Rss

Якутск захлестнуло чистой волной сознания Кришны

Проповедь понемногу набирала ход. И в один из февральских дней 1995 года у меня взяла интервью известная и «матерая» журналистка. Интервью получилось очень теплым. Его успешно опубликовали, и она предложила мне стать главным героем в ее телепрограмме – прямой эфир на час, очень хорошее время в воскресенье. А если еще учесть, что была зима, жуткий мороз и люди сидели дома, то это была большая удача.
Итак, я отправился в условленное время в студию. Зашел в гримерку, мне принесли утюг, и я стал гладить курту.
Вдруг слышу за дверью гул, который приближается и оказывается на деле какой то достаточно скандальной перепалкой. Я стою к двери спиной – дверь с грохотом распахивается, и в гримерку врываются две решительно настроенные тетушки (это я краем глаза наблюдаю), за ними вбегает растерянная ведущая и еще кто-то – хотят их схватить.

Оборачиваюсь. В меня впиваются две пары горящих аки угли глаз – пауза, молчание, и одна женщина разочарованно выдыхает: «Нет. Не он». В очередной раз я почувствовал себя дваждырожденным.

«Харе Кришна! – говорю. – Что происходит»?

Оказалось, что тети – родственницы жертвы Ашутоши, которая от его «проповедей» в Якутске спятила и начала чудить со своим ребенком. Из-за этого было много шума. Этим женщинам кто-то сказал, что будет передача, они прошли через знакомых, думая, что снова приехал Ашутоша, и замыслили расправу.

Через пять минут начинался эфир, и я увидел сомнения в глазах журналистки (еще и начальство подошло – советуются, думают) и предложил открыто обсудить тему в студии. Они согласились. Это был удачный ход, как показало развитие событий. В результате получилось шикарное шоу: вопросы, ответы, я показывал книги, повторяя: «Не ищите дешевых самодеятельных «гуру» типа упомянутого персонажа, которые создают проблемы людям, вместо того чтобы их решать». Все так погрузились, что эфир затянулся на 20 минут дольше отведенного времени. Жаль только, что по техническим причинам телезрителям не удалось звонить в студию и задавать вопросы. Мне потом работники телевидения говорили, что люди звонили и хорошо отзывались о программе. По их оценкам, этот прямой эфир смотрели как минимум полмиллиона человек по всей Якутии. В то время в Якутии было всего четыре канала, а в районах республики – два канала.

После эфира меня дожидалась одна из врывавшихся женщин. Она извинилась, мы хорошо с ней поговорили и расстались почти друзьями. Спустя годы она приходила несколько раз к нам на программы. Это было хорошим уроком – непонимание и проблемы с людьми должны обсуждаться. Я сел в автобус и обнаружил, что пассажиры – женщины разного возраста – ведут бурный разговор о программе в целом и моей персоне в частности. Обсуждение крутилось вокруг фразы «молодой, красивый умный парень – че ударился в это?» Я подумал, что лучшей наградой за усилия будет когда-нибудь через много лет услышать о себе: «Старый уже, ноги еле таскает, а все этой кришнаитской дурью мается».

Особое место занимала борьба с так называемыми антикультистами. Все началось с того, что у нас появилась возможность регулярно печатать в газетах откровенно проповеднические материалы.

28 11

Моя жена работала в редакции одной из популярнейших республиканских газет. Дело было еще до дефолта – газеты были толстые, типа альманахов, и при этом доступные. С редактором были чудесные отношения, это был достаточно известный в Якутии человек, настоящий профессионал и суперпиарщик. Поскольку газета толстая – нужно много материалов. Материалы пишут авторы, авторы любят гонорары, это бьет по бюджету, а бюджет любит ходить не битый.

Это комплекс внешних причин (о настоящей причине всех причин все уже догадались) привел к предложению регулярно печатать материалы о сознании Кришны и сопутствующих темах. Что мы и стали совершенно бескорыстно практиковать. Естественно, мы не забывали и другие издания – благо все основные и даже не основные редакции находились в одном здании – Доме Печати. То есть под боком.

Личное обаяние делало свое дело, росла и крепла профессиональная солидарность – это была такая тусовка, где все друг друга знали и дружили между собой.

Город и республику захлестнуло этой чистой волной. Началось противодействие. Первым был некий приправославный персонаж, создавший патриотический молодежный клуб. Он начал деятельность с публикации статей в третьеразрядных городских газетах, в одной из которых он опрометчиво задел ИСККОН. Постепенно при поддержке местных иерархов РПЦ он стал буквально ломиться в главные газеты республики, но тут у него возникла проблема. Он договорился с правительственной газетой о публикации своего пасквиля. Однако то, что он счел своим успехом, было началом его конца.

До сих пор я его игнорировал, ибо отвечать на заметки в боевых листках, которые при тираже в тысячу экземпляров читают от силы 100 человек – это себя не уважать. Дальше события разворачивались стремительно. Я написал открытое письмо от имени читателей газеты с аргументированной просьбой оградить просвещенное население от сомнительных дельцов, сеющих раздор в нашем строящемся демократическом обществе. Вместе с друзьями из протестантской церкви «Слово жизни» мы собрали достаточное количество подписей, и документ был доставлен редактору. Текст его так вдохновил, что он сам готов был подписаться и очень сожалел о своей неразборчивости при публикации «патриота».
Письмо опубликовали. Вдогонку я написал статью о сущности людей, скрывающихся под масками борцов с сектами.

Эффект был мощный. Следует учитывать специфику остаточного советского менталитета – все написанное в Главной Газете не может быть неправильным. И это сработало. Этот человек побежал по редакциям, и везде его ждало одно разочарование. Параллельно он был жестоко бит в теледебатах Юрой Вдовенко – пастором «Слова Жизни». Я там тоже высказывался – в роли этакого эксперта.

Агонией стал вызов «этих кришнаитов» на дуэль на страницах одной из недружественных газет, но мы решили не принимать в дуэли участия. Просто сходили с Юрой к редактору, и при помощи наглядных пособий – Конституции, Закона о печати, решения суда по иску к одной иркутской газете – объяснили ему, что если еще такое повторится, его газета будет иметь большие проблемы. Только через 7 лет после этого издание осмелилось робко и с оговорками затронуть тему пресловутых «сект».

Через несколько месяцев незадачливый карьерист – «антикультист» уехал из Якутии. Это была большая, но не окончательная победа.
Вскоре был брошен новый вызов от нового деятеля…
(Продолжение следует)

http://nilacala.ru

«Садху-санга», газета Псковской общины ИСККОН, No28, март 2007