомых кришнаитов у тети не оказалось, но я нашел телефон московского храма в Бхагавад-гите, приехал на Беговую и купил книги. Мне их продал Мурари Кришна прабху, он тогда был брахмачари, ходил босиком и кашлял. Я подумал: «Вот это аскетичность!»

Потом я пошел на первую программу. Она проходила в доме киноактера. Это был декабрь, лекцию давал Шри Рам, ученик Прабхупады. Мне понравилась простота и научность этой лекции. Он говорил про законы физики, кармы и многих интересных вещах.

Потом я пришел на фестиваль санкиртаны. Я пришел в шляпе, бородатый, в пальто. Не был похож на преданного. Но мне очень хотелось быть своим, и я хлопал в ладоши, когда поздравляли кого-то, хотя я даже не понимал кого. Я отбил ладони и думал, когда же они закончат поздравлять? Потом начался киртан, преданные пели. Я полностью отождествил себя с кришнаитами и начал ходить в храм. Мне хотелось что-то делать, и я начал сразу мыть пол после прасада.

Мне сказали: «Надо мантру повторять». Шестнадцать кругов я побоялся повторять, думаю, вдруг разочаруюсь. Начал с четырех и в неделю прибавлял по кругу. Дошел до одиннадцати, и мне дали служение в программе «Пища жизни». Я подумал, что раз буду готовить, нужно шестнадцать кругов повторять. С марта 1993-го я повторяю шестнадцать кругов. А в июне переселился в храм.

– Вы никогда не жалели, что пришлось оставить материальную жизнь?

– А у меня не было ничего, так что и нечего жалеть было. Когда я узнал про регулирующие принципы, то не знал, как я буду всему этому следовать, но это показалось мне интересным, и я подумал: Ну, Кришна, я Тебе предаюсь, а Ты уж Сам делай, что хочешь. Я не знаю, как я всему буду следовать, но если Ты все Сам устроишь, я согласен». И как-то все устроилось, за три месяца все решилось, все мои проблемы исчезли.

– Как Вы нашли своего гуру?

– Тогда все просто было, тогда все принимали Харикешу Свами. В то время еще не было серьезного понимания роли духовного учителя. А потом в 1997-м году приехал Радханатха Махарадж и говорил на лекции о том, о чем я никогда не слышал. Что нужно заботиться о преданных, что проекты – это не важно, главное – преданные. Что если великий проект помешает хоть одному преданному, то он не нужен, этот проект, потому что он не удовлетворит Господа Чайтанью. Мне это было очень близко, и я тогда подумал: «Вот она, суть учения.» Пришла мысль, что, если бы у меня не было духовного учителя, то я выбрал бы Радханатху Махараджа.

После 1998 года у меня начались серьезные проблемы, пошатнулась вера. На Беговой была тоже тяжелая обстановка, постоянно приходили преданные, спорили, я тоже спорил, но отстаивал я сам не знаю что. Состояние у меня было близкое к нервному срыву. Я подумал: «Надо съездить в Чоупатти, пожить там, где нет этих баталий, посмотреть, как преданные служат Кришне». Как раз Радханатха Махарадж приехал в Москву, чтобы помочь преданным разрядить обстановку. Я подошел к Адришье прабху и спросил его, могу ли я попросить Радханатху Махараджа, чтобы он разрешил мне пожить в Чоупатти. Адришья прабху посоветовал обратиться к Вадьянатхе прабху. Если он попросит Махараджа, то тот точно разрешит. Я пришел к Вайдьянатхе прабху и говорю: «Знаете, я так устал от этой борьбы, хочется отдохнуть». Вайдьянатх прабху человек очень мягкий, поэтому сказал: «Отдохни». Я сказал ему, что я не от служения устал, а от борьбы этой и переживаний и хотел бы пожить в Чоупатти. И все устроилось.

Радханатха Махарадж написал президентам в Чоупатти, и через месяц пришел ответ. Даже деньги нашлись благодаря милости Кришны.

Пожил я там полгода, и вера моя восстановилась. Преданные так заботились обо мне! Потом уже, естественно, я принял Радханатху Свами как дикша-гуру. Хотя я и сейчас не считаю себя хорошим учеником. Я до сих пор не понимаю по-настоящему величия своего Учителя. Это такая великая душа, я слушаю все эти истории про него, как он путешествовал, искал Абсолютную Истину и понимаю, что только по милости преданных смогу понять, кто такой духовный учитель и смогу удовлетворить его.

– Каким служением Вы сейчас занимаетесь?

– Раз в неделю я выхожу на санкиртану, а во время марафона Прабхупады стараюсь выходить каждый день. Санкиртана дает большой энтузиазм, сразу чувствуется реакция Прабхупады и Кришны. А в остальное время я провожу курсы для новых преданных «Основы ведической философии», также посещаю нама-хатты.

– Больше за границу не хотите?

