Rss

Я понял, что мы очень далеки от Бога

Интервью с Чайтаньей Чандрой Чараном прабху.

9 4

– Интересно было бы узнать, как Вы пришли в Сознание Кришны?

– Это очень длинная история. На она описывается в книге, которую мы сейчас издаем. Хотя вкратце я мог бы сказать, что пришел в Движение через прасад. Меня убедил именно прасад. Киртан я не понял, у меня даже были негативные ощущения. Лекция была, как мне казалось, слишком простая (я считал себя философом), но прасад дал непосредственное ощущение».

– До Сознания Кришны Вы сталкивались с какими-то религиозными направлениями в поисках истины?

– Я не искал истину в религии, я был убежден, что в религиозном мире истины нет. Небольшой опыт общения с религиозными людьми вызвал у меня неприятные чувства. Их вера мне казалась слепой и научно необоснованной. Мне было не интересно общаться с такими личностями. Я пытался научно все это понять, получить опыт, найти примеры – как это делают ученые. Я считал, что если есть Бог, есть душа, то должна быть и система знаний об этом. Я думал, что если нет знаний о Боге и душе, значит, не существует и таких понятий. В общем, я искал истину в этой области. Иногда были, как мне казалось, успешные попытки. Главным образом мне хотелось понять жизнь после смерти. И когда мне удалось выйти из физического тела и остаться в тонком существовании, я понял разницу между физическим существованием и тонким. Тогда мне казалось, что я нашел истину. Но потом выяснилось, что я не знаю, что делать с этой истиной. Я не понимал, зачем нужно жить здесь, а потом переходить в какой-то тонкий мир, а из него опять приходится рождаться. Получался какой-то замкнутый цикл. И я подумал, что все это бессмыслица. Я снова был в тупике.

– И тут на помощь пришел прасад…

– Да, прасад давал мне новые ощущения самого себя. Не выходя из тела, я почувствовал какие-то другие измерения. Но, честно говоря, я подумал сначала, что кришнаиты подмешивают в пищу наркотики. Я никогда не был наркоманом, поэтому я так почувствовал. Впоследствии я видел, что и другие люди, впервые попробовав освященную пищу, думали, что там наркотики. Поэтому я как эмпирик решил все это проверить и посмотреть, как готовится эта пища. Преданные были очень простые люди и не походили на мошенников. Меня убедили их качества простоты.

Когда я понаблюдал весь процесс приготовления пищи, я убедился, то там нет никакого подвоха. Но загадка так и осталась неразгаданной – в чем же секрет прасада? Еще были какие-то мантры, и я подумал, что это мантры действуют. Как мистик я хотел себе все это объяснить, но когда сам попробовал повторять мантры над пищей, приготовленной мной самим, то не почувствовал никакого влияния этих мантр. Не было опыта повторения мантр, но, приняв этот прасад, я ощутил такое же чувство блаженства. И тогда впервые в жизни я подумал, что Бог есть и Он имеет какие-то личностные черты, с Ним можно общаться. Это было сильным толчком к развитию интереса к духовной практике, к ведической литературе, к понятию Бога как личности и т.д.

Но что меня больше всего покорило в этой философии – она была научной. Сначала приходило научное, философски точное логическое объяснение, а затем уже появлялись какие-то эмоции, но если бы не было этой основы, я не мог бы доверять своим чувствам. Просто плакать, глядя на икону, я не могу.

9 5

– Вы сразу приняли всю философию или постепенно?

– Скорей, это было не принятие философии, а вспоминание всего этого. Что-то во мне уже было, несмотря на то, что в молодости у меня не было источника религиозных знаний. Но мой собственный внутренний опыт говорил мне, что жизнь существует после смерти. Я думаю, что это была память с прошлых воплощений, поэтому философия как бы вспоминалась. Я удивлялся, как это похоже на то, о чем я думаю, но не могу выразить в словах. То есть во мне как будто находилось это знание, но без встречи с преданными, которые направили мой ум в нужное русло, я запутывался на каждом шагу. Имел какие-то интуитивные представления, но не мог ни выразить их, ни толково объяснить, ни дать им точное определение, ни отделить их от каких-то ложных вещей… Все было смешано, в голове царил какой-то хаос и неудовлетворенность. Философия все поставила на свои места, и таким образом она входила в мою жизнь очень быстро.

– Вас не коснулась волна репрессий?

