Rss

Праздник святых имен у Летнего сада

ХАРИНАМА…. Раньше, еще совсем недавно, когда я слышала это слово от псковских преданных, мне становилось страшновато, казалось, что это мероприятие совершенно для кого угодно, только не для меня. Как можно, ведь знакомые увидеть могут, да и без меня, возможно, обойдутся… Первая харинама явилась мне во сне. Снилось, как группа минских преданных, рассекая оранжевой змейкой серую толпу на центральном рынке, под оглушительный звон каратал стремительно удаляется от меня. А я с воплем «Наши!» бегу за ними и не могу догнать. Минские преданные приезжали не часто, а слово ХАРИНАМА продолжало интриговать, хотелось испытать себя, свою веру в могущество Святого Имени… Не дождавшись проведения очередной Харинамы в Пскове, понесла меня судьба по разным другим городам воспевать Святое Имя, за что я ей весьма и весьма благодарна.

Первая Харинама – в Джаганнатха Пури, в Индии, в 2004 году. Ну, это даже и не Харинама была, как мне показалось, а какое-то волшебное действо. Целая процессия преданных во главе с Амбаришей прабху ежедневно, в назначенное время начинала шествие от храма ИСККОН в Пури. По ходу к ней присоединялись все новые преданные, отставшие или застрявшие в торговых точках по разным делам. Весело, звонко и красочно двигалась Харинама по улицам города, до самого храма Джаганнатхи, а навстречу ей красивые лица индусов расцветали, как цветы. Пожилые благочестивые индусы кланялись Харинаме. Люди собирались вдоль улиц, блестя своими неподражаемыми улыбками. Кто-то присоединялся к нам, кто-то приветствовал нас из окон домов и с тротуаров. Ребятишки радостно брали прасад, и все это происходило так быстро, в таком темпе, что я забывала про свою простуду, высокую температуру, искусанное комарами лицо, и только на Харинаме чувствовала себя счастливо, легко и хорошо.

Там же, в Индии нас угораздило (на самом деле, нам просто в очередной раз повезло) поехать на экскурсию в Бхуванешвар, недалеко от Пури. Привезли нас в храм рано утром к началу службы. Храм – современный, необычайной легкости и красоты, похожий на воздушный торт. Нас принимали там, как почетнейших гостей (а нас было – целый автобус), угощали несколько раз, и вообще все было просто здорово. А потом вдруг преданные из этого храма начали организовывать Харинаму. У них там все уже было готово – и колесница, и настоящий живой бык, который ее тянул, а его самого (быка то есть) сдерживал какой-то местный силач в красной рубахе. Мы, воодушевленные радушным приемом, пошли…

В общем, Харинама длилась почти целый день, мы обошли весь город, где-то нас снова накормили огненным прасадом, еле живые вернулись в храм, кажется, с другой стороны. Ночью приехали в Пури, а наутро я обнаружила, что хромаю на обе ноги – мозоли не позволяли ходить как-то иначе. Так и ковыляла вокруг храма Джаганнатхи, еле успевая уворачиваться от рикш-лихачей. В общем, опыт нарабатывался нелегко.

Летом этого же года мы с сестрой поехали в Питер на Харинаму с ночевкой. Накануне питерские матаджи пригласили нас на репетицию танцев, и на следующий день мы выступили. Впереди шли 2 пары танцующих девушек, потом большая группа прабху с инструментами и прочей атрибутикой, в конце еще шесть пар матаджи, неустанно и весьма слаженно танцующих. Было воскресенье, Невский проспект в это время более-менее свободен, и мы беспрепятственно летели над землей. Вайрагья прабху все три часа играл на аккордеоне, под его пение ноги сами собой выделывали какие-то сногсшибательные коленца, и чувствовалось, как духовная энергия пронизывает каменные стены домов. В Екатерининском сквере остановились, немного рассказали людям о сознании Кришны, и с танцами и песнями пошли назад. Прохожие останавливались, реагировали по-разному, никто не упускал возможности такую экзотику сфотографировать или снять на камеру. Из окон выглядывали озадаченные лица петербуржцев, кто-то махал руками, кричал что-то, в общем, равнодушных не было. С тех пор, вот уже почти год, мечтала снова поехать в Питер на Харинаму.

Вышло по-другому, да и чем Псков-то хуже? В общем, к нам из Питера приехали преданные и предложили провести псковскую Харинаму. Ванамали Кавирадж прабху с его сладчайшими киртанами, Вайрагья прабху, располагающий людей к себе с первых же секунд общения, – два брахмана, которые нас вдохновили просто своим присутствием, и от былых опасений лично у меня не осталось и следа. Правда, в милицию с Харинамы меня никогда не забирали, других неприятностей не было, вот и не боялась. Поддержка … Ну кто же защитит нас, горстку преданных, кроме Самого Господа Бога, да и бывает ли надежнее защита! Вот в таком настроении мы и начали сидячую Харинаму в центре города, у памятника Пушкину.

