Rss

Веселые истории о преданных (прод. 3)

На Гаура-пурниму в начале 1990-х мы сняли небольшой зал. Преданных было немного, гостей тоже, поэтому праздник прошел по-домашнему. Преданные приготовили небольшой спектакль, естественно, о Джагае и Мадхае. Двоих братьев играли Дхира Лалита дас и Гопинатха дас, Господа Нитьянанду не помню кто, а Господа Чайтанью замечательный литовский преданный Тапаначарья дас.

Праздник прошел весело, была лекция, кой-какой киртан, и вот настал черед спектакль представлять. Все как обычно – пьесу эту в каких только интерпретациях не видели. Появляется «Господь Нитьянанда», к нему подваливают «Джагай» и «Мадхай» и начинают приставать. Стараются вовсю, пьянь и рвань изображают с чувством, прямо как в жизни. И вот ранят «Нитьянанду», тот принимает позу, почему-то, распятого Христа и на сцене должен появиться «Господь Чайтанья». Он не заставил себя долго ждать. Стремительно вылетев из-за кулис, в развевающемся дхоти, худой, высокий, Тапаначарья произвел должный эффект. Но дальше пошло как-то не так. Подняв правую руку вверх с надетым на указательный палец компакт-диском, он наезжает на двух братцев, размахивает своей «сударшана-чакрой», силится вспомнить текст и, в конце концов, выпаливает: «Нет, а в чем дело-то? Вы что, вообще оборзели!?» «Джагай» и «Мадхай» пытаются изобразить испуг, но не могут – просто падают от смеха. «Нитьянанда», несмотря на раненное состояние, тоже хохочет. Веселились до упаду, даже не помню, закончили спектакль или нет, но зато праздник запомнился на всю жизнь.

* * *

31 7

Первый приезд Е.С. Индрадьюмны Свами в Самару. Идет киртан на улице, преданные стоят двумя полукружьями, сквозь которые идут прохожие. Но вот перед нами появляется некий люмпен и, подняв заскорузлый пролетарский кулак, прет на Махараджа. При этом сквозь невменяемую пьяную речь пробиваются слова о его принадлежности к православной вере. Об этом же дает понять и крест на утлой груди. Как ни странно, мы все стоим и просто наблюдаем за происходящим. Махарадж с высоты своего роста спокойно смотрит на взбесившегося аборигена и, обращаясь к толпе, говорит: «Если вы долго будете повторять «Ельцин, Ельцин, Ельцин» (он как раз был начальником нашей страны), вы станете несчастными и будете пить водку. Но если вы будете повторять «Кришна! Кришна! Кришна!», то постоянно будете испытывать счастье» Сказал и продолжил киртан, играя на своей знаменитой мриданге, завернутой в чехол с изображением Господа Нарасимхи.

Мужик как-то скуксился и было попытался уйти, но затем, глядя на танцующую толпу, тоже начал сокращаться и даже изобразил под маха-мантру коленца а-ля «камаринский».

* * *

Е.С. Рохини Сута прабху давал лекцию о санкиртане. Это была первая подобная лекция в Самаре и на нее съехались санкиртанщики со всего Поволжья. Запомнилась она мне, да и всем побывавшим на ней тем, что длилась она восемь часов кряду, и все присутствовавшие на ней не испытали никакой усталости. Так, во всяком случае, мне показалось. Началась лекция в кинозале, но через пару часов нас оттуда попросили (там должен был идти фильм) и мы перебрались в другую комнату. Все оставшееся время было посвящено технике распространения книг.
И вот Рохини Суту прабху спрашивают, а как, мол, быть с нападениями на санкиртанщиков несознательной частью населения?
Махарадж предлагает наглядный пример и для этого вызывает Дхиру Лалиту даса (в то время Дима) и Варадешвару даса (Валера соответственно). Они выходят, довольные такие, прямо светятся, и Махарадж просит их встать по бокам и изобразить хулиганствующих элементов. Они смущаются и так это неумело дергаются на гуру, что должно было изобразить злостное нападение на одинокого распространителя книг. Зрители хохочут, наступила полная расслабуха. Я это хочу особо подчеркнуть, чтобы яснее можно было понять наше состояние буквально через несколько секунд.