– Она коснулась меня легко, не причинив особых страданий, потому что эта волна уже спадала, теряла силу. Когда я пришел в 1985-м году, то все лидеры общества были в тюрьмах и «психушках», прошли все процессы, суды и власти. А в КГБ готовились к следующему моменту – выявить оставшихся лидеров, потому что движение продолжало существовать, и они были уверены, что должны быть еще какие-то лидеры в скрытом, подпольном виде. Они были убеждены, что движение без лидеров не может продолжать функционировать и развиваться. Они искали, не трогали нас, а просто наблюдали, вызывали в совет по делам религии, допрашивали. Осторожно задавали вопросы: «Какие бывают имена преданных?» Так пытались найти наших лидеров. Мы придумывали какие-то имена, понимая все их хитрости.

Часто мы вызывали у них агрессию своим поведением. Мы смело проповедовали на улицах, в толпах людей, на демонстрациях диссидентов, выходили на харинамы, сражались с милицией – везде мы проповедовали и шли на конфликты с властями легко и смело. И таким образом мы вызывали агрессию со стороны властей все больше и больше. Они не могли понять причину, очень злились, считая, что у нас есть какой-то лидер, но не могли его найти. Но мы-то знали, что наш лидер – это Кришна, и они никогда Его не найдут. Поэтому даже если мы сядем в тюрьму, придут другие преданные и будут продолжать наше дело, эти сядут – продолжат новые.

9 6

– Вы в то время жили в общежитии и там, говорят, что-то веселое происходило из-за Вас…

– Что творилось в общежитии, когда мы начали практиковать Сознание Кришны? О, там была революция! На всех этажах студенты только об этом и говорили. Я принес мридангу и стал играть и петь киртаны в холле, и эти киртаны собирали толпы людей. Одевал красную рубаху и выходил туда. Жена готовила, и мы раздавали прасад студентам. У нас была отпечатанная на машинке книга рецептов, и мы готовили карамелизированную халаву или «простое чудо». Использовали специи, которые тогда никто даже в глаза не видел: куркуму, асафетиду, тмин… В то время знали корицу, гвоздику, черный перец и лавровый лист. А тут все были в шоке. Когда мы толкли специи все в ступке, то звон стоял по всему этажу. Самое вкусное, что готовили, мы раздавали. Ходили по комнатам, разносили прасад. Никто не отказывался – бедным студентам лишь бы съесть что-нибудь. Потом они прибегали к нам и спрашивали: «Что это такое, как вы это делаете?»

За нами все бегали. Все 15-этажное общежитие про нас знало. Мы кормили всех, кто к нам приходил почти каждый день. У нас в комнате появилось большое количество кастрюль. Несколько человек после этого стали преданными, один из них сейчас живет в Америке. Такое время было интересное…

9 7

– Еще я слышала, Вы книги распространяли успешно…

– Да, это получалось неплохо. Я не распространял стабильно, у меня было много других обязанностей. Мы выходили на Невский проспект, так как в толпе было больше шансов остаться незамеченным милицией. Иногда книгам придавали такой вид, чтобы не было похоже, что это книга. Переплетали, склеивали как записную книжку, без названия, одним словом, конспирация. Подходили к человеку с ручкой, как будто записываем что-то в записную книжку, а сами рассказывали ему о книге. «Бхагават-Гиту» мы так не переплетали, конечно. Ее даже показывать было опасно. Тогда не было рекламы, улицы были серые, скучные, одеты все были одинаково – в серые, коричневые, темные тона, и появление такой книги в наших руках привлекало массу людей. И милицию тоже. И нам нужно было успеть быстро, пока нет милиции, распространить какую-то книгу.

Однажды я пошел к книжному магазину. Я знал, что если в магазине распространять, продавцы позовут милицию. Если распространять рядом на улице – милиция сама подойдет. Я встал у магазина, показал книгу какому-то человеку, и тот стал со мной спорить, утверждая, что душа, Бог – все это неправильно. Это стало меня раздражать, и я начал спорить с ним, забыв об опасности. У меня была целая сумка книг, и люди, проходя в магазин, слушали, как я с ним ругаюсь. Я же на них не обращал никакого внимания, так привязался к разговору с этим глупым человеком. Люди покупали у меня книги, давали деньги, а я продолжал спорить. Таким образом я распространил девять книг. По тем временам это было неслыханно. Девять книг за один раз и не попасть в милицию! Преданные очень серьезно это восприняли. В то время я не имел еще инициации, а в ятре были старшие преданные, инициированные, и всем стало стыдно. Все пошли на улицы – в метро, в переходы – кто куда. Тогда достаточно было выйти распространять книги на улицу, и все перенимали этот пример, совесть не давала сидеть долго и ничего не делать.

– А как вы стали повторять мантру? Сколько кругов – сразу 64, наверно?

– Нет, сначала один круг, потом два, потом четыре, потом восемь – примерно через месяц стал повторять 16 кругов. Потом я услышал, что можно повторять больше. Кто-то сказал, что у Бхактисидханты Сарасвати была норма 64 круга. Я подумал: «Вот это хорошо». В течение полутора месяцев я повторял 64 круга ежедневно. Жизнь сразу так круто изменилась… Я еще успевал работать, распространять книги, ходить на нама-хатты, также у меня была семья. На работе меня никто не трогал, даже выделили отдельный кабинет. Если начальник заходил ко мне и видел, что я повторяю мантру, то сразу уходил. Я мог прийти, когда хотел, уйти, когда хотел – такого никогда не было в МВД. Я понимаю, что все это происходило благодаря мантре и моему образу жизни. При этом я умудрялся выполнять свои обязанности на работе быстрей, чем другие. Через месяц я увидел, что жизнь человека коротка и длится буквально несколько минут –да, так я вдруг увидел. Такие реализации приходили как внезапные озарения. Стало ясно, что все люди обречены на скорую смерть и даже не знают об этом. Они снова воплотятся, через час, два умрут и снова воплотятся… Весь мир я увидел как большую заводную игрушку.

И я понял, что это влияние мантры. Был какой-то отрыв от этого мира… Позже, поскольку было много обязанностей и проповеди, я снова стал повторять 16 кругов.

– Чем отличается Движение Сознания Кришны конца 80-х – начала 90-х от сегодняшнего движения?

– Главное отличие в том, что в то время все имели полную веру в святое имя. У нас была только Харе Кришна мантра, и больше не было никакой защиты. Все устройство того времени было против нас, нас всех ждала тюрьма и ничего больше. И мы верили только в защиту святого имени. И происходили настоящие чудеса, которые были для нас в порядке вещей. Через какое-то время с запада пришла книга Сатсварупы даса Госвами «Реформа джапы». Впервые мы узнали, что джапу можно улучшать. Я считаю, что революция санкиртаны началась именно с этого момента. Все преданные стали улучшать джапу. Все стали с глубоким вниманием повторять мантру. Но позже, когда стали делать много вещей на внешнем уровне, забыли о мантре, повторяли ее более автоматически. Если мы сейчас возобновим качество воспевания, мы снова возродим этот дух.

Другого пути нет в век Кали. Настоящая санкиртана – это, прежде всего, воспевание святого имени, а все остальное прикладывается к этому.

В то время люди, приходя на киртан, избавлялись даже от серьезных заболеваний. Такая вера была в мантру! Сейчас даже от насморка не могут вылечиться.

– Получается, раньше на преданных проливалось больше милости?

– Сейчас движение не такое однородное как раньше. Тогда это была одна семья, одна армия, одна команда, один трибунал. Были крепкие, суровые, военные законы. Сейчас движение стало разнородным. С одной стороны, есть чистые преданные, а с другой, есть преданные, которые не имеют веры. Раньше между неофитом и старшим преданным в деятельности не было никакой разницы. Все действовали очень активно. Сейчас уже есть уважаемые старые преданные, которые ничего не делают, мантру повторяют и все. Также есть старые преданные, которые продолжают действовать с энтузиазмом. Сейчас появляются как бы разные классы преданных. Варнашрама-дхарма. Идет формирование структуры общества. Это ни плохо, ни хорошо – это просто этап развития. Всегда будут чистые преданные и разные уровни преданных: каништхи, мадхьяма, уттама. Чем ознаменовано то время – все действовали как люди, имеющие полную веру, как чистые преданные. Это была особая милость.

– Не могли бы вы рассказать о каких-нибудь чудесах в вашей жизни?

– Сейчас даже трудно сосредоточиться на каком-то одном чуде, так как вся жизнь тогда была чудом. В сознании Кришны все наши желания исполнялись. Это и есть чудо, так как до сознания Кришны никакие желания не исполнялись, это было редкое счастье, чтобы желание исполнилось. Дни проходили за днями, и не было никакого обещанного счастья. Коммунизм так и не приходил. Ленин говорил, что коммунизм через пять лет наступит, столько лет прошло, а он не наступил. Потому что мешает империализм и ядерное оружие, потому что много энергии идет на вооружение. Так нам говорили. Всегда находились какие-то причины, все новые и новые. Но в сознании Кришны все желания исполнялись. Не зависимо от политики партии, мы получали все, что хотели. Однажды преданные в первый раз отправлялись в Индию. Они приехали в аэропорт с небольшим опозданием, и все места были уже зарегистрированы. Преданные решили, что это очередная провокация партии и правительства, и начали петь киртан. Несколько часов пели. Самолет уже вышел на взлетную полосу, а киртан продолжался с еще большей силой. И вдруг начальство этого аэропорта, не выдержав киртана, дает команду остановить самолет. Такого никогда не было. Самолет возвращается, пассажиров высаживают (иностранцев!), преданных сажают и отправляют в Индию. Разве это не чудо?!

Один преданный, который распространял книги по всему СССР, перемещался по городам на самолетах, никогда не покупая билетов, даже паспорт никогда не показывал. Он так распространял книги в течение почти двух лет. Просто ходил в дхоти, с тилакой и проповедовал. Шел сразу к пилоту, показывал ему книгу, проповедовал и его брали с собой с огромными сумками книг. Невозможная вещь! Чудеса происходили всегда. Однажды мы поехали на Дальний Восток. У меня был отпуск, и преданные дали мне тридцать Бхагавад-гит – огромное количество по тем временам. «Это историческое событие – Бхагават-гита впервые отправляется на Дальний Восток», – так меня вдохновили преданные. Поезд остановился в Уссурийске, до Владивостока оставалось еще три часа. В этом городе жили родители моей жены. Жена предложила: «Давай навестим моих родителей. Уже семь суток в поезде, мы устали, ты все время постишься. Погостим несколько дней и поедем во Владивосток». Так мы приняли решение и вышли в Уссурийске. Нас встретили родственники, была баня, мы с женой что-то приготовили, предложили Кришне – все было хорошо. Все сидели за столом, ели прасад, счастливые, что мы приехали. Включили телевизор, а там были местные новости.

Вдруг мы слышим: «Внимание!» И на экране появляются наши с женой портреты. Родственники есть перестали, все смотрят. «Очень опасные люди, везут запрещенную литературу, империалистическая пропаганда. Должны были сойти во Владивостоке, но их не было. Значит, их предупредили, действует организация. Кто увидит, сообщайте по таким-то телефонам» – и выдают все наши данные. А тут родственники сидят! Вот так Кришна спас нас от Владивостока. Но родственники были в истерике. Отец жены был репрессирован в сталинские времена, сидел в тюрьме и знал, что такое действовать против властей, что такое запрещенная литература. Он был перепуган до смерти. Мать испугалась: «Сейчас всех посадят, ребенок останется сиротой, что будем делать?» И они решают: давай дочь отдадим в психушку, а зятя сдадим в тюрьму добровольно. А ребенка будем воспитывать сами (Врадже тогда было 2,5 года).

Я рано утром взял рюкзак и побежал на электричку. Поехал во Владивосток. Жена дома родителям проповедовала, и они вдруг утихомирились. Я в это время ехал в электричке, набросив на лицо капюшон штормовки, чтобы никто не узнал. И даже там я начал проповедовать и предлагать книги. У меня ведь было 30 книг! Я ходил во Владивостоке по своим знакомым, среди художников и прочих людей искусства. Однажды предложил «Гиту» артисту, который играл Ивана Бровкина. Он оказался типичным материалистом, и я разочаровался в нем. Каким-то чудом мне удалось распространить 19 книг.

«Гита» была дорогой – 25 рублей, четверть зарплаты по тем временам. Оставалось 11 книг, и вдруг раздается телефонный звонок. Старый знакомый говорит: «Я слышал, у тебя есть Бхагавад-гита? У меня группа йогов, одиннадцать человек, и все хотят приобрести «Гиту». Это было очередным чудом Кришны… Как только мы приехали с женой в Питер, начались звонки от преданных: «Ну как, распространил что-нибудь на Дальнем Востоке?»

«Все тридцать!» – отвечал я. Все были в шоке. Потом мы рассказывали преданным об этих событиях и были героями. Чудеса происходят все время. Несчастные люди живут обычной рутинной жизнью, в которой нет никаких чудес. Если не обманешь, то денег не будет – вот и все их чудо (Чайтанья Чандра Чаран прабху смеется). Да, в том дальневосточном поезде мы проповедовали одному человеку и показывали Гиту. Он соглашался: «Хорошая книга».

«Так покупайте!»

«Ну, сейчас денег нет», – он не знал, как от меня отделаться. Но я был настойчив, и взял его адрес. Он дал адрес какого-то общежития в надежде, что мы туда никогда не приедем. Но когда я приехал во Владивосток, я увидел бегущего спортсмена, который оказался тем самым человеком с поезда! Во Владивостоке 500 тысяч людей, и первого, кого я увидел, выйдя из вагона – того самого человека! Он был в шоке. В поезде не мог от меня отделаться и тут снова я. Я его поймал, пошел с ним в его общежитие. Он так и не купил книгу, зато познакомил меня с людьми, которые заинтересовались этой литературой. Чудеса были на каждом шагу…

Однажды из Владивостока, когда там уже был ашрам, мне прислали письмо. Появилась у них там молодая матаджи, которая во время повторения мантры плачет и ходит, не касаясь пола (на 5-7 см). И у меня спрашивали: «Скажите, кто это спустился с небес? Пришла месяц назад и уже хочет инициацию».

Я не доверял всем этим чудесам и стал ее тестировать. Написал: «Передайте ей, чтобы получить инициацию, нужно полгода повторять пранаму Прабхупаде. Так мы распознали эту мошенницу. Она посчитала, что она уже великая святая и сочла оскорблением то, что мы не даем ей инициацию. Так мы разоблачили ее. Тот, кто гордится собой, тот проявляет себя как демон. Даже царь полубогов Индра иногда действует как демон…

Еще одно чудо было в Москве. К одному преданному пришли с обыском и искали пленки с переснятыми бхаджанами. Это расценивалось как зашифрованные тексты, и за это полагалась тюрьма. И эти пленки преданные выбросили в окно. Представители КГБ увидели открытое окно и догадались. Обыскали все внизу под окном, но ничего не нашли. На следующий день, зайдя в подъезд, преданный увидел мальчишку, который сидел и смотрел эту пленку. В общем, дети подобрали пленку и играли с ней.

Тот, кто попадал в тюрьмы, тоже проходили через чудеса. Люди верили в Харе Кришна мантру. Мантру тогда исследовал институт биологических полей, в результате чего был сделан вывод, что ее воздействие очень могущественно. Даже материалисты это понимали. У нас была вера в Харе Кришну мантру. Поэтому происходили чудеса. Это была вера, посланная в форме милости, но потом она проходит испытания. Кто-то сначала не выдерживает, но он может позже продолжить свое развитие. Такие были киртаны в первые годы (это мне рассказывали, я уже не застал), что люди теряли сознание. Преданных было мало, но они были очень сильными. А сейчас эта сила как бы распределяется на всех. И поскольку преданные чувствовали эту силу, иногда казалось, что она принадлежит каждому лично.

Из-за этого тоже возникали проблемы. Мы были тогда неопытными и не знали, как бороться с ложным эго. Многие преданные гордились и имели трудности. Но мы были героями гражданской войны. Новое поколение не поймет нас, этого коммунистического духа в нынешней молодежи уже нет.

9 8

– Двадцать лет в движении сознания Кришны – большой срок. Какие изменения произошли в вас?

– Двадцать лет – это мало для духовной жизни. Ничтожный срок. Но конечно, практика сознания Кришны открывает многие вещи. Одна из вещей – это то, что на самом деле мы очень далеки от Бога. Эта дистанция непреодолима. Это может внушить пессимизм, если бы не милость Кришны. На это мы и надеемся… Кришна не так легко доступен, как может показаться. Он вообще недостижим. Но если Он Сам захочет быть проявленным, Он откроется нам… Поэтому у нас остается только надежда на это чудо. Мы должны понять без иллюзии наше положение в материальном мире. Это не должно вызывать скорбь, наоборот, чем больше мы зависим от Бога, тем больше находимся под Его защитой…

– Когда вы впервые поехали в Индию?

– В Индии я оказался в 1991 году. Это был культурный шок. Запахи, вкусы – все перемешалось в голове. Друга флора, другая фауна, другое сознание людей, другая атмосфера, другая планета. Болезни, Ганга, сумасшедшие киртаны. В святой дхаме вы сразу забываете, кто вы, откуда приехали. Из России… А точно ли из России?

Когда я первый раз окунулся в Ганге, я подумал, что никогда не уезжал отсюда, это мой дом, и я не когда не покину его. Мне нужны были усилия, чтобы вспомнить, что я русский, приехал из России, что у меня есть родители, что у меня есть фамилия, имя, отчество и год рождения. Это было влияние Ганги…Мне казалось, что все это мне приснилось – все это мое рождение, моя жизнь, как будто сон…

Мы видели этот размах – ИСККОН в Индии. Большие храмы. Любые задачи ставятся и выполняются. Преданные со всего мира. Это поражало наше воображение. Я до сих пор удивляюсь размаху ИСККОН в Индии. И по всему миру тоже…

Записали Говинда Нандини даси, Мяконькина Елена

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No9, июль 2005