– Нет, я понял, что везде то же самое. Есть внешние отличия, но основные принципы те же. А еще я понял, что нас там, за границей, никто не ждет. Это как Высоцкий пел: «Ах, милый Ваня, мы с тобой нужны в Париже, как в бане пассатижи». Люди везде эгоистичны и на других смотрят как на конкурентов. Мне не хочется ездить по миру, хотя нравятся новые места. Когда я начал работать моряком, то спрашивал бывалых моряков о других странах. Их рассказы сводились к воспоминаниям о том, что они купили, что продали, где напились. Я спрашивал их: «Подождите, там же другая культура, другие люди, все другое». А они отвечали: «Да ну, везде то же самое». Я не мог с этим согласиться, а поплавал несколько лет и насытился всем этим. Осталось желание жить в Индии, жить там дешево, с тысячей долларов полгода можно жить.

– У вас бывают такие мысли – что было бы со мной, если бы не сознание Кришны? Некоторые в ужас приходят от таких мыслей.

– Да, ничего не было бы, естественно. Когда я отождествил себя с преданными, то понял, что я кришнаит. И я понял, что вся моя жизнь складывалась таким образом, чтобы я стал преданным. Да, очень четко все это прослеживается. Причем, с самого детства. К примеру, желание стать моряком тоже использовалось только для того, чтобы стать преданным Кришны. Поэтому я и не представляю сейчас себя по-другому. К 25 годам я потерял всякий интерес к материальному миру, и я не знал, что делать, стоял, можно сказать, на перепутье. Я не знал, куда мне идти. А когда познакомился с Сознанием Кришны, то сразу понял, что нужно делать и куда идти. Наверное, по-другому быть и не могло…

– Расскажите, пожалуйста, про ашрам брахмачари в Москве.

– Сейчас Даяван прабху стал лидером ашрама, он очень серьезно занялся его улучшением. У него очень хорошее стратегическое видение. Произошли большие изменения под его руководством в течение года. Раньше тоже были такие попытки, но все они терпели неудачу. Сейчас устанавливается система кураторства, отношения между преданными становятся более доверительными.

В ашраме мы решили жить строго по ведическим правилам. То есть брахмачари не должны иметь собственность. Какие-то личные пожитки – собственность ашрама. Брахмачари не хозяин этих вещей, которыми пользуется. Пожертвования, которые мы собираем, мы тоже сдаем в ашрам. Если нам что-то надо, нам все это выдают. И в этом заключается замечательное свойство брахмачари-ашрама – ум полностью свободен от забот, куда потратить деньги и освобождается энергия, которую можно направить на изучение шастр. Все преданные ашрама это почувствовали. Сейчас мы переселяемся из Немчиновки в Юрлово, а с весны, когда преданные вернутся из Индии, организуем учебные программы. Этот центр нам представляется как школа садху. Там должны воспитываться люди, которые не просто знают теорию, но и имеют вкус к духовной практике. Они живут интенсивной духовной жизнью, получают духовный опыт, и потом они могут его распространять. Поэтому у нас должна быть хорошая философская основа. Также мы будем принимать на три года хороших преданных со всей России, за которых поручатся местные лидеры. За три года эти преданные должны получить образование, включая бхакти-шастры, научиться практическому служению, умению распространять книги, проповедовать, а потом обучать других. Они будут возвращаться домой, а мы будет навещать их, чтобы поддерживать их в духовной жизни. И они, конечно, будут приезжать к нам, чтобы вдохновляться.

Мы надеемся, что со временем этот брахмачари-ашрам расплодится, как улей. Должны появиться брахмачари-ашрамы по всей России. И эти ашрамы должны будут чувствовать связь между собой, подпитываться друг от друга. Мы хотим, чтобы были фестивали брахмачари, чтобы на этих фестивалях мы могли бы обмениваться опытом.

Брахмачари-ашрам был всегда отделен от общины, и в этом была слабая его сторона. Сейчас мы хотим больше внимания уделить налаживанию связей с серьезными грихастхами. Можно проводить совместные занятия, делать выезды и постепенно сделать так, чтобы грихастхи повышали свои стандарты и становились настоящими семейными садху. Потому что, когда преданный является строгим грихастхой, это очень вдохновляет брахмачари. Так же как хороший брахмачари вдохновляет семейного человека. Семейные люди вдохновляются отречением брахмачари – тем, что они удовлетворяются проповедью, служением, а брахмачари вдохновляются тем, что видят, как в семейном окружении можно жить духовной жизнью. Это показывает силу преданного служения.

Мы хотим наладить отношения и с нама-хаттами. Несколько людей будут заниматься связями с общинами. Есть еще некоторые планы, но о них говорить пока не буду, будущее покажет.

– Расскажите о Чоупатти, какая там атмосфера?

– Там очень оживленная духовная атмосфера. На киртане все преданные как сумасшедшие: глаза сияют, поют, скачут, реагируют на все очень активно. Видно, что у них сильная вера, они очень живые и искренние. Также они очень дружелюбные, но и строгие одновременно.