Рохини Сута прабху посмотрел на одного «нападавшего», на другого и неожиданно для всех поднял руки и громко-громко закричал: «Нарасимха! Нарасимха! Нарасимха!» От неожиданности я еле на стуле удержался, а у обоих «нападавших» подкосились ноги и они чуть не грохнулись на пол. Все перепугались, и Махарадж еще некоторое время смеялся, вспоминая нашу реакцию.

Нечего и говорить о том, что после этой лекции вся наша санкиртана поголовно стройными рядами нашла прибежище у стоп Рохини Суты прабху.

* * *

В году 1993-м мы с моим товарищем Нанда Нанданой дасом жили в Москве на квартире известного преданного Бхугарбхи даса (надеюсь, правильно пишу имя). В одной из комнат в то время остановился Е.С. Прабхавишну Свами. Вели мы себя с Нандой Нанданой тихо, чтобы не мешать Махараджу. Его в свою очередь тоже не было видно, только иногда слышно – он свои лекции обязательно читал вслух по утрам, а потом уж в храме повторял. Так что у нас была возможность прослушать лекцию вперед всех. Вот как-то Нанда Нандана стоит в прихожей – или пришел, или уходить собрался, но в этот момент из своей комнаты появляется Прабхавишну Свами и пытается пройти на кухню. Мой товарищ ему мешает и поэтому Махарадж делает жест рукой, чтобы Нанда отошел в сторону. Тот конечно отходит, Махарадж проходит на кухню, что-то берет и уходит к себе.

31 8

Через час примерно из комнаты появляется гуру, подходит к Нанда Нандане и по-русски, с серьезным видом говорит ему:
– Извините, пожалуйста, я вас кажется, оскорбил.

Мой товарищ лихорадочно вспоминает, когда это могло случиться – непосредственно с Прабхавишну Свами он никогда не общался. Махарадж ему напомнил о жесте, который он посчитал оскорбительным. Так Нанда Нандана потом целую неделю ходил задумчивый, потрясенный смирением гуру.

* * *

Как-то раз радиостанция «Самара-Максимум» устраивала передачу с участием преданных и радиослушателей. На шоу был командирован старый (не в смысле возраста) преданный Ваджра дас.

В обычном общении Ваджра веселый, добродушный человек – настоящий Хотей. Но на своих лекциях он впадает в меланхолию и менторским тоном вещает эзотерический взгляд на Веды, который мы, взращенные в средней полосе России, не особенно догоняем.
Он и отправился на передачу. Мы собрались в ашраме, чтобы послушать и, по возможности, повеселиться. И вот идет прямой эфир, активность слушателей почти равна нулю, Ваджра что-то рассказывает о Сознании Кришны, то, что мы уже знаем. В общем, тишина. И тут Тапаначарья дас берет телефон и набирает номер радиостанции. Среди нас наблюдается оживление. Тапаначарью соединяют в прямом эфире и он, изменив до неузнаваемости голос, гнусаво так спрашивает, – «А че это вы всегда бормочете и одеты как-то стремно, и косички на лысой голове носите?» Спросил и, давясь от смеха, положил трубку. Ваджра воодушевился и начал глаголом жечь радио-эфир. У него словно второе дыхание открылось. Какая была проповедь! А в ашраме в это время наступил разгул веселья. Слушая его обращения к «благодарному радиослушателю», мы чуть животы не надорвали.

Когда же все открылось, и Ваджре был поведан леденящий душу рассказ о лживом радиослушателе, он не стал сердиться, а только добродушно дал понять что, мол, еще можно ожидать от литовца (Тапаначарья), малолетки (Вика Равана десяти лет отроду) и от казначея (от меня то есть).

* * *

Преданные, как мне кажется (а практика подтверждает мое предположение), испытывают два вида эмоций: шок и экстаз. Они могут проявляться по-разному или же даже действовать одновременно, смешиваясь в разных пропорциях. Но все равно, эмоций всего два вида. За очень резким исключением могут быть и другие, но за таким редким исключением, что даже и упоминать их не хочется, а тем более в клавиатуру пальцами тыкать, их набирая.