Знаю, что старшие преданные все делают талантливо, вот и место для проведения было выбрано – лучше не придумать. Наша группа с микрофоном, фисгармонией, мридангой и караталами уютно расположилась под деревом, в 2 метрах от автобусной остановки. Люди приезжали и уезжали, напротив, через дорогу – такое же движение, только в обратном направлении. Был будний день, конец рабочего дня. Уставшие люди и дачники разъезжались по домам, лица у большинства были «советские», скорбно-надменные, только ребятишки и молодежь еще проявляли какие-то непосредственные признаки жизни. Все как всегда, скучно и серо, и вдруг – неземная мелодия, плывущая над проспектом! Киртан!!! Люди останавливались, прислушивались, смотрели, многие доставали фотоаппараты и видеокамеры.

10 6Не помню, когда последний раз я чувствовала себя такой счастливой! Схватила поднос с прасадом и ринулась в толпу. В голове звучали слова Чайтаньи Чандры Чарана прабху: «… излучать энергию радости…». Какое там излучать! Она била из меня фонтаном и носила в некотором отрыве от земли. Люди брали или не брали прасад, как я поняла, только в силу своей кармической обусловленности и еще в зависимости от милости Кришны. Особенно повезло мальчишкам, пенсионерам, студентам и некоторым лицам без определенного рода деятельности.

Один парнишка лет 19 забыл, куда едет, и так и просидел на лавочке все 2 часа, дивясь на происходящее. А Святое Имя летело над городом, и лица людей светлели. Многие спрашивали: какой праздник, что происходит? Объясняла, как могла, чтобы только поняли. Некоторые изображали из себя непроницаемо-равнодушных, особенно мужчины. Идет такое ложное эго в пиджаке с галстуком и ничего вокруг кроме себя любимого не видит и не слышит. А тут вдруг на тебе, чуть ли не в нос – поднос с прасадом, и все бесплатно. Конечно, лучше мимо пройти, а потом уж перед телевизором «репу» почесать – что же это было? А вообще все люди хорошие, и когда тебя несет счастливая волна, а они такие вокруг нерадостные, то кроме сочувствия к ним ничего испытать невозможно.

Я издали наблюдала, как «бравый» десантник хотел учинить разборки с нашей группой. Он был в «заметности» (так в старину называли не очень трезвых) и жаждал подвигов. Когда он начал выдергивать плакат, поднялся Ванамали Кавирадж прабху (бывший моряк). Первое мое желание было кинуться между ними, защитить регионального секретаря. Но ростом прабху был почти в полтора раза выше десантника, к тому же рядом были мужчины: Вайрагья прабху и Лакшмана Прана прабху. Так что десантнику быстро дали понять, что лучше ретироваться, пока не уложили рядом на газончик смиренно слушать воспевание. Расарани в это время все время подавала знаки Вайрагье прабху, стоя у него за спиной, что она рядом, что в случае чего… ну, в общем, типа, чтобы он не боялся. Матаджи на всякий случай дружно запели мантры Господу Нарасимхе, видимо, чтобы защитить десантника.

Не имея в сознании Кришны опыта общения с милицией, решила его наработать, опыт то есть. Пять милиционеров в форме, среди них одна женщина ждали автобуса, я смиренно предложила им угощение. Отказались все пятеро, дружно отводя глаза. Жаль…

Из всего множества прохожих один хорошо одетый, солидного вида господин проявил неподдельный интерес к происходящему. Он остановился, долго слушал, смотрел, спрашивал, откуда мы и как нас найти. Задавал умные вопросы. Очень интересный человек, и у меня возникло чувство, что где-то мы уже общались. Из толстой пачки визиток с телефоном нама-хатты и маха-мантры только одну захотелось отдать ему. Вот такое процентное соотношение…

…Через полтора часа вышел из строя микрофон, но киртан от этого не стал тише, так мне, по крайней мере, показалось. Вайрагья прабху еще в микрофон успел рассказать собравшимся, что сегодня в Пскове праздник воспевания святых имен Бога, потом поблагодарил всех, кто нас слушал. У меня на подносе оставалось 7 штук кунжутных печений, и никак не удавалось их раздать. Вдруг из-за памятника появляется необычная группка молодежи, шесть девушек и один парень, одетые во все черное, в заклепках, раскрашенные, и я радостно направилась к ним. Они тоже очень обрадовались, быстренько разобрали печенья, и одной девушке с нежным веснушчатым лицом, достался листик туласи. Я ей сказала, что его нужно обязательно съесть, а заодно и оставшиеся крошки, что она и сделала. Они потом долго стояли рядом, я звала их танцевать вместе с нами, но, будучи одетыми не в сари, они не решились. В пляс пытались пуститься детишки зазевавшихся мамаш. Вот какая милость.

10 7

Наша красивая Малика в малиновом одеянии выплясывала вовсю. Она научилась красиво двигаться, ей очень нравилось танцевать, что она и делала с большим усердием, блестя глазами, косами и юной улыбкой. Маленькая Сита молча и терпеливо развлекала сама себя – то рвала ромашки на тропинках, то строила из пыли какие-то холмы. Говинда Нандини пела и танцевала без устали, при этом успевала чумазое Ситино личико оттирать от пыли. Шарики на подносе, целая гора – это было ее рук дело. А кунжутное печенье пекла Лена. Она пострадала при нападении десантника – он зацепил ее руку палкой от плаката. Еще пострадала наша фисгармонь, которую совершенно чудесным образом починили золотые руки Игоря Кислова.

Харинама – это совсем не страшно, это сплошной нектар и вдохновение. Спасибо всем, кто участвовал в ней!

Антонец Люба

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No10, август 2005