Rss

На фестивале мое сердце таяло и тихо умирало, оживая вновь

«Хари бол!» …Молодое деревце под окном гостиницы замерло в удивленном ожидании, темное море налилось свинцовой тяжестью, и даже старинный утес как-то ощетинился в своем поклоне… Фестиваль? Этого еще не было в этих краях… Мы с удивлением наблюдали недружелюбие окружающего анапского мира, и также знали, что оно очень и очень временно.

Конечно, это уже потом, ближе к завершению фестиваля, местные жители, владельцы жилья и молодежь будут писать восторженные отзывы о фестивале и о том, что «кришнаиты – самые лучшие люди», милиционеры – здороваться, сложив ладони и говоря «Харе Кришна!», совсем, как в Дивноморске. А в день открытия фестиваля так называемые христиане и не очень трезвые казаки «харинамили» на территории «Малой Бухты» с угрожающими плакатами. В целях безопасности преданных был объявлен запрет на ношение вайшнавской одежды за пределами «нашей» территории, который, правда, мало кто выполнял.

Несмотря ни на что, Святое Имя уже звучало, фестиваль начался и продолжался строго по графику, набирая силу день ото дня. Программа была очень насыщенной: утренние службы, четыре семинара ежедневно, культурные программы вечером, киртаны, виваха-ягья, нама-ягья, инициация, презентации новых проектов и т.д. Между всем этим нужно было умудриться два раза сходить в столовую, чтобы поесть. Море видели близко в день приезда и в день отъезда, и еще – почти каждый день с высоты террасы в гостинице, где жил наш гурудев. Купаться в море не пришлось, да как-то и не до этого было.

Если сравнивать с фестивалями в Дивноморске, то с точки зрения комфортности и слаженности работы организаторов там было лучше, но здесь было нечто такое, что даже трудно описать. Такой накал духовной энергии, такая сладость в общении преданных между собой, что сердце таяло и тихо умирало, оживая вновь. Очень легко было подниматься на мангала-арати, спали по 3-4 часа, и чувствовали себя «как огурчики». Киртаны Говинды Махараджа заставляли меня каждый раз просить сестру: «Если вдруг оставлю тело, оттащи его куда-нибудь в уголок, чтобы не затоптали». На этом фестивале я почувствовала, что Кришна- рядом, я даже увидела, закрыв глаза и повторяя мантру, как Он каким-то невероятным образом проложил тропинку в мое сердце, спустился туда, да так там и остался. Правда, выглядел Бог точь-в-точь, как мой духовный учитель, но ведь Он может принимать любые формы…

На фестиваль в Анапу приехало около 3 тысяч человек. Двенадцать махараджей освятили своим трансцендентным присутствием этот праздник. Они вели программы, киртаны, лекции и проливали свой свет повсюду.

12 1

Мне посчастливилось благодаря Лакшмане Пране прабху поучаствовать в «прогулке» по набережной с Джаяпатакой Свами. Вот это была пробежка! Группа преданных, быстренько похватав свои обувки, вырвалась из гудящего, как улей, пандала и заторопилась за Махараджем, на ходу читая мантру. Его Святейшество иногда останавливался, делал резкий разворот, спрашивал, как читается джапа, и устремлялся вперед. На фасаде дома культуры «Курортный» висела, светясь в темноте зловещим светом, вывеска из двух слов: «ВОКИПОРТ ЫРТСНОМ». Махарадж остановился, удивленно посмотрел на это художество и прочитал на радость всем: «Монстры тропиков». И зашагал вперед, отдав кому-то трость, а мы еле успевали за ним, и каждый хотел быть как можно ближе. Было темно, когда мы проходили по высокому берегу, море тихо досматривало свой сон… Но когда наша гудящая группа вплотную подошла к краю обрыва, волны внезапно очнулись, налились силой и покатились к берегу, будто торопясь лечь к стопам Махараджа. Перед возвращением к приветствию Божеств Джаяпатака Свами, подозвав нашего Лакшману Прану прабху в качестве переводчика, ответил на несколько вопросов, порадовав сердца своих учеников. «В плохую страну махараджи не приезжают». Это слова из лекции Чайтаньи Чандры Чарана прабху. Значит, есть надежда и для нашей многострадальной отчизны…

Лекции Шачинанданы Свами собирали слушателей в огромный пандал, и свободного места почти не оставалось. Благородство, утонченность, артистизм и безграничная любовь заставляли преданных сидеть и не дышать на лекциях Его Святейшества. Его «Ол глорис ту зе ассембл дивотис…» (Слава всем собравшимся преданным), как магическое заклинание в конце лекции по-отечески убаюкивало и успокаивало всех. «У нас в сердце живут две собаки. Победит та, которую будем больше кормить. После окончания этого фестиваля начнется его вторая серия, в которой мы должны будем продолжать кормить свою духовную собаку». Какие они разные, наши махараджи! И какие великолепные!

Каждый день приносил свои подарки, свою милость от всех вайшнавов. Энергия любви сконцентрировалась на территории «Малой бухты» и беспрепятственно распространялась по всему побережью. И легко было любить всех, потому что встретились ненадолго, знаем многих очень мало, не успели ничем друг другу насолить. Ложное эго спокойно и довольно, но как долго его нужно обтесывать и уничтожать! Простому человеку, даже если он преданный со стажем, это совершенно не под силу! Нужна сильная личность, нужен духовный учитель, без него мы ничего не стоим. Милость, беспричинная милость- это не просто привычные слова.

12 2

Наши духовные наставники совершают постоянный духовный подвиг, принимая нас под свое крыло, чтобы согреть и спасти. Лекции Чайтаньи Чандры Чарана прабху собирали неимоверное количество слушателей. Тема семинара называлась «Ведическая и вайшнавская культура» и охватывала широчайший диапазон отношений между мужчиной и женщиной, между мужем и женой, между преданными всех уровней. Каждая лекция – как вспышка, как новое озарение, «пробивало» до мозгов, что-то сродни воздействию нашатырного спирта, если его понюхать. Знание вливалось прямо в сердце. Люди шли за милостью, и я вдруг остро ощутила, что бегу на лекции, чтобы не только слушать, слушать, слушать, но и учиться принимать любовь. После лекции просто физически ощущалось, что счастлив каждый присутствующий, что любви хватает на всех. Феноменальный дар Чайтаньи Чандры Чарана прабху так завораживать аудиторию своей эрудицией и умение находить слова для каждого слушателя покорил и меня еще шесть лет назад, и с тех пор его голос всегда со мной – в наушниках плейера, на видеокассете, на диске в магнитоле. Увидеть Чайтанью Чандру Чарана прабху одного было большой редкостью. Кто-нибудь всегда находился рядом. Он как магнит притягивал к себе души, и люди шли и шли к нему за помощью. А когда был объявлен сбор учеников Чайтаньи Чандры Чарана прабху, на открытой эстраде каждый вечер собиралось огромное количество преданных, желающих получить даршан Его Милости, заявить о себе, о своих чаяниях и надеждах. И каждый вечер, уже в темноте, можно было увидеть группу людей, окруживших своего учителя, и внимающих его наставлениям. И это только те, кто смог приехать на фестиваль. Столько проблем у людей, столько вопросов! Молодые супружеские пары, да и не совсем молодые, не отходили от него часами. Как сохранить семью, как отрегулировать свою жизнь, и при этом продолжать духовно развиваться? Сложнейшие вопросы, сложнейшие переплетения взаимоотношений. Ответить на них может только тот, кто сам через это прошел, кто знает ответ на любой вопрос. Только вдуматься: двадцать лет в Сознании Кришны, и ничего – себе, всё только Богу и людям. Есть ли возвышенней подвиг, и есть ли чище душа? Чайтанья Чандра Чаран прабху, пожалуйста, примите от нас, от Ваших учеников, наши смиреннейшие поклоны со словами благодарности за все и простите нас, что мы такие несовершенные и порой нелепые. Мы любим Вас и ждем всегда. Фестиваль для нас был согрет и освещен Вашим теплом и светом.

12 3

Мне посчастливилось купить новую книгу Чайтаньи Чандры Чарана прабху «Как я пришел в Сознание Кришны». Сто восемьдесят семь историй от преданных всех возрастов, и каждая трогает до глубины души. В каждой истории – боль и радость, счастье и горе, приобретения и утраты. За каждым именем – неповторимая судьба. Так писать могут только преданные. Сам замысел выпуска книги был гениален в своей простоте, и книга получилась совершенно потрясающей. Низкие поклоны и слова благодарности всем, кто участвовал в издании этой книги! Что-то произошло на этом фестивале, что-то сдвинулось внутри, я почувствовала, что процесс осознания себя глубок и бесконечен, как сама вечность. Как будто непробиваемый кокон вдруг ослабил свои удушающие объятия, и душе стало легче себя ощущать. Я смотрела, как падают с ветвей созревшие каштаны и грецкие орехи, освобождаясь от твердых коробочек-скорлупок, в которых они росли, и думала, как это похоже на нас, сбрасывающих оковы ложного эго и падающих к стопам своих учителей.

12 4

О том, что фестиваль когда-нибудь закончится, мне напомнила пачка талонов на прасад, от которой совершенно неожиданно остался последний талончик. Я сказала сестре, какой счастливой себя чувствую, и даже предстоящая жизнь в «миру» совсем не пугает. Лена ответила: «Просто радости так много, что она уже наперед пролилась». В день отъезда море весело прощалось с нами, переливаясь разноцветными искрами, высокий обрыв задумался о чем-то вечном… Местные жители улыбались и махали вслед уходящим на вокзал автобусам с преданными. Впереди – три ночи в поезде, есть время на размышления, на общение с преданными, будет еще харинама на долгой стоянке…

…Молодое деревце под окном гостиницы весело залопотало своими длинными ветвями-крыльями, как бы говоря на прощание: «Возвращайся!». Я обязательно вернусь…

Антонец Люба

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No12, октябрь 2005