– Как прасад?
– Экстаз!
– Как лекция?
– Все были в шоке!

И все, повторюсь, за редким исключением, могут быть другие разновидности эмоций. Но без этих двух в ИСККОН никак нельзя. Как, например не обойтись без «на самом деле» – убери это бессмысленное словосочетание и речь иного индивидуума превратиться в набор ничего не значащих, банальных фраз. А с «на самом деле» это что-то весомое, что не возможно подвергнуть сомнению, спасительная палочка-выручалочка для лектора любого ранга и «чистоты». Так что на сегодняшний день без экстаза с шоком, а заодно уж без «на самом деле» я ИСККОН (его русскую разновидность) даже и не представляю. Вступление закончилось.

Первая ратха-ятра в Самаре. Некоторые преданные испытали шок (приятный, конечно), остальные пребывали в экстазе. Мне же, честно говоря, было просто приятно сознавать, что на земле Самарской произойдет такое историческое событие, впервые, между прочим.
Из Саратова привезли колесницу, взглянув на которую я сразу предположил, что она участвовала еще в битве на Курукшетре и испытала на себе воздействие всех видов «астр» (типа «брахмастра» и т.д.). Но, несмотря ни на что, преданные все равно были кто в экстазе, кто в шоке. Но работали – и это приятно – и те, и эти. Так что, к приезду на праздничное шествие Е.С. Прабхавишну Свами мы более-менее подготовились. Самые страшные пробоины и неподдающиеся ремонту части колесницы закрыли веселенькими флажками, тряпочками, лентами и цветами. В общем, для преданных и туземцев, как говорится, был полный экстаз.

Началось шествие, колесницу тащат за веревки, гремит киртан, едва успеваем купол поднимать-опускать, чтобы за провода не зацепиться, все танцуют. Праздник пришел на главную улицу провинциального города!

И тут я замечаю по курсу, прямо на нашем пути, расположились торговцы барахлом. Их мы как-то забыли предупредить о нашем шествии. И было видно по их застывшим в ужасе лицам, что и им знаком шок. Я кинулся вперед путь расчищать и одновременно попытался праздничек тормознуть, но куда там, колесница шла под уклон – не остановишь даже при желании. А его как раз и не было.

Кричу что-то барыгам, но они и так все видят, сгребают шмотки и пытаются убежать (так и хочется сказать «от судьбы») И некоторым это удалось, но самые нерасторопные побросали вещи на заборе и разбежались кто куда. Все, кроме одной в летах дамы, которая видимо, решила жизнь отдать, но вещички спасти. Она еще что-то пыталась с забора снять, когда на нее наехала колесница. Нет, конечно же, не так страшно, как я сейчас это описываю. Просто ее зажало между забором и колесницей и слегка (метров 10) протащило вперед. Там она как-то высвободилась и стала изъясняться с нами на доступной ей разновидности русского языка. Так, что даже слегка киртан перекричала.

31 9

Ананда Чайтанья дас, тогдашний президент нашей ятры и региональный секретарь Поволжского региона спокойно спрашивает, что этой бедной женщине от нас надо и чего это она так верещит? Таз, говорю, у нее застрял между забором и колесницей, вот ее и покрутило между ними немного. Какой такой таз, удивляется Ананда Чайтанья. Он же из Литвы, ему ли про всякие тазы знать. Я объяснил, а он покраснел (брахмачари был тогда), развеселился (хорошо, женщина не видела) и побежал дальше руководить.
Такая первая ратха-ятра была в Самаре.

* * *

С Е.С. Рохини Сутой прабху у меня связано еще два воспоминания, хорошее и так себе.

Хорошее относится к этому году, августу месяцу. Когда он к нам в храм приехал с супругой, его ученики устроили поездку на природу. Обо всем рассказывать не буду, хотя это достойно отдельной истории, расскажу только один небольшой момент. Мы с одним преданным рубились в бадминтон, а Махарадж в это время играл еще с несколькими в мяч. Играл и поглядывал в нашу сторону. Потом, не выдержав, отобрал у моего напарника ракетку и мы с ним поиграли немного. Играет он хорошо и, видно, очень любит это дело. Наигравшись, он поблагодарил меня, и мы пожали друг другу руки.

Так себе воспоминание – это воспоминание о былом. Несколько лет назад Рохини Сута прабху давал очень хорошую лекцию в Самаре, в одном из клубов. Мне лекция понравилась, и я сидел довольный такой. Но вот, когда начались вопросы, матаджи рядом со мной подняла руку и начала ей так трясти, как будто ей прямо невтерпеж свой вопрос выложить. Гуру кивнул ей, она вскочила и начала задавать его. Какую-то чушь, что-то насчет демонов в русской мифологии. В лекции об этом не было ни слова, к чему она вдруг это вспомнила? Вопрос действительно был идиотский, и поэтому я тихонько про себя застонал и обхватил голову руками. Так вот лучше бы я этого не делал. Потому что Рохини Сута Прабху понял мои телодвижения по-своему. Он так это приветливо на меня посмотрел и говорит: «Я вас утомил? Не беспокойтесь, я скоро уже закончу» Представляете мое состояние, когда все присутствующие обернулись в мою сторону, чтобы узнать, какому придурку надоело лекцию слушать. Так что, хотелось как лучше, а получилось как всегда. Мне тогда немного стыдно было перед Махараджем. Но ничего, со временем отошел все-таки.

* * *

Однажды, когда в нашей шебутной ятре наступило затишье (то есть все разъехались кто куда), и оставались, кроме меня, двое преданных, у нас случилось явление. Некто, под видом бхакты остановился у нас. Тогда это было достаточно просто. Как оказалось в дальнейшем, типус этот был преданный-мошенник. Как преданного его охарактеризовало то, что встал он рано утром, омылся, прочитал все положенные круги и не без удовольствия прослушал предложенную нам на тот момент лекцию. То есть первая часть была настоящей, не подкопаешься. Что касается второй, то при ближайшем рассмотрении и она оказалась вполне достойной внимания. Вечером, проведя у нас целый день, он подошел ко мне и, обратив на меня открытое честное лицо, начал разводить. На деньги, прознав предварительно о моем казначействе. В тот вечер в качестве приманки передо мной был выложен мешочек с камушками, чем-то напоминающими грязные стекляшки.

Мне же все эти материальные элементы были представлены, как необработанные промышленные алмазы. Стоящие, между прочим (это он мне заливал), немерянные доллары. В презентации принимал участие также осколок стекла, на котором «алмазы» оставили глубокие борозды. Источая кристальную честность, молодой мошенник (я, оговорюсь без ложной скромности, сразу определил его принадлежность к этой прославленной части населения) безуспешно пытался разместить на моих слегка оттопыренных ушах развесистую лапшу. О том, что де камушки эти на черном рынке где-нибудь в Амстердаме стоят не менее 100 тонн зеленых и что он готов продать это богатство по бросовым ценам. На тот конкретный момент у меня не была запланирована поездка в город-герой Амстердам и поэтому проверить его утверждения не представлялось возможности.

Но ведь преданный, будь он даже мошенник из размошенников, всегда готов пойти на жертву. И поэтому он, видя мои сомнения, согласился оставить камушки в нашей ятре за так, но единственно попросил оплатить ему дорогу до Москвы. Ну, чтобы для нас не совсем уж халява получилась. Если бы у меня были свои деньги на тот момент (лишние, естественно), то я с удовольствием оплатил бы ему билет в один конец до Магадана.

Собеседник ему попался, признаюсь, несговорчивый и он, пошарахавшись у нас немного, отбыл в неизвестном направлении, бросив все свое сокровище. Отречение показал.

Как потом оказалось, этот умник успел-таки “обуть” президента одной поволжской ятры на некоторую сумму, вручив тому свои «алмазы» Имени доверчивого оболтуса я упоминать не буду, тем более он вообще перебрался в другую, дружественную нам сампрадаю.

бхакта Евгений, г.Самара.

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No31, июнь 2007