Rss

На таких преданных держится весь ИСККОН…

Чайтанья Нитай прабху и Враджа Кришна прабху приехали в Псков из Минска. Эти удивительные, всегда улыбающиеся и никогда не унывающие преданные заразили всю ятру своим оптимизмом, радостью и энтузиазмом. Говорят, что чистый преданный никогда не грустит, потому что преданное служение приносит душе только счастье, а все наши проблемы рождаются лишь в результате отождествления себя с телом.

Несмотря на то, что в Белоруссии Сознание Кришны сейчас запрещено и преданные ведут полуподпольную жизнь, чем-то похожую на жизнь первых российских преданных, Чайтанья Нитай прабху и Враджа Кришна прабху распространяют книги и постоянно проповедуют. Они твердо уверены в том, что находятся под защитой Кришны, Шрилы Прабхупады и духовного учителя. На таких святых личностях и держится наш ИСККОН.

14 5

Я сделал шаг навстречу неизвестности…

– Чайтанья Нитай прабху, расскажите о своей первой встрече с преданными и о том, как Вы пришли в общество сознания Кришны.

– Первый раз я увидел преданного Кришны в 1992 году, когда служил офицером под Калининградом. У нас был солдат – кришнаит, Миша Пчелинков. Он не ел мясо, ел картошку, хлеб и очень быстро худел, просто чах на глазах. Мы стали очень волноваться за него. «Ешь мясо, ты же умрешь» – говорили ему. Он не умирал, только худел. Поварам стало очень жалко его, и они стали ему отдельно готовить. Так Кришна защитил его.

Мне в то время очень нравилось заходить в храмы, я искал сильных ощущений от музыки. Слушал органную музыку, нашел «Битлз», где они играли на гитаре. И однажды этот Миша Пчелинков дал мне кассету с «Харе Кришна», мне очень понравилось, что-то цепляло в ней, я всем давал послушать. Потом он подарил мне плакат, где Кришна сидит на ступеньках храма. Он сидит с флейтой и взгляд Его полон любви. Я вставал утром и говорил: «Привет, Кришна!» И думал про себя: «Никогда кришнаитом не стану. Какие-то не от мира сего они». Мне все нравилось у них, только вот четвертый принцип мне не подходил…

Однажды меня отправили в командировку в Хабаровск. Мне тогда было 23 года, и к тому времени я занимался агни-йогой, экстрасенсорикой, читал книги по энергетике, немного видел ауру. Даже покрестился в церкви, интуитивно понимал, что будет защита.

Перед поездкой в Хабаровск друзья давали советы, чтобы взял валенки, тушенку – через всю Сибирь ведь ехать! Еще мне дали двух солдат с автоматами – мы должны были сопровождать военную технику. Я все думал: забросил же меня Господь в такую даль… И молился, чтобы поездка была благополучной. К тому времени я молился за друзей, за родственников, повторял Иисусову молитву. Взял с собой Библию.

Приехал в Хабаровск и встретил там женщину, которая читала «Розу мира». Ну, думаю, наш человек, с ней можно поговорить о духовном. И однажды она мне говорит: «А вы знаете, в нашем городе есть человек, который практикует выход из тела». Я тогда подумал: «Умру, но из тела выйду». Мы пришли к этому человеку, он жил где-то у черта на куличиках. Там его люди уже ждали. Этот человек поднял нам энергию к макушке и сказал: «Я сделал запрос, и мне сказали, что «летать» сегодня можно. Все, что вы увидите в «полете», расскажете потом мне. Не бойтесь, я всегда буду рядом с вами. Если вы увидите какую-нибудь великую личность, выразите ей почтение».

Я не знаю, был ли это выход из тела, гипноз или галлюцинация… Но мы полетели. Скорость была очень большой, звезды мелькали как линии. Мы летели как парашютисты, держась за руки, поднимались кольцом. Легкость была необыкновенная, без всяких ограничений. Тела у нас были полупрозрачные и серебристые. Мы вошли в такую область пространства, как в фантастических фильмах – туманность темно-синего цвета, а в воздухе, ни на что не опираясь, висел храм. Я подумал: «Япония или Китай». Мы вошли в этот храм и увидели три потока, льющихся сверху. Один поток был золотистый, другой фиолетовый, а третий серебряный. Голос нашего наставника сказал: «Всем войти в золотой поток, а новичкам лучше в фиолетовый». Я вошел в эту фиолетовую струю, попал в какой-то коридор, и тут же меня понесло как космонавта в пространстве, закрутило… Стало так хорошо, вокруг – пространство изумрудного цвета, пол зеленый. Я знал, что зеленый и фиолетовый – цвета духовности.

Меня окружали леса, поля, деревья зеленого цвета – будто я смотрел на мир сквозь зеленое стекло. Я все летел, летел, и вдруг появилось пятно перед глазами. Смотрю – а это павлин распустил хвост. И флейта играет… Так красиво… Куда меня занесло? Индия? Я делаю усилия и пролетаю еще немного. Там уже все фиолетовое, краски очень насыщенные. И опять флейта звучит. Вдруг я почувствовал, что на меня кто-то смотрит. Вижу – два глаза. Глаза продолговатые, восточные и смотрят по-доброму, с любовью. Думаю, кто это, Майкл Джексон, что ли? И вдруг до меня дошло – да это же те глаза, что на портрете Кришны, точно – это Он! Я согнулся как мог, поклонился и тут раздался голос наставника: «Все, собираемся – назад, на землю.» Полетели назад, опять большая скорость, звезды как линии… Наставник говорит: «То, что вы накопили за эту поездку, все позитивное отдайте, тем кто нуждается». Потом мы открыли глаза и стали рассказывать друг другу, кто что видел. И я в тот момент понял, что теперь моя жизнь будет связана с Господом Кришной. Но как это будет, я еще не знал…

Когда мы садились в поезд, чтобы ехать домой, на перроне вокзала стояли девушка и парень и пели, играя на металлических тарелочках: «Харе Кришна Харе Кришна Кришна Кришна Харе Харе Харе Рама Харе Рама Рама Рама Харе Харе». Мы помахали им руками и сели в вагон. Каково же было мое удивление, когда на следующей станции мы опять увидели тех же самых кришнаитов на перроне. Было так холодно, а они выходили и пели. Оказывается, они ехали в соседнем вагоне. Мои солдаты пошли знакомиться с этими девушками. Прибегают и говорят: «Товарищ лейтенант, мы с такими классными девчонками познакомились. И мы про вас им все рассказали. Они кришнаитки и пригласили нас в гости». Я понял, от судьбы не уйдешь и сделал шаг навстречу неизвестности. Смело пошел к ним в их кришнаитское купе, в котором пахло благовониями. Они читали Бхагавад-гиту, угостили нас каким-то хлебом… Когда они склонились и стали читать «Премадхвани», молясь своему духовному учителю «нама ом вишну падайа…», я увидел, как все купе преобразилось и засветилось. И огромный энергетический столб так сильно проявился и шел из этого купе куда-то в запредельность! Я думал: «Вот это люди!» Стал слушать их, задавать им с недоверием вопросы, а в голове крутилось: «И придут лжепророки, и судите их по делам их». Я хотел все судить, распознать и проверить, прежде чем что-то принять. Я три дня ходил к ним и слушал. И все, что мне говорили, я сразу принимал на веру. Я почему-то думал, что именно так и должно быть – устройство мира, наши отношения с Господом, законы Вселенной. Они мне сказали: «Тебе нужно повторять мантру. Четок у нас лишних нет, возьми старые бусы и читай на них Харе Кришна мантру». И дали мне бусы одной девушки. Я взял эти бусы, пришел в свое купе, залез на верхнюю полку и стал повторять: «Харе Кришна Харе Кришна Кришна Кришна Харе Харе, Харе Рама Харе Рама Рама Рама Харе Харе». Сидел в офицерской форме и читал мантру. Когда ко мне подходили солдаты, я им говорил: «Не мешайте! Не видите – мантру повторяю!» Потом приехали, и я благодарил Господа за все, думая, что, может, еще встречусь когда-нибудь с кришнаитами…

В тот же день я ехал в троллейбусе, смотрел в окно и увидел ДК с вывеской: «Общество сознания Кришны читает лекции по Бхагавад-гите каждую субботу в 16 часов». Я сразу же все запомнил, и в следующую субботу уже был на лекции. Еще год служил, потом так случилось, что именно наша часть попала под сокращение. Я приехал в калининградский храм и стал преданным…

– Расскажите, какое у Вас служение в храме, чем Вы занимаетесь?

– Когда я только стал преданным, мы в основном ходили на санкиртану, потому что все остальное считалось майей. Да, было и такое… Сейчас я живу в Минском храме и тоже хожу на санкиртану, но занимаюсь также и другими видами преданного служения. Вместе с другими преданными мы ходим в детские дома и санатории, где устраиваем проповеднические программы. Мы обычно не загружаем людей философией. Просто танцуем, поем, угощаем всех сладостями. Люди обычно очень радуются, когда мы приходим. Однажды выступали перед глухонемыми. Пели о Кришне на русском языке. Сурдопереводчица переводила, а когда мы запели «Харе Кришна», она остановилась и в недоумении посмотрела на нас: «Переводить?» Мы ответили: «Переводите!» Самое интересное, что она переводила! Потом одна женщина встала и через переводчицу передала: «Наши губы не могут говорить, наши уши не могут слышать, но наши сердца все слышат. Спасибо вам!» Они были очень счастливы…

Также мы принимаем участие в ежегодном Витебском фестивале «Славянский базар», о котором хочется рассказать особо. Весь этот фестиваль держится на милости Ниранджаны махараджа, Шиварамы махараджа и других учителей, но самый главный помощник и организатор – ученик Ниранджаны махараджа Вену Гопал прабху и его супруга матаджи Гандхарва. Они полностью спонсируют фестиваль на свои деньги, все устраивают, организовывают. У Вену Гопала прабху есть фирма «Дом паркета». Он работает и при этом молится: «Господь, скоро фестиваль, а у меня нет денег». И приходит ровно столько денег, чтобы хватило на оплату фестиваля.

«Славянский базар» организован очень хорошо и профессионально. Огромная сцена, как корабль с парусами, хорошая техника, море прасада… Мы пятый год принимаем участие в этом празднике, который полностью держится на святом имени, на его могуществе и силе. Люди слушают и меняются, погружаясь в другую реальность, в реальность святого имени. Пьют пиво, но не уходят. А потом пишут в анкетах: «Забирайте нас в Харе Кришна». Однажды во время особенно экстатичного киртана прибежал парень и стал кричать: «Люди, не слушайте их, это гипноз!» И вдруг он начал прыгать и петь: «Харе Кришна, Харе Кришна!» Мы видели, как святое имя творило чудеса и преображало людей…»

– Как Вы выбрали своего духовного учителя?

– Когда из ИСККОН ушел мой духовный учитель Харикеша Свами, у меня стали пропадать силы, мантру было очень тяжело повторять… Единственное, что меня спасало – санкиртана. Потом мне сказали, что нужно выбирать другого гуру, и я задумался.

Меня всю мою жизнь вели две личности – Индрадьюмна Свами и Ниранджана Свами. Кого я должен выбрать? Я еще больше стал слушать лекции и того, и другого. Ашвасена так сказал: «Кого бы ты не выбрал, не ошибешься». На фестивале я молился, чтобы Господь указал мне моего духовного учителя, и вдруг на лекции Индрадьюмна Махарадж сказал, что если мы вкладываем чувства, когда кого-то зовем, нам откликаются. И закричал: «Игорь! Светлана!» А меня Игорем зовут. Я подумал: «Вот это да! Значит, Индрадьюмна Махарадж – мой гуру». Кстати, там, на лекции, была девушка по имени Светлана, которая также сомневалась, принимать ли ей духовным учителем Индрадьюмну Свами. И мы решили, что это знак свыше.

Итак, я уже собрался получать инициацию у Индрадьюмны Свами, как вдруг, слушая лекцию Ниранджаны Махараджа, начал понимать вещи, которые не мог осознать раньше. «Добил» меня один преданный, который сказал, что Ниранджана Свами больше других проводит время в СНГ. И тогда я решил, что мой учитель – Ниранджана Свами…

– Псковские преданные не могут забыть Ваши чудные бурфи. Вы, наверно, всю жизнь хорошо готовили?

– Готовить я раньше совсем не умел, постепенно научился, уже в сознании Кришны. Сначала стал готовить хлеб, потом халаву. На выездной санкиртане приходилось готовить, так постепенно у меня и появился опыт.

А это бурфи у меня как-то само придумалось, я таких рецептов нигде, честно говоря, не встречал. С удовольствием поделюсь с Вами секретами приготовления этой сладости.

Взять 300 г. сахара и карамелизовать его. Потом добавить 50 гр. масла, ваниль, орехи, изюм. Не выключая огонь, добавить сухого молока – столько, чтобы масса стала трудно мешаемой.

Хорошо вымесить, и бурфи готово. Выложить его в форму и остудить в холодильнике.

Очень часто я готовлю бурфи еще по одному рецепту.

Натереть маленькую свеклу, выжать сок через марлю. Растопить в соке сахар и остудить его. Обжарить орехи (с арахиса снять шелуху) и измельчить их. В сухое молоко подливать сироп, размешивая массу до полусухой консистенции.

Положить в смесь масло, хорошо перемешать, добавить орехи, изюм. Смесь должна быть мягкой (но не жидкой). Положить ее в форму или в пакет и поставить в морозилку.

Количество продуктов: сухое молоко 2,5 % жирности или смесь «Малютка», 120 г сахара (или 70-80 г, если Вы используете детскую смесь, потому что в ней уже содержится сахар), 30-40 г слив. масла, 1 пакетик ванилина (1,5 г), маленькая свекла для цвета (можно и без нее), 100-120 г. изюма, орехи

14 6

– Когда Вы начали петь?

– Когда я был маленький, вокруг все играли на гитарах. Мне тоже хотелось научиться – я взял и научился. Преданным нравится и я играю, хотя это тоже своего рода материальная привязанность, поэтому я стараюсь быть в этом плане осторожным. Мы в основном поем песни Каланитхи прабху и Амала Харинамы прабху, хотя сам я тоже написал две песни. Петь о Кришне – это так здорово!

14 7

Вопросы задавала Говинда Нандини д.д.

Записала Мяконькина Елена

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No14, декабрь 2005