Rss

Продолжение интервью с Деварширатом прабху

– Говорится, что, увидев преданного с обритой головой, с шикхой и в дхоти, человек никогда его не забудет. Когда я впервые услышал это выражение, я тут же вспомнил когда я первый раз увидел преданных! Это было в 1976 году. Мы смотрели очень престижный в то время документальный фильм Ромма «И все-таки я верю». Это был фильм о судьбе человечества. В этом фильме говорилось и о преданных в том числе. Преданные в фильме пели и танцевали – обритые, с шикхами, в дхоти и с мридангами. Этот сюжет длился около 5-6 секунд, но я запомнил это на всю жизнь…

Хочется вспомнить еще матаджи Валлабха Чайтанью из Питера. На самом деле у нее были признаки экстаза, факт, что это не были какие то обычные сантименты. Да, в то время все происходило иногда совершенно невероятным образом. Когда мы работали в кафе, то иногда матаджи Валлабха Чайтанья приходила в свободное от своей основной работы время и просила, чтобы ей дали постоять за стойкой. Интересно, что как только она становилась за стойку, в кафе появлялось столько народу, что было непонятно, откуда он берется и куда помещается в помещение площадью 25 метров. Позже матаджи Валлабха Чайтанья заболела и оставила тело в дхаме. Но даже через 3-4 года приходили люди и спрашивали: «А где та женщина, которая работала за стойкой?»

– В то время преданные начали ездить в святую дхаму…

– Когда преданные в первый раз поехали в Индию, то мы все ждали их с нетерпением, по нашему понятию они должны были вернуться оттуда практически святыми. Позже я тоже съездил в святую дхаму. Впечатления после поездки надо отдельно рассказывать…

После возвращения из Индии Ачьютананда попросил нас выступить на радио «Балтика», где у него была регулярная передача о сознании Кришны. Оказавшись в стеклянной студии перед микрофонами и чувствуя, что часть Питера сейчас слушает нас, я и Антарьями растерялись, поняв, что мы не в состоянии сказать ничего внятного. Тогда мы просто стали переговариваться как Винни пух с Пятачком.

– Ээээ, Индия такое хорошее место, удивительное место…

– Да, Индия удивительное место, очень хорошее… э-э-э …

– В Индии много святых мест… э-э-э …

– Да, в Индии мы посетили много святых мест… э-э-э…

12 8

Первая встреча в Индии преданных из СССР

Еще пару минут мы рассказывали об Индии в таком стиле, а потом вдвоем стали молча смотреть на Ачьютананду, давая ему понять, что наш рассказ окончен. «Сегодня в гостях у нас были паломники, посетившие святые места Индии, а сейчас послушаем музыку», – завершил наш неудавшийся рассказ Ачьютананда.

Антарьями лучше понимал происходящее, поэтому прямо там, в студии он смиренно стал опускаться к стопам Ачьютананды, моля о прощении за такую бестолковщину. Позже все собрались у Дивья-лилы и уже непринужденно стали рассказывать про Индию. Я рассказывал, как обезьяны стащили у нас во Вриндаване огромный пакет махапрасада, который Антарьями собирал из разных святых мест. Обезьяна украла весь этот пакет и вывернула его прямо на улице, после чего на этот пир прискакали другие обезьяны. Потом первая обезьяна схватила тапок Антарьями, запрыгнула на ближайшую крышу и стала демонстративно его жевать, требуя еще чего-нибудь. Мы рассказывали, все смеялись, и вдруг я услышал крик Ачьютананды: «Это! Это… Надо было рассказывать на радио!!!»

12 7

Харинама на Невском проспекте, 1980-е годы. Вцентре с мридангой — Маму Тхакур дас

– Расскажите о питерских харинамах.

– Мы ходили на харинамы и летом, и зимой. Сутапа вел харинаму два раза в неделю. Особенно нам нравилось останавливаться в переходах метро, где хорошая акустика, и устраивать невероятный киртан. Позже преданные наловчились еще танцевать в Екатерининском саду. Возле «Гостиного двора» всегда собиралось много людей нас послушать – люди слушали, слушали, слушали и многие никуда не уходили. Иногда, когда я бывал по делам в городе и вдруг слышал издалека этот звон каратал, то сразу бежал туда и после уже не отходил от харинамы.

12 9

Деваршират прабху (с мридангой), 1980-е годы

Сутапа был воплощением невозмутимости и невинности. Он очень часто ходил в дхоти по городу, и эта одежда была настолько естественна для него, что окружающие, всегда воспринимали ее как нечто само собой разумеющиеся. Сутапа вел эти харинамы год за годом.

– Что еще интересного происходило в те времена?

– Столько всего было за эти годы… Однажды я решил пойти на митинг националистов Белоруссии. Взяв с собой книги и выехав за город, где проходил митинг, я увидел огромную толпу людей. Толпа скандирует, кругом плакаты, в том числе и за христианство, а я думаю: погуляю, посмотрю, чем живет трудовой народ. Смотрю, стоит группа людей, и у одного – значок депутата СССР. Я подумал, что это, наверно, большой человек. Справа и слева от него охрана – молодые люди с аккуратными прическами. Помня, что я не это тело и что самое лучше – это охотится сразу на носорога, я все же решил попробовать предложить книги высшему начальству страны. Неторопливо пошел я к «объекту» не прямо, а по касательной, а после неожиданно, но аккуратно, свернул прямо к нему, доставая из сумки небольшую Бхагават-гиту. У этого депутата было такое лицо испуганное и напряженное… Может, он думал, что достаю пистолет…Увидев книгу, он еще больше побагровел. К счастью, рядом оказались заинтересовавшиеся книгой люди.

«Я давно хотел почитать Бхагават-гиту, но что-то вас не найти.. Дашь почитать?» – по-свойски спросил мужчина высокого роста. Я ему говорю: «Книга стоит тридцать рублей» (подпольная печать-то дорогая) «Так я верну, – говорит дядя. – Давай свой телефон». Я думаю: ага, щас, дам я им телефон и потом неизвестно чего от них можно ждать… «Давайте я лучше ваш запишу», – с трудом сообразил я. Все же книгу просто так отдавать я не хотел. Написал он мне свой телефон, через месяц мы созвонились, и он попросил меня подъехать с книгой, дал адрес.

Приезжаю, а это Дом Правительства – батюшки, все в коврах, в кабинете этого начальника два тамбура с тремя дверьми… Поговорили мы немного, он увидел, что я человек не политический, поэтому всю правду и рассказал. Говорил, что власть скоро будет свергнута, а коммунизма не будет. Верилось тогда, конечно, в это с трудом. «Нам даже, наверное, придется взять оружие в руки», – сказал, явно мужаясь, начальник. Я ему посоветовал повторять Харе Кришна мантру, мы еще немного поговорили, а потом я решил спросить, что у него за должность. Оказалось, беседовал я с Председателем Госбезопасности Республики…

– Говорят, первым преданным пришлось много аскез перенести в период становления движения сознания Кришны в России…

– Однажды в Новгороде мы решили построить храм-котедж. Первый год пришлось жить в гараже коттеджа, благо, что один бхакта сложил там временную печь, правда, половина дыма шла внутрь гаража, но если сидеть на полу, то дышать было вполне можно. Так и жили. Зимой температура была от -2 до +10, если топить часов шесть. Перед программой мы на бетонный пол стелили большой ковер из вещей кого-то из наших родственников, и самое интересное, что на эти программы в гараж набивалось иногда столько народу, что казалось, даже на потолке кто-то висел. Спали мы в этом гараже в валенках и куртках, а я еще и шапку надевал, потому что мыши иногда пробегали по голове.

Однажды, закончив программу, мы сидели и что-то еще обсуждали. Вдруг прибежала маленькая мышь и деловито села среди преданных, поглядывая то на одного, то на другого. В этом гараже мы начали нашу творческую работу, играя в перчатках зимой и записывая музыку на магнитофон. Писать музыку и петь – это на самом деле тяжелая работа. Мы записывали очередной хит «Рабы» и уже прилично устали. Всем казалось, что мы подошли к последнему дублю и поэтому мы старались ничего не испортить. Я пел последний припев про счастливую жизнь материального мира – «Рабы-рабы…», и в этот момент вдруг замкнул и загорелся распределительный щит в гараже. Успев подумать, что «и пусть горит себе», я направился к выходу, поскольку был полностью ни к чему не привязан, а Харидвара прабху поспешно выпутался из проводов аппаратуры, в которых запутался в суете поначалу, и побежал тушить пожар (дом был записан на него). Огонь потушили, потому что все наши соседи работали в администрации города. Как только свет у них начал зловеще мигать, они вызвали аварийную службу, и все неполадки были быстро устранены.

На второй год мы переехали уже в подвал. Там было теплее, правда, весной заливало, но и эту проблему мы тоже легко решили – ставили по паре кирпичей и по кирпичам ходили. Просыпаешься – кругом свежо, вода плещется, какие то лампочки повсюду плавают как в «Сталкере», но вообще удобно, даже пол мыть не надо. Все это было для нас не очень тяжело, к тому же тогда у нас не было выбора. Мы легко в то время относились к подобным аскезам…

– А гуру часто приезжали в страну?

– Первый гуру, которого я увидел, был Прабхавишну Свами Махарадж. Один преданный сказал, что в день приезда духовного учителя он увидел сияние, которое исходило от его домашнего алтаря. Была лекция на Черной речке.

«Какая у вас раса в духовном мире?» – спросил кто-то из «старших» преданных.

«Я слуга Шрилы Прабхупады», – спокойно ответил Прабхавишну Свами.

Шрила Ниранджана Свами приехал первый раз в Россию в конце 80-х годов под Новый год. Мы сняли помещение в какой-то конторе на два вечера, все разукрасили, поставили даже на всякий случай небольшую елку. Гуру пришел, посмотрел на елку и сказал – «Вы что, думаете, что мы будем праздновать Новый год?»

Я помню также день, когда мы провожали одного гуру в Санкт-Петербург. Сначала гуру преподнесли огромную гору цветов, но рейс задерживался, и поэтому все стояли и ждали. И духовный учитель стал раздавать цветы обратно, в результате чего образовалась длинная очередь за цветами. Было очень мирно. Там же, в международном аэропорту, стоял в ожидании рейса человек, помогавший нам в свое время в борьбе с властями, которые хотели закрыть наше первое кафе в Санкт-Петербурге. Это был начальник треста столовых, у которого потом появился свой собственный завод (наверно, Кришна помог ему за то, что он помогал преданным). Мы узнали друг друга, поздоровались и вместе смотрели, как преданные подходят к гуру. После начался киртан, и настроение безмятежного праздника стало распространяться повсюду. Бывший начальник треста неожиданно расчувствовался: «Хорошие вы ребята»… Потом гуру пошел внутрь аэропорта и почти скрылся из виду, а через некоторое время все увидели выходящего обратно Вайдьянатха прабху, который нес гирлянду от гуру. Все переминались, не решаясь вступить в зону таможни, а я сказал сыну: «Беги», и он побежал, радостный, получать эту гирлянду.

Даже на заре русского ИСККОН все было наполнено спонтанной преданностью, уж не говоря о том, что происходит сейчас. Может быть, все мы духовны, может быть, все истинные организации ведут к Богу, но лично я из ИСККОН. Я пришел в ИСККОН, я служу в ИСККОН и я надеюсь оставаться в ИСККОН до конца, хотя у духовной жизни нет конца. Оставаться в нашем ИСККОН, оставаться в моем ИСККОН, в любой роли, какая разница…

– Было ли в Вашей жизни что-то мистическое, связанное с Сознанием Кришны?

– Самое мистическое – это понимание присутствия Бога в моей жизни. Как только мы становимся преданными, сразу же Сверхдуша начинает оказывать нам помощь и протекцию…

12 10

– Говорят, Вы были директором ведического кафе. Расскажите немного об этом.

– Да я работал во многих кафе в общей сложности около 12 лет. Это дало мне большой опыт преданного служения, и я вспоминаю о тех временах как об очень счастливых. Особенно запомнились времена в первом кафе «Говинда» в Санкт-Петербурге, когда вся атмосфера была насыщена духовными впечатлениями. В то время мы не имели абсолютно никакого опыта, и я был очень сентиментален, не понимая, что духовная жизнь не подразумевает мое личное счастье. Мы были в то время достаточно сплочены, у нас не было больших претензий иметь деньги, все спонтанно работали на духовном энтузиазме, и мы были очень счастливы. Это было невиданно – открыть ведическое кафе в СССР еще в то время. Киртирадж Прабху сказал, что это великое событие для всего мирового ИСККОН.

Я всегда думал, что наше кафе подобно магазинчику «Бесценные дары» в Америке, где Шрила Прабхупада начал свою проповедь. Позже, когда я увидел изображение этого магазина, то подумал, питерская «Говинда», действительно, была схожа с ним. Однажды вечером к нам в кафе совершенно случайно зашла группа индийцев, и войдя, они просто оторопели, потому что попали в кусочек дхамы. Нет, это был даже не кусочек Индии, это была самая настоящая экспансия святой дхамы. Одна девушка была так взволнована атмосферой, что прошла сразу же на кухню и стала смотреть на все с широко открытыми от удивления глазами. Я подошел к ней и спросил: «Откуда вы родом?». Она ответила: «Из Вриндавана».

Было видно, что она просто ошарашена тем, что в каком то глухом переулке Питера есть место, которое не отлично от ее родины. Практически все люди, которые заходили в кафе, испытывали беспричинный духовный подъем. Это было видно по всем входящим, как они менялись, просто попав туда. Шрила Прабхупада хотел, чтобы в СССР была проповедь, и поэтому было много благословений. Сейчас Вриндаван так же экспансирует в России во множестве форм санкиртана-ягьи.

– Было ли у Вас фирменное блюдо?

– Хмм. У меня нет фирменных рецептов, я всегда готовил по поваренным книгам и готовил достаточно известные блюда – такие, как сабджи, рис и пури. Из некоторых наблюдений – в сабджи надо добавлять достаточно масла, это облагораживает их.

– Каковы Ваши впечатления о Пскове?

– Мне кажется, люди в Вашем городе более активны, чем у нас в Великом Новгороде. Сейчас общая тенденция повсюду – решать свои материальные дела, но мне кажется, все надо связывать с сознанием Кришны, проповедовать и распространять книги Шрилы Прабхупады. Материальная жизнь эфемерна, поэтому, когда мы в определенной степени игнорируем ее, это очень разумно. Мы можем поступать так сами и так же проповедовать это другим псковичам в данном случае. Все материальные накопления исчезают, так и не принося никому никакого счастья. Жизнь проходит в суете, когда мы пытаемся достичь чего-то материального, а потом каждый сталкивается со смертью… Это не выдумка, это реальность, поэтому человек должен стараться не разменивать свое время на бессмысленные вещи, насколько это возможно. Когда личность проповедует, то все остальные проблемы будут решены. В материальном мире есть только одна нужда – это Сознание Кришны. Не так важно, приходят люди в храм впоследствии или нет – нам все равно нужно проповедовать каждому, кого мы встречаем, и тогда будет происходить много удивительных вещей. Мы увидим, как непостижимым образом движение Шрилы Прабхупады будет расцветать все больше и больше.

Вопросы задавала Говинда Нандини деви даси

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No12, октябрь 2005