Когда я начал задумываться над причиной их поведения и успеха, я понял, что многого не понимаю. Все, что у них делается, кажется очень простым, естественным, но когда мы начали пытаться делать то же самое, у нас ничего не получилось. Я не мог понять, почему так? В этой общине все основано на вере в духовного учителя, в Святое Имя. И так как эта вера есть, все получается. Искусственными внешними мерами не добиться этого. Если просто сделать как у них внешне – это не будет действовать. Будет строгость, но не будет любви. У них есть вера в духовного учителя, в Святое Имя, и у них получается все естественно. Они с радостью отказываются от ложной материальной независимости, которую мы так ценим. Некоторые преданные, которые привыкли к материальной независимости и ценят возможность распоряжаться ей, приезжая в Чоупатти, не могут оценить эту атмосферу и понять, что хорошего в Чоупатти? Они так и уезжают без этих духовных реализаций.

У меня основное впечатление, что именно там, в Чаупати мне помогли возродить мою духовную жизнь. Появилось новое, правильное понимание духовной жизни. До этого я как-то не задумывался о том, что же такое настоящая духовная жизнь. У нас было простое понимание – распространяй книги и автоматически войдешь в игры Радхи и Кришны, в духовный мир. А оказывается, автоматически нельзя, не получится.

– Я слышала, что Шрила Прабхупада говорил о том, что если преданный посвятил всю свою жизнь санкиртане, то при оставлении своего тела он непременно увидит Прабхупаду и пойдет за ним в духовный мир. То есть Прабхупада лично сам это обещал – что за руку отведет санкиртанщиков в духовный мир.

– Я этого не слышал. Автоматически это не получится. Если человек распространяет книги и при этом думает о славе, о том, какое он место займет, сколько пожертвований соберет, он не попадет в духовный мир. Мы оправдываем себя, что эта деятельность нас спасет, но это не желание смотреть вглубь, не желание работать над собой. Мы должны работать над мотивами. Сознание Кришны – это сознание Кришны, но не сознание майи. И если мы думаем, как исполнить свои тонкие и грубые желания, мы останемся в материальном мире.

Этот мир как раз и создан для того, чтобы эти желания реализовывать. Кришна не будет нарушать нашу свободу. Если захотим к Нему, Он возьмет нас к Себе. Распространение книг – великая возможность заслужить милость Шрилы Прабхупады и Кришны. Даже если мы распространяем книги, не осознавая этого, мы получаем агьята-сукрити, и в будущем это обязательно проявится в нашей жизни, мы непременно получим возможность служить Кришне. Но пока мы не изменим сознание, мы не придем к Кришне. Не нужно себя обманывать.

А сознание очень хорошо изменяется как раз на санкиртане. Проповедовать невозможно, думая о чем-то другом. Все силы направляешь, чтобы убедить людей, но со временем понимаешь, что от тебя-то мало что зависит, все зависит только от Кришны. Нацеленность на проповедь и молитвы Кришне очень быстро меняют сердце. Но автоматически не получится изменить свое сердце. Можно распространять, надеясь на шакти, используя психологическое давление, мантры. Так часто в самом начале бывает, это воздействие раджа-гуны. Но это не правильно. Потом рано или поздно нам придется меняться. Кришна Сам будет нас менять, используя разные методы.

– Были ли у вас какие-то мистические моменты, связанные с Кришной?

– На санкиртане случаются очень необычные истории. Однажды я распространял книги на Арбате, перед кинотеатром, и у меня было плохое самочувствие. Поэтому люди меня не замечали. Я даже не был уверен, распространю ли хоть одну книгу. Тогда я стал молиться Кришне, чтобы Он послал мне хороших людей, которым нужны книги. Ко мне как раз подошел один преданный, который хорошо распространяет книги. Я обрадовался, потому что была надежда, что я в его ауре что-то распространю.

Идет студент, я говорю: «Привет!», дал ему книгу, а он в ответ: «Харе Кришна!» Купил у меня книгу, и выяснилось, что парень в нашем храме уже был. Мы с ним обменялись телефонами, познакомились. Его звали Вадимом, а когда я назвал свое духовное имя, он вдруг говорит: «Шри Гоура Хари, Вы мне снились. Во сне мы шли с Вами по лестнице, Вы – на седьмой этаж, а я на четвертый. Мы шли, о чем-то говорили, а потом Вы вытащили белые четки и вручили мне».

Ко мне пришла уверенность и понимание, что Кришна ответил мне, показал, что Он не бросает меня, когда мне плохо, когда нет сил. На самом деле я это не чувствую, но Он все время за мной следит, все время помогает, все время смотрит. Мне так легко стало, так здорово. Я нахожусь в майе под влиянием иллюзии и гун, которые покрывают мое сознание. Кришна не находится в майе, поэтому Он смотрит за мной, принимает самое близкое участи в моей жизни. Это был необычный опыт, и в сердце появилась благодарность к Кришне. Кришна слышит наши молитвы и отвечает на них.

Вопросы задавала Говинда Нандини деви даси

Записала Мяконькина Елена

